В таком многообещающем и амбициозном документе, как Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года, которая была принята 193-мя странами в 2015 году, ничего не говорится о доброте — о желании отдавать, не ожидая ничего взамен. Несмотря на это непростительное упущение, Повестка остается беспрецедентным документом, объединяющим все государства — члены ООН, а не только страны, которые обычно относят к разряду «развивающихся» или «наименее развитых», в стремлении добиться выполнения 17 целей в области устойчивого развития (ЦУР). В этой Повестке дня мировое сообщество признало, что стоящие перед нами проблемы касаются нас всех, и что нам предстоит объединить усилия для того, чтобы сделать мир лучше.

Принятие ЦУР во многом позволило нам осознать колоссальную взаимозависимость всех живых существ на нашей планете и тот факт, что действия одного человека или страны способны затронуть жизнь других людей, невзирая на расстояния в десятки тысяч километров. Наглядным примером такой взаимозависимости является изменение климата. Действия одной страны могут стать катализатором для таких экстремальных явлений, как засуха или наводнения, что негативно отразится на достижении ЦУР во всём мире.

Степень и глубина взаимозависимости между различными ЦУР и обитателями Земли в целом создает определенную моральную и поведенческую дилемму. Мы все согласны с тем, что ресурсы планеты, которая является нашим домом, не безграничны. Согласно исследованиям Глобальной сети экологического следа, при сохранении текущего уровня потребления нам сегодня необходимо иметь 1,7 планеты Земля, а к 2030 году — уже целых две. При таком ужасающем темпе расходования земных богатств главным условием выполнения ЦУР является перераспределение ресурсов среди людей как внутри стран, так и между ними.

Здесь я не могу не отметить важность такого понятия как доброта -- явления, которое в силу своей нейробиологической природы способствует росту счастья и благополучия как у получающей стороны, так и у дающей.

Если мы не пересмотрим наше убеждение, что сокращение неравенства возможно достичь наращиванием производства, то все наши усилия будут обречены на провал. Вместо этого нам необходимо учиться искусству делиться и признать, что одни лишь материальные блага не являются гарантией счастья. В настоящее время уже имеется достаточное число исследований, которые свидетельствуют о существовании так называемой точки счастья, после достижения которой предельный прирост уровня счастья становится все меньше с каждым дополнительным долларом. Эта концепция, которую не следует путать с социализмом или коммунизмом, скорее, отражает то, что Иммануил Кант называл «категорическим императивом» для каждого человека. Его главным условием является акт бескорыстной отдачи, однако и воздержание от недостойного поведения также может рассматриваться как проявление доброты и добродетели.

Конечно нельзя не согласиться, что материальные блага действительно очень важны с точки зрения многоплановой концепции благополучия, как отмечали экономисты Амартия Сен, Джозеф Стиглиц и многие другие. Поскольку благополучие носит многоплановый характер, и предпочтения разных людей относительно тех или иных его аспектов различаются, повседневное принятие решений сопряжено с неизбежными компромиссами.

Подобный процесс принятия решений несколько сложнее, чем можно было бы предположить исходя из рациональной модели действующей неолиберальной экономической системы. Напротив, люди принимают решения, руководствуясь совершенно иррациональными соображениями, о чем наглядно свидетельствуют работы Дэна Ариэли «Предсказуемая иррациональность: скрытые силы, определяющие наши решения» (2008) и Дэниела Канемана «Думай медленно… Решай быстро» (2011). Однако, несмотря на то, что мы считаем наши эмоциональные импульсы иррациональными, последние нейробиологические исследования дают основания полагать, что им отводится важная роль в процессе принятия решений. Если это действительно так, то это свойство, будь оно иррациональным или эмоциональным, может оказаться единственным спасением человечества. Однако добиться этого можно лишь при условии тренировки мозговых центров, отвечающих за эмоции.

Хорошая новость заключается в том, что люди по своей природе склонны к эмпатии. Однако внешняя среда, воздействию которой мы сегодня подвергаемся, способствует подавлению этого присущего нам от природы свойства. Стремительный темп жизни, отсутствие гарантии занятости, стресс, связанный с необходимостью преуспевать всегда и во всем, а в последнее время еще и все более частые экстремальные погодные явления, вызванные изменением климата, притупили нашу восприимчивость к страданиям других живых существ. Нам необходимо вернуть к жизни природную предрасположенность человека к доброте.

Программы по социальному и эмоциональному обучению (SEL), адресованные молодежи, могут помочь пробудить в молодых людях стремление творить добро. В последние несколько лет SEL превратилась в набор навыков (Durlak et al, 2011), с помощью которых люди осознают свои эмоции и управляют ими, выявляют правильные цели, демонстрируют эмпатию по отношению к другим, созидают и способствуют процветанию человечества. Одна из таких концепций, которая носит название EMC2 (Singh and Duraiappah, 2019), предусматривает углубленное обучение четырем важным навыкам, необходимым для развития доброты и формирования просоциального поведения, как то: эмпатия (E), осознанность (M), сострадание (C) и критическая переоценка (C).

Эмпатия является общей способностью распознавать эмоции других людей и резонировать с их эмоциональными состояниями, такими как счастье, возбуждение, печаль или страх. Эмпатия является естественной функцией человеческого мозга, за которую отвечает «сеть зеркальных нейронов» (Baird et al, 2011), и одним из основных элементов социальной структуры.

Осознанность представляет собой саморегулирование и формирование сознательного восприятия, которое появляется, когда человек начинает обращать внимание на то, что с ним происходит в текущий момент времени (Jon Kabat-Zinn, 2013). Задача осознанности — помочь нам понять: a) где находится центр внимания; b) как именно тело ощущает чувства и эмоции; с) каким образом чувства, верования, ценности и эмоции могут влиять на нашу способность сосредотачиваться и контролировать эмоции.

Сострадание, как и доброта, — это способность совершать добрые дела ради облегчения страданий других людей. Сострадание выражается в поступках, которые продиктованы потребностью и желанием улучшить жизнь другого человека, и является основополагающим элементом просоциального поведения.

Критическая переоценка — это неизменная способность ставить под сомнение и оценивать решения, поступки и изменения поведения через призму наблюдения, опыта, размышления, умозаключений и критических суждений.

Для закрепления каждого из навыков SEL требуются практика и получение опыта; преимущество этой учебной методики заключается в том, что она помогает делать людей добрее. Согласно результатам исследований, в тот момент, когда человек отдает, в его организме вырабатывается нейромедиатор серотонин, так называемый гормон радости, благодаря которому мы чувствуем себя более счастливыми (Luks, 1988). Регулярное совершение добрых поступков запускает восходящую спираль счастья, обращает вспять цикл депрессий и снижает уровень тормозного нейромедиатора под названием гамма-аминомасляная кислота (ГАМК) (Esch and Stefano. 2011).

Призыв к молодежи всего мира совершать как можно больше добрых дел и быть благодарными за эту возможность — является существенным противодействием потоку негативной информации и новостей, обрушивающихся на нас через средства массовой информации. 

Во многих отношениях совершение добрых поступков — это способ противостоять сегодняшней тенденции искать счастья в приобретении материальных благ, которых нам требуется всё больше и больше, и в сосредоточении на удовлетворении наших личных потребностей. Доброта, про которую забыли упомянуть в Повестке дня на период до 2030 года, может оказаться единственным средством, с помощью которого мы сумеем достигнуть заявленных целей!

 

 

 

 

Библиография

Члены делегации Совета Безопасности встретились с беженцами рохинджа в лагере беженцев Кутупалонг в городе Кокс-Базар, Бангладеш, 29 апреля 2018 года.

Baird, A. D., Scheffer, I. E., & Wilson, S. J. Mirror neuron system involvement in empathy: A critical look at the evidence. Social Neuroscience,6(4), 327-335, (2011). URL: https://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/17470919.2010.547085

Durlak, J. A., Weissberg, R. P., Dymnicki, A. B, Taylor, R. D., and Schellinger, K. B. (2011). The impact of enhancing students' social and emotional learning: a meta-analysis of school-based universal interventions. Child Dev. 82(1):405-32. URL: https://casel.org/wp-content/uploads/2016/06/meta-analysis-child-develop...

Esch, Tobias, and George B Stefano. “The neurobiological link between compassion and love.” Medical science monitor: international medical journal of experimental and clinical research vol. 17,3 (2011): RA65-75. doi:10.12659/msm.881441.

Kabat-Zinn, Jon. (2013). Full catastrophe living: using the wisdom of your body and mind to face stress, pain, and illness. New York: Bantam Books,

Luks, Allan, "Doing Good: Helper's High," Psychology Today 22, no. 10 (1988).

Singh, N., C., & Duraiappah, A.K., (2019) EMC2 — a whole brain framework for social and emotional learning. Position Paper UNESCO MGIEP.

 1 November 2019

 

«Хроника ООН» не является официальным документом. Мнения, выраженные отдельными авторами, а также указанные границы, названия и обозначения, используемые в картах или статьях, не подразумевают официальное одобрение или принятие Организацией Объединенных Наций.