18 декабря 2020

Когда год назад в средствах массовой информации появились первые сообщения о неизвестном опасном респираторном заболевании, нам — человечеству — потребовалось некоторое время, прежде чем мы осознали, насколько радикально оно может изменить нашу жизнь. В первые дни наше внимание было полностью приковано к обрушившейся на нас информации, а также дезинформации. Мы хотели знать, действительно ли этот вирус COVID-19, как мы стали его называть, является таким серьезным заболеванием? Будет ли он распространяться по всему миру? Как нам следует реагировать и к чему быть готовым?

Поскольку современный мир взаимосвязан как никогда прежде, новости о COVID-19 распространялись даже быстрее, чем сама болезнь, которая охватила Азию и Европу, а затем перекинулась и в Северную Америку. Мы смирились с тем, что нам приходилось сидеть дома, восхищались усилиями медицинских работников, и привыкли к ужасающему зрелищу, наблюдая как военные грузовики выстраиваются в очередь за гробами. Как это часто бывает, мигранты всего мира — его мобильная рабочая сила — оставались на втором плане.

На сегодняшний день в мире насчитывается более миллиарда мигрантов1, и более 270 миллионов из них пересекали международные границы2. Регион, за который отвечает офис Международной организации по миграции (МОМ) в Вене3, охватывает Юго-Восточную и Восточную Европу и Центральную Азию. В нем насчитывается более 32 миллионов международных мигрантов, которые пользуются как хорошо известными, так и новыми маршрутами миграции4. Они движутся по старому Шелковому пути от китайской границы через Центральную Азию в направлении России, через Каспийское и Черное моря и далее. Они выполняют работу в традиционных отраслях с использованием ручного труда, таких как сельское хозяйство и рыболовство, или делают карьеру в технологическом, финансовом и нефтехимическом секторах.

Они покидают прежде закрытые советские государства и их сателлиты или остаются внутри них, двигаются по новым миграционным коридорам, протянувшимся от Украины до Польши, от Молдовы до Румынии, от Грузии до Балкан, и часто берутся за работу, которую не хотят делать местные жители. Они выполняют опасную работу, грязную работу и, как мы все чаще видим в эпоху COVID-19, жизненно важную работу на передовой в качестве врачей, медсестер, сиделок, курьеров и продавцов.

Меры, принятые человечеством в ответ на разбушевавшуюся пандемию COVID-19 отразились на перемещении мигрантов сильнее, чем на всех остальных аспектах жизни планеты. Иными словами, в борьбе с распространением вируса с самого начала учитывался тот факт, что люди являются его основным переносчиком.

В Восточной Европе и Центральной Азии нам приходилось задавать множество вопросов и одновременно отвечать на них. Вирус был неуловимым оборотнем. Как только нам казалось, что мы что-то о нем знаем, правила менялись.

Необходимо было проанализировать очевидные аспекты, касающиеся здоровья, и решить, как защитить общины. Как люди будут добираться домой? Можно ли проверить их на наличие вируса и защитить от него в поездах, самолетах, автобусах и на морских судах? Что будет с ними по возвращении? Не создадут ли массовые перемещения людей чрезмерную нагрузку на и без того переполненные и обедневшие принимающие общины? Как эти общины будут справляться без миллиардов долларов, которые зарабатывали члены их семей за рубежом и переводили им?

Рената Хельд —Директор регионального отделения Международной организации по миграции (МОМ) для стран Юго-Восточной и Восточной Европы, и Центральной Азии, Вена, Австрия. © МОМ 2020

Считается, что денежные переводы за последнее десятилетие помогли вырваться из бедности сотням миллионов людей, обеспечили женщинам возможность играть более значимую роль в принятии решений по финансовым вопросам, способствовали улучшению ситуации со здоровьем и образованием некоторых беднейших и наиболее уязвимых слоев общества. В 2019 году в страны с низким и средним уровнем дохода в виде международных денежных переводов поступило более 550 млрд долл. США5. Неужели нам предстоит быть свидетелями утраты всех этих достижений?

А как насчет тех, кто не смог добраться до своего дома? Не станут ли они еще более маргинализованными? Не станут ли застрявшие мигранты более уязвимыми перед насилием, эксплуатацией, жестоким обращением, дискриминацией и ксенофобией? Не получится ли так, что они потеряют работу, не смогут отправлять своим семьям денежные переводы, лишатся крова над головой, окажутся лишенными поддержки и доступа к жизненно важным услугам, включая медицинское обслуживание? Не станут ли они в большей степени склонными к рискованному поведению и, следовательно, подверженными проблемам с физическим и психическим здоровьем?

Заданные вопросы — лишь вершина айсберга, если говорить о всех проблемах, с которыми в эти странные годы приходится сталкиваться МОМ, нашим государствам-членам, общинам, которые мы обслуживаем, и самим мигрантам. Нам всем пришлось привыкать к новому образу жизни и новым условиям работы — перед экраном компьютера или за пластиковым щитом, с неизменными масками на лице, которые станут символом эпохи, делающим узнаваемой любую фотографию 2020 года.

Наш регион сейчас столкнулся с такими проблемами, как наибольшее число беженцев и мигрантов в одной стране (Турция), а также конфликт на Украине и обострившийся в последнее время конфликт в Нагорном Карабахе. Мы являемся свидетелями продолжающегося перемещения людей в направлении Европейского союза по маршрутам, которые начинаются в самом сердце Азии. Правительствам самых разных стран приходится управлять людьми с разнородной смесью вероисповеданий, родословных и культур, некоторые из которых ведут свое происхождение от древних империй; их поведение и союзы, а также выбор путей миграции зачастую обусловлены этими древними связями.

Еще до пандемии миграция в данном регионе носила разнообразный, масштабный и основательный характер. Изменение климата, в значительной степени вызванное деятельностью человека, создало новые движущие силы и мотивы для миграции. Сейчас, когда мы приступаем к не поддающемуся прогнозам восстановлению после шока, вызванного COVID-19, необходимо с большим вниманием и заботой отнестись к землям, озерам, лесам и полям этого огромного участка планеты, охватывающего одиннадцать часовых поясов.

Сотрудники МОМ в Азербайджане помогают группе мигрантов из Шри-Ланки вернуться домой. Большинство из них — студенты или предприниматели, которые не смогли продолжать учебу или заниматься торговлей из-за ограничений, связанных с COVID-19. © МОМ 2020

Прежде всего мы будем подчеркивать, что ни о никаком восстановлении не может идти и речи, если оно не будет носить комплексный и всеобъемлющий характер. Это означает, что мигрантам должно быть отведено центральное место в планах вакцинации и медицинского обслуживания. Нам крайне необходим живой динамизм миграции, который позволит возрождать разрушенную экономику наших стран и добиваться процветания на пути к справедливому и устойчивому миру.

В Международный день мигранта (18 декабря) невозможно привести лучшее заключение, чем вдохновляющие слова Генерального секретаря Организации Объединенных Наций Антониу Гутерриша:

«Мы стали свидетелями возникновения антимигрантской риторики, разжигающей ксенофобию и поощряющей стигматизацию по отношению к тем самым людям, чей вклад столь ценен. Сейчас мы видим возможность переосмыслить мобильность людей, построить более инклюзивные и жизнестойкие общества, в которых упорядоченная миграция позволяет использовать опыт и напористость мигрантов для оживления экономики в стране и за рубежом»6

Примечания

1 World Health Organization, "Refugee and migrant health". Доступно по адресу: https://www.who.int/health-topics/refugee-and-migrant-health#tab=tab_1.
2 Международная организация по миграции, «Доклад о миграции в мире 2020» (Женева, 2020 год), стр. 2, 23, 27. С публикацией можно ознакомиться по ссылке: https://publications.iom.int/system/files/pdf/final–wmr_2020–ru.pdf.
3 Офис обслуживает страны Юго-Восточной Европы, Восточной Европы и Центральной Азии. Дополнительную информацию см. на веб-сайте Регионального офиса по адресу: https://rovienna.iom.int/.
Международная организация по миграции, «Основные данные о миграции 2018. ЮВЕВЕЦА 2018: факты и цифры» (Вена, Региональный офис МОМ в Вене, 2018 год), C. 2. Доступно по адресу: https://rovienna.iom.int/sites/rovienna/files/field/publications/RO%20SEEECA%20Factsheet%20%282018%29%20%28Russian%29.pdf.
5 Dilip Ratha and others, "Data release: Remittance to low- and middle- income countries on track to reach $551 billion in 2019 and $597 billion by 2021", World Bank Blogs, October 16, 2019. Доступно по адресу: https://blogs.worldbank.org/peoplemove/data-release-remittances-low-and-middle-income-countries-track-reach-551-billion-2019.
Антониу Гутерриш, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, Послание по случаю Международного дня мигранта, 18 декабря 2020 года.

 

«Хроника ООН» не является официальным документом. Для нас большая честь публиковать статьи высокопоставленных лиц Организации Объединённых Наций, а также видных государственных и общественных деятелей со всего мира. Выраженные в статьях взгляды и мнения принадлежат авторам и могут не совпадать с официальной позицией Организации Объединённых Наций. Подобным образом указанные в статьях, картах и приложениях границы, географические названия и обозначения могут отличаться от официально признанных Организацией.