8 июня 2020 года

Морская и прибрежная среда Кении

 

Береговая линия Кении простирается на 600 км — от границы с Сомали на севере до границы с Танзанией на юге. Глобальная пандемия COVID-19 привела к таким изменениям прибрежного и морского ландшафта Кении, которые невозможно было представить еще несколько месяцев назад. Для людей, живущих на береговой линии, характерен ряд видов экономической деятельности, которые поддерживают местные общины и население Кении в целом. На береговой линии расположена уникальная сеть взаимозависимых морских экосистем, включая мангровые заросли, луга морских трав и коралловые рифы, которые являются важнейшими местами обитания флоры и фауны. Здесь выводят потомство, кормятся и размножаются различные виды, часть которых — эндемичны и находятся под угрозой исчезновения. Эти экосистемы взаимосвязаны и играют важнейшую роль в сохранении круговорота воды, накоплении углерода, фильтрации загрязнений, смягчении последствий изменения климата и защите береговой линии и прибрежных районов.

Широко известно, что экономическая ценность охраны прибрежных районов, обеспечиваемой коралловыми рифами и мангровыми зарослями в западной части Индийского океана, оценивается в 1,2 млрд долл. США ежегодно1. Здоровые и функционирующие прибрежные и морские экосистемы лежат в основе производства устойчивых товаров и услуг, необходимых для обеспечения благополучия общества. Эти экосистемы поддерживают продовольственную безопасность и помогают обеспечивать средства к существованию, здоровье человека и другие социально-экономические аспекты, включая открывающиеся в будущем возможности — например, в области лекарственных препаратов и биоразработок. Международное сообщество сплотилось вокруг Повестки дня Организации Объединенных Наций в области устойчивого развития на период до 2030 года, в которой определяется «будущее, которого мы хотим», описанное через цели в области устойчивого развития (ЦУР). Без сомнения, эти 17 целей определяют ключевые социальные, экономические и экологические чаяния всех стран в области достижения устойчивого развития.

Океаны и водные объекты впервые были включены в ЦУР 14, посвященную сохранению морских экосистем. Для таких стран, как Кения, принятие этой ЦУР стало знаком долгожданного внимания и призывом к миру сохранять и рационально использовать океаны, моря и морские ресурсы в интересах устойчивого развития, что также указывает на тему устойчивости, присутствующую в нашем зарождающемся диалоге о «голубой» экономике. В ЦУР 14, Плане развития Кении («Концепции развития на период до 2030 года») и планах развития округов (ПРО) Кении отмечается роль океанов в сохранении природных ресурсов в интересах экономического развития.

«Большая четверка» пунктов повестки дня, включенных правительством Кении в «Концепцию развития на период до 2030 года», касается продовольственной и алиментарной безопасности, доступного жилья, производства и недорогостоящего всеобщего здравоохранения. В контексте достижения цели по обеспечению продовольственной и алиментарной безопасности рыболовству отводится приоритетное место среди секторов, обладающих высоким потенциалом для стимулирования национального экономического роста. Инициатива «Голубая экономика» (ИГЭ) определила значение возобновляемых ресурсов водной среды и их потенциальный вклад в социально-экономическое благосостояние, продовольственную безопасность и промышленное развитие Кении. Сектор «голубой» экономики включает в себя рыболовство, морские грузовые и пассажирские перевозки, туризм, судоходство и морской транспорт, нефтегазовую и горнодобывающую промышленность, водные виды спорта, культуру, киноиндустрию и, конечно же, сельское хозяйство прибрежных зон, включая марикультуру.

Рыболовство, морские грузовые и пассажирские перевозки и туризм значительно пострадали от пандемии COVID-19 в связи с ограничениями на передвижение, включающими в себя комендантский час, локдаун и политику самоизоляции. Помимо сокращения масштабов передвижения людей, эти ограничения нарушили цепочку спроса и предложения морепродуктов и вызвали разрыв других экономических цепочек. В секторе рыболовства сократилось число выходящих в море рыбаков; также серьезно пострадал сектор туризма.

Рыбный промысел и средства к существованию

Площадь морского рыбопромыслового района в территориальных водах и исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Кении составляет около 230 тыс. км2. Рыбопромысловый потенциал включает в себя около 3 тыс. мелких рыболовецких судов и около 14 тыс. рыбаков, которые играют решающую роль в обеспечении продовольственной и алиментарной безопасности, средств к существованию и экономического развития прибрежных общин. За счет кустарного рыболовства и туризма эта отрасль прямо или косвенно поддерживает более 70 процентов домохозяйств. Экономическое значение рыболовства и туризма подтверждается значительной численностью поддерживаемого ими населения. Рыбный промысел (вылов и аквакультура) прямо или косвенно обеспечивает существование 1,2 млн кенийцев, а годовой объем производства в этой отрасли составляет 24 709 метрических тонн морепродуктов на сумму 4,6 млрд кенийских шиллингов2, несмотря на проблему чрезмерного вылова и снижения уловов, которая требует принятия мер, способных привести к возобновлению истощенных ресурсов и деградированных местообитаний. Продолжающаяся пандемия COVID-19 нанесла тяжелый удар прибрежным общинам, зависящим от рыболовства. Рыбаки не могут работать, как раньше; рыболовецкие суда всё чаще стоят на якоре, что нарушает поставки рыбы на рынок. Кроме того, владельцы рыбацких судов не желают заправлять их, чтобы ловить рыбу, которая не будет куплена сразу, так как морепродукты быстро портятся, гостиницы и кафе закрыты, а инфраструктура холодильной сети не слишком развита. В связи с этим на различных площадках для выгрузки рыбы, расположенных вдоль всей береговой линии, катастрофически упал объем вылова, что привело к тяжелым последствиям для мелких рыбаков и торговцев рыбой — в основном женщин, которых в Кении называют «мама каранга».

Донная ловушка (так называемая дема), используемая при ловле рыбы на мелководных рифах у побережья Момбасы, Кения. © Nina Wambiji

В результате нарушения судоходной логистики пострадал бизнес, связанный с экспортом морепродуктов и аквариумных рыб, что привело к сокращению рабочих и других сотрудников, занятых в этих цепочках. Аналогичным образом резко сократилось движение грузовых судов, в результате чего моряки, работавшие на круизных лайнерах, либо находятся в портах вдали от Кении, либо остаются дома. В сфере океанологии отмечается серьезное воздействие пандемии на исследования, работу и сбор данных на местном, национальном и глобальном уровне, поскольку в условиях локдаунов и комендантского часа ученые не имеют возможности регистрировать информацию, необходимую для оценки состояния морских и связанных с ними экосистем.

Туризм и рыболовство

В прибрежной зоне Кении действует процветающий сектор туризма, который также существенно пострадал от пандемии. Согласно последним данным статистики, в 2019 году Кению посетили 2 048 834 иностранных туриста по сравнению с 2 025 206 в 2018 году3. Несмотря на то, что в 2020 году ожидался рост показателей, сегодня этот сектор полностью прекратил работу, что привело к серьезным перебоям в снабжении гостиниц морепродуктами, особенно такими популярными промысловыми видами, как омар, креветка и рифовый окунь. Это наблюдение ясно демонстрирует тесную связь между туризмом и рыболовством в период пандемии COVID-19. Таким образом, в настоящее время совершенно очевидно, что в Кении бóльшая часть экономики рыболовства прочно связана с процветанием туристического сектора. Кроме того, во многих случаях рыбаки также предоставляют услуги в сфере экотуризма: они предлагают туристам рыбалку, плавание с аквалангом или дегустацию блюд местной кухни в близлежащих деревнях. Эта коммерческая деятельность также серьезно пострадала от пандемии.

Межсекторальное применение научных знаний

Наука об океане — океанология — столь же обширна, как и сам океан. Пандемия COVID-19 наглядно показала необходимость совместной межсекторальной работы океанологов и других секторов «голубой» экономики, помимо рыболовства, включая туризм, добычу других природных ресурсов, в том числе нефтяную, газовую и горнодобывающую промышленность, марикультуру, спорт, культуру, судоходство и морское дело. Цель такой работы должна заключаться в увеличении объема научных знаний, расширении научных исследований, передаче / совместном использовании морских технологий и согласованию всех видов деятельности в рамках «голубой» экономики. Необходимо также инвестировать средства в распространение соответствующих научных данных и привлечение внимания к ним, что позволит включить в наши национальные диалоги тему выгоды от инвестирования в подобные совместные усилия.

Траловый лов креветок в заливе Малинди-Унгвана, Кения. Донная ловушка (так называемая дема), используемая при ловле рыбы на мелководных рифах у побережья Момбасы, Кения. © Johnstone Omukoto

Важно признать, что в области межсекторальных партнерств и совместных усилий наблюдается отставание, которое серьезно ограничивает создание, сохранение и распространение данных, инноваций и морских технологий. Эта ситуация требует дальнейшего внимания на местном, национальном и глобальном уровне, в частности в ходе давно ожидаемой Конференции Организации Объединенных Наций по океану 2020 года, которая была отложена в связи с пандемией COVID-19. Все мы уверены, что участники этого глобального совещания, организаторами которого выступят Кения и Португалия, не только примут, но и поддержат устремления, касающиеся развития глобальной экономики океана, в рамках Десятилетия Организации Объединенных Наций, посвященного науке об океане в интересах устойчивого развития (2021–2030 годы).

Выводы и рекомендации

Пандемия COVID-19 является новой действующей силой, влияющей на устойчивое развитие и эксплуатацию океанских ресурсов в числе других факторов риска; она стоит в одном ряду с глобальным изменением климата, но серьезнее его по значению. Введение комендантского часа в связи с пандемией, частичные локдауны, приостановка международного авиасообщения и морских перевозок, ограничение передвижения людей серьезно нарушили не только цепочку спроса и предложения в рыболовецкой отрасли, но и работу туристического сектора. Подобная ситуация привела к тому, что домохозяйства, чья жизнь связана с рыболовством, туризмом и смежными направлениями экономической деятельности, остались практически без средств к существованию.

Накапливаемые океанологией знания имеют большое значение для понимания природоохранных мероприятий, направленных на сохранение окружающей среды, которая обеспечивает экономику рыболовства и туризма. Мы считаем, что наука, играющая важную роль в расширении знаний о морских экосистемах, может принести множество положительных результатов и обеспечить будущие инновации в следующих областях.

 

1. Поиск новых способов дистанционного проведения морских исследований с применением мобильных приложений для сбора данных, которые впоследствии будут анализироваться океанологами, предоставляя информацию о состоянии рыбного промысла и окружающей среды, а также использоваться для борьбы с незаконным, несообщаемым и нерегулируемым рыбным промыслом и для повышения безопасности в национальном морском пространстве.

2. Разработка инновационных решений по восстановлению мест обитания, что позволит предлагать услуги в сфере приключенческого туризма как местным, так и иностранным туристам.

3. Помощь общинам в развитии природоохранного экологического туризма и других видов деятельности, которые смогут стать экологически устойчивыми направлениями для туризма и смежных видов «голубой» экономики.

4. Применение Морского пространственного планирования (МПП), при котором 30 процентов национального морского пространства будет зарезервировано под охранные зоны, что позволит обеспечить устойчивое сохранение и защиту морской среды, а также освоение океана в соответствии с согласованным и утвержденным Национальным генеральным планом по морским вопросам.

5. Укрепление базы учебной системы «Академия „Океан-инструктор”» или Национального института океанических исследований и технологий в целях содействия воспитанию мирового населения, которое будет в полной мере осознавать и понимать свою исконную и неразрывную связь с океаном.

 

Примечания

1. David Obura and others, Reviving the Western Indian Ocean Economy: Actions for a Sustainable Future (Gland, Switzerland, WWF International, 2017), p. 19. URL: https://sustainabledevelopment.un.org/content/documents/13692WWF2.pdf.

2. Edward Kimani, Christopher Aura and Gladys Okemwa, eds., The Status of Kenya Fisheries: Towards the Sustainable Exploitation of Fisheries Resources for Food Security and Economic Development (Mombasa, Kenya, Kenya Marine and Fisheries Research Institute, 2018), p. vii. URL: https://www.kmfri.co.ke/images/pdf/Status_of_Fisheries_Report_New_31-10-2019.pdf.

3. Patrick Alushula, “Kenya's tourism earnings grow to $1.6b as 2019 arrivals stay above 2m”, The East African, 10 January 2020. URL: https://www.theeastafrican.co.ke/business/Kenya-tourism-earnings-grow-in-2019/2560-5413508-timn7fz/index.html.

 

«Хроника ООН» не является официальным документом. Для нас большая честь публиковать статьи высокопоставленных лиц Организации Объединённых Наций, а также видных государственных и общественных деятелей со всего мира. Выраженные в статьях взгляды и мнения принадлежат авторам и могут не совпадать с официальной позицией Организации Объединённых Наций. Подобным образом указанные в статьях, картах и приложениях границы, географические названия и обозначения могут отличаться от официально признанных Организацией.