«Убийство Ллойда Хоббса, юноши из хорошей семьи, который зарекомендовал себя самым лучшим образом как в школе, так и среди соседей, производит такое впечатление, что для полицейских жизнь негра не стоит и гроша».

«Массовое насилие в Америке, Полный отчёт Комиссии, назначенной мэром Ла Гуардией по расследованию беспорядков в Гарлеме 19 марта 1935 года», Нью-Йорк, Арно Пресс и          Нью-Йорк Таймс, 1969.

 

Убийство Джоржа Флойда полицейскими города Миннеаполиса, штат Миннесота, произошедшее 25 мая 2020 года, было немыслимо по своей жестокости и вызвало взрыв возмущения по всему миру. Вот уже несколько недель район южной части Манхэттена, в котором сосредоточены правительственные учреждения, охвачен волной накаляющихся страстей. В свете последних событий становится ясно, что накопившиеся в течение длительного времени и глубоко укоренившиеся чувство несправедливости и ощущение отверженности и незащищённости выплеснулись наружу, и что общество впредь решительно настроено противостоять чрезмерному применению силы, отягощённому предрассудками и ненавистью.

Пробираясь через полицейские заграждения, которые росли как грибы, я пробегала мимо заколоченных фанерой витрин, стараясь успеть попасть домой до наступления комендантского часа. Напряжение на улицах поражённого пандемией и массовыми волнениями мегаполиса росло, вызывая у жителей непреодолимую тревогу, потерянность и гнев. Прежде ответы на волнующие меня вопросы о социальной несправедливости и расовой дискриминации я находила по большей мере в научных трудах, возвращаясь к этой теме либо с подиума университетских аудиторий, либо в читальных залах библиотек мира. Теперь же вместо абстрактных определений, я имела дело с реальными человеческими эмоциями, вылившимися в бурные уличные протесты. И всё же я решила вновь обратиться к исследованиям, которые когда-то штудировала со студентами, надеясь, что они помогут мне лучше адаптироваться к мрачной действительности и неопределённости, присущими царившему в городе хаосу.

Одна из книг из списка для чтения в старом учебном плане, которая привлекла моё внимание ввиду сложившейся ситуации, была «Американская дилемма: негритянская проблема и современная демократия» (1944) – монументальный труд, который и по сей день остаётся наиболее исчерпывающим междисциплинарным исследованием расовых отношений в Соединённых Штатах.  Опубликованная за год до подписания Устава Организации Объединённых Наций в Сан-Франциско, книга поразительно созвучна с призывами сегодняшнего дня приложить все усилия для борьбы с неравенством, которое, по словам Генерального Секретаря ООН Антониу Гутерриша, достигло в последние десятилетия «критических масштабов во всём мире и представляет растущую угрозу для нашего будущего».

В то время как автором исследования, проводившегося на средства, предоставленные Корпорацией Карнеги в Нью-Йорке, заслуженно считается лауреат Нобелевской премии, шведский экономист и социолог Гуннар Мюрдаль, который руководил проектом и полностью отвечал за подготовку заключительного отчёта, в действительности книга являлась результатом совместной работы целого ряда признанных и начинающих учёных, специализировавшихся в самых разных областях. Одним из них был доктор Ральф Джонсон Банч, известный скорее как первый афроамериканец, удостоенный Нобелевской премии мира, блестящий дипломат, преданный своему делу международный гражданский служащий, и ревностный правозащитник. Гораздо в меньшей степени однако широкая общественность за пределами академических кругов знакома с его заслугами как политолога и социолога, одним из первых распознавших вероломную природу социально сконструированной установки расы задолго до принятия Всемирной декларации прав человека, в создании которой он принимал участие. Опережая своё время, Банч предупреждал об опасности распространения фашистской идеологии в Европе, решительно осудив расовую дискриминацию в преддверии Второй мировой войны. Отмечая 75 лет после выхода в свет «Американской дилеммы» и последовавшего через год после её публикации основания Организации Объединённых Наций, необходимо вернуться к ранним попыткам Банча вынести понятие расы на всеобщее обсуждение, и таким образом развеять, выражаясь словами Генерального секретаря Гутерриша, «иллюзию того, что мы живём в пострасистском мире».

Сегодня, когда в мировой экономике наблюдается стремительный спад, и мы стоим перед лицом глубокого кризиса, выводы Банча о рациональности инвестирования в социальную защиту населения приходятся как нельзя кстати, особенно в связи с усилиями, направленными на процесс восстановления, который должен предусматривать интересы всех слоёв населения и опираться на принципы устойчивого развития, чтобы мы могли отстроить планету ещё лучше.

Статья также приурочена к 117-й годовщине со дня рождения Ральфа Банча, и является возможностью отдать дань дальновидному общественному и государственному деятелю, всю свою жизнь руководствовавшемуся принципами интернационализма и гуманизма. Память о нём живёт прежде всего «в неустанной работе по защите человеческого достоинства и в продолжительной непримиримой борьбе против расовой дискриминации и фанатизма».1

В 1934 году, в возрасте тридцати одного года, Банч защитил докторскую диссертацию, в которой рассматривал проблемы французского колониального правления. Молодой учёный провёл некоторое время в Париже, изучая архивные документы Лиги Наций, а также в Западной Африке, где он собирал фактический материал. Некоторые из выводов, к которым он пришёл, работая над диссертацией, послужат впоследствии отправной точкой в исследованиях, являющихся частью проекта Карнеги, порученному Мюрдалю. Они также помогут Банчу определиться с подходом к посреднической роли в миротворческой деятельности и с выбором направления в руководстве процессом деколонизации. Опыт изучения колониальной Африки поможет ещё глубже утвердится в приверженности движению за гражданские права, которую он сохранял с юных лет. В 1936 году Банч опубликовал брошюру под названием Понятие расы, в которой отверг какие-либо научные обоснования самой концепции, отмечая, что её значение можно интерпретировать самым разным образом для поддержания и оправдания царящих в обществе предрассудков. Банч утверждал, что расовые категории по сути дела использовались “для отвода глаз” от провалов в политике, и как “камуфляж, которым прикрывается жесточайшая экономическая эксплуатация».2 Расовая вражда, по мнению Банча, «несёт в себе угрозу прогрессу и мирному будущему». Расовое угнетение, часто под штыками колонизаторов, предполагало приобщение «отсталых» народов к «благам цивилизации», во имя которой их «принуждали работать и делиться имеющимися у них ресурсами с остальным миром». При этом они не имели права даже на самую ничтожную толику созданного ими изобилия».3 Банч предупреждает, что продолжающаяся политика колониального гнёта и сопротивление ей неизбежно способствуют возникновению расовых стереотипов, жертвами которых становятся все вовлечённые стороны.4 В каком бы плачевном положении не находились представители доминирующих групп, они тешат себя иллюзиями своего «социального превосходства», полагая, что им причитаются политические и экономические привилегии.5

Таковы были взгляды Банча на понятие расы и расовых отношений к тому моменту, когда он присоединился к группе исследователей во главе с Гуннаром Мюрдалем. Вклад Банча в работу над проектом трудно переоценить. Он «интуитивно улавливал всю сложность противоречий, качающихся расовой политики в Соединённых Штатах»,6 где сегрегация поддерживалась законом, и где он провёл детство и юность, неизбежно сталкиваясь с расовыми предрассудками.

К весне 1939 года, когда Мюрдаль объявил набор сотрудников для участия в исследовании, Ральф Банч только что закончил последокторскую программу по антропологии в Лондонской школе экономики и в Кейптаунском университете в Южной Африке. По возвращении в Соединённые Штаты он получил место профессора в Говардском университете, где преподавал курсы по политическому устройству Соединённых Штатов, а также по конституционному праву. Банч с энтузиазмом принял приглашение участвовать в многообещающем, как ему казалось, проекте.7 Его перу принадлежат четыре научных монографии, которые должны были служить материалом для окончательной версии публикации. Самая основательная из них «Политический статус негров», была написана под влиянием его собственного опыта как афроамериканца, а также исходя из его научных интересов, в том числе относительно различных организаций, деятельность которых была направлена на улучшение положения этнических меньшинств, а также исследований по истории избирательного права и политических процессов на юге Соединённых Штатов. Однако, наиболее цитируемой монографией является работа под названием «Концепции и идеологии вокруг проблемы афроамериканцев», которую он закончил в марте 1940 года. Мюрдаль изучал её с особым вниманием, и вполне вероятно, что именно благодаря ей книга шведского социолога получила своё название.8 Придерживаясь высказанных ранее убеждений об опасности расы как социально сконструированного механизма, способного пробуждать самые противоречивые эмоции и оправдывать спровоцированные ими действия, Банч подходит к вопросу, рассматривая его через призму времени и пространства, прослеживая эволюцию мифа, который постепенно затмевал рациональные логические заключения, и при этом бережно охранялся от любых попыток «подвергнуть его сомнению или проверке». «Вряд ли можно найти другие столь наполненные эмоциями проблемы», писал Банч, «которые представляли бы собой такую неразрешимую дилемму, оставаясь при этом без должного внимания, несмотря на их неослабевающую остроту».9

В отличие от Мюрдаля, верившего, что «американское кредо», то есть совокупность убеждений и ценностей, которые, как он полагал, разделяют все без исключения американцы, возьмёт верх над «коллективными предрассудками против каких бы то ни было людей или групп»,10 Банч был более осторожен в подобного рода прогнозах, напоминая, что расхождению между американскими идеалами и проявлением расизма против чернокожего населения как правило находилось обоснование с тех пор как рабство укоренилось в качестве фундаментального института и появилась необходимость «сгладить» несоответствия между практикой содержания людей в неволе и «идеологией демократии».11 Вместо того чтобы предположить, как это делал Мюрдаль, что моральные призывы в конечном счёте возымеют действие на охваченных чувством вины в целом вполне благонамеренных американцев, что позволило бы изменить существующее положение дел не нарушая устоявшийся социальный порядок, Банч ратовал за структурные перемены, призывая к необходимости решительного «крестового похода» и «непримиримой борьбы», которая поможет «восстановить демократию на [...] конституционном фундаменте». Таким образом, дилемму чернокожего населения можно разрешить «только за счёт предоставления им полноценных возможностей для развития и полноправного участия в политической и экономической жизни нации».12

Материал, который Банч предоставил для будущей книги Мюрдаля содержал подробный анализ исторической роли Нового курса – серии правительственных структурных реформ и программ помощи, предпринятых американским президентом Франклином Д. Рузвельтом для восстановления страны после Великой депрессии. Поначалу Банч сомневался, что подобный «более прогрессивный подход к [экономическому и социальному] планированию» приведёт к изменению мышления, «поможет пересмотреть укоренившиеся суждения, повернуть вспять устоявшиеся традиции и усомниться в приверженностях тем или иным давним устоям»,13 способствуя разрушению расовых стереотипов. Однако, работая над проектом Мюрдаля, он пришёл к выводу, что целый ряд экономических и социальных преобразований, предпринятых правительством Соединённых Штатов, могут повлиять самым положительным образом на положение афроамериканцев. Среди них особую надежду, по мнению Банча, внушали законопроекты, подразумевающие предоставление жилья нуждающимся, введение обязательного социального обеспечения, установление минимальной заработной платы и ограничение рабочих часов. В совокупности с «Национальным законом о трудовых отношениях, они способствовали улучшению положения афроамериканцев даже в большей степени, чем «все мыслимые и немыслимые попытки добиться для [них] равных прав».14 Банч особенно отмечал насколько было важно участие консультантов афроамериканцев в разработке Нового курса, так как именно они следили за тем, чтобы часть значительных средств, выделенных правительством на помощь нуждающимся, были использованы на нужды афро-американского населения, и чтобы им были доступны предусмотренные реформами услуги. Безусловно, Банч осознавал тот факт, что предпринимаемые меры были недостаточны для облегчения тяжёлого положения армии безработных, но для этнического меньшинства они послужили первым шагом на пути к «завоеванию экономической и политической свобод».15 Сегодня, когда в мировой экономике наблюдается стремительный спад, и мы стоим перед лицом глубокого кризиса, выводы Банча о рациональности инвестирования в социальную защиту населения приходятся как нельзя кстати, особенно в связи с усилиями, направленными на процесс восстановления, который должен предусматривать интересы всех слоёв населения и опираться на принципы устойчивого развития, чтобы мы могли отстроить планету ещё лучше. Экономической безопасности сотен миллионов людей по всему миру до сих пор препятствуют такие социальные изъяны, как «политическая недееспособность», «недоступность образования», «районы трущоб» и «неадекватное […] медицинское обслуживание».16 Рекомендации Ральфа Банча, сделанные столетие назад, в очередной раз подчёркивают неослабевающую актуальность проведённого им исследования.

Широкий охват рассматриваемых вопросов, объём и структура «Американской дилеммы», состоящей из сорока пяти глав, представляющих отдельные научные исследования, а также из десяти приложений и множества таблиц, свидетельствуют о том, насколько глубоко расовые противоречия проникли во все аспекты жизни американского общества. Как во время написания книги, так и сегодня осознание проблемы расовой несправедливости, в какой бы то ни было форме, а также борьба с ней возможны лишь при условии искренней готовности признать породившее её противоречивое прошлое, подвергнув при этом самому тщательному анализу все задействованные в её возникновении и существовании политические, экономические и социальные силы. В отличие от исследований, предшествующих проекту Мюрдаля, авторы которых избегали каких бы то ни было рекомендаций в отношении государственной политики, «Американская дилемма» служила как исчерпывающим всесторонним источником информации, так и «руководством для должностных лиц».17 Наиболее значительную роль книга сыграла, когда была процитирована в историческом решении Верховного суда по делу Браун против Совета по образованию (1954), положившему конец расовой сегрегации как противоречащей конституции. Положения из книги были использованы в качестве доводов против доктрины «разделённых, но равных» возможностей, и подтверждали, что подобная практика неизбежно приводит к развитию чувства неполноценности.     

В какой бы форме они ни существовали, дискриминационная политика и практика всё ещё превалируют, и последствия продолжающегося кризиса сказываются в гораздо большей степени на женщинах, представителях этнических групп и меньшинств, и на других наиболее уязвимых слоях населения.

Семьдесят пять лет спустя после того как Банч предал разоблачению использование понятия расы как оправдания империалистическому произволу, безнаказанная эксплуатация природных ресурсов, будь то дорогостоящие материалы, такие как древесина, алмазы, золото, полезные ископаемые и нефть, либо необходимые для жизни плодородные земли и вода, которых катастрофически не хватает, продолжает разжигать жесточайшие конфликты.18

Потребовались десятилетия и вовлечение целого ряда социологов, экономистов, юристов, социальных психологов, этнографов, историков, генетиков и других специалистов, включая учёных, участвующих в работе над «Американской дилеммой», упорно пытающихся определиться с заявлениями, касающимися расового вопроса, прежде чем Генеральная конференция ЮНЕСКО приняла «Декларацию о расе и расовых предрассудках» в 1978 году, подтверждая отсутствие какого-либо научного обоснования теориям расового или этнического превосходства. Однако, как отмечено в четвёртом заявлении ЮНЕСКО по расовому вопросу и расовым предрассудкам, вышедшем в 1967-м, и как показала пандемия коронавируса COVID-19 c ещё большей остротой в этом году, расовая дискриминация «продолжает нас преследовать, препятствуя развитию тех, кто оказался её жертвой и развращая тех, кто её практикует. Она вносит внутренний раздор в странах и обостряет международные конфликты, угрожая миру на всей планете».19

Ральф Дж. Банч (слева) в Сент-Луисе, сентябрь 1939 года, во время работы с Гуннаром Мюрдалем над «Американской дилеммой». Фотография из коллекции материалов о Ральфе Банче Брайана Уркхарта (коллекция 364). Специальные коллекции Научной библиотеки Чарльза

Организация Объединённых Наций продолжает прилагать усилия по искоренению расовой дискриминации, посредством заключения международных договоров. Наиболее знаменательным достижением стала Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, которая вступила в силу в 1969 году. В противовес стереотипному мышлению, доминирующему в понимании и интерпретации понятия расы, ООН исходит в первую очередь из необходимости соблюдать права человека. Придерживаясь этого принципа, Организация развернула кампанию против режима апартеида, в результате которой государство-член было временно отстранено от участия в работе Генеральной Ассамблеи. Менее чем через десять лет после восстановления Южной Африки в качестве полноправного члена ООН в 1994 году, последовавшего за её переходом к демократическому правлению, она стала организатором Всемирной конференции по борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, которая прошла в 2001 году.

И всё же расизм всё ещё присутствует в нашей жизни. В 1967 году Банч опубликовал эссе, озаглавленное «Волнения в гетто», в котором он дал волю растущему скептицизму касательно межрасовых отношений, сравнивая расизм с «опасным вирусом»,20 который может распространяться по обе стороны черты, разделяющей людей разного цвета кожи или этнической принадлежности. Цена, которую приходится платить обществу велика, и её ни в коем случае нельзя недооценивать, поскольку расизм проникает повсюду и имеет такую же разрушительную силу, как и нынешний новый коронавирус, причиняющий людям столько страданий и навсегда изменяющий привычный ход жизни в их сообществах. Как и в случае с пандемией, необходимо продолжать поиски средств борьбы с «вирусом расизма», не забывая при этом применять предупредительные меры. В первую очередь необходимо ликвидировать «рассадники», в которых назревают недовольства из-за ущемления прав или несправедливого отношения к той или иной группе людей. Для этого надо выявить предпосылки их возникновения и принять соответствующие меры для их устранения. Именно эта задача стояла перед участниками проекта Карнеги-Мюрдаля 75 лет назад. На сегодняшний день их попытки остаются непревзойдёнными. Помимо описанных в «Американской дилемме» причин, которые испокон веков способствовали росту напряжения в обществе, пандемия выявила новые или ранее менее заметные формы расизма, такие как постоянно растущая экологическая дискриминация. Десятки лет игнорирования и недостаточного инвестирования в строительство доступного жилья, инфраструктуры и в нормализацию экологической ситуации, привели к слиянию борьбы за социальную справедливость с немедленными требованиями разработать новый «зелёный» курс. В какой бы форме они ни существовали, дискриминационная политика и практика всё ещё превалируют, и последствия продолжающегося кризиса сказываются в гораздо большей степени на женщинах, представителях этнических групп и меньшинств, и на других наиболее уязвимых слоях населения.

Реформы, проведённые посредством законодательных и юридических постановлений, продолжают играть важную роль в борьбе против предрассудков, и часто они эффективны, как видно из решения Верховного Суда по делу Браун против Совета по образованию. Но, как отметил писатель Кэрил Филлипс, «одними законами невозможно в одночасье изменить эмоции и чувства людей».21 Это, признаётся он, возлагает дополнительную ответственность на всех нас, включая учителей, родителей, активистов, общественных деятелей, и, безусловно, международных гражданских служащих. Подобным образом массовые городские волнения не могут быть подавлены даже привлечением специальных федеральных сил. Напротив, как стало очевидно в последнее время сразу в нескольких американских городах, эти меры могут лишь усилить антагонизм, вследствие чего протесты распространяются ещё шире, охватывая всё новые группы людей, такие как сообщества матерей или ветеранов. Демонстранты возвращаются на улицы, руководимые тем же «чувством справедливости, тревогой за судьбу их сограждан и осознанием необходимости обратиться к проблемам, требующим незамедлительного решения»,22 которые побудили Ральфа Банча выступить перед огромным собранием людей во время легендарного «Марша на Вашингтон» в 1963 году, прямо перед памятной речью Мартина Лютера Кинга, и позже присоединиться к преподобному доктору Кингу в Алабаме, где они шли рука об руку в первых рядах во время марша от Сельмы до Монтгомери.

Шестьдесят пять лет спустя, в двух тысячах миль от Сельмы новое поколение активистов черпает вдохновение из истории движения за гражданские права, в результате которого было «выявлено то зло, которое несла в себе повсеместная сегрегация», а также был принят Закон об избирательном праве в 1965 году. Г-жа Патрисс Куллорс, афро-американская художник, активист, оратор и одна из основателей движения Black Lives Matter, возглавляет коалицию реформаторов в Лос-Анджелесе, которые используют завоёванное их предшественниками право голоса чтобы «остановить насилие в тюрьмах и прекратить жестокое обращение шерифов с заключёнными».23 Как это часто случается, в какой-то момент убеждённых правозащитников сближает их наследие, их намерения и влияние в обществе. Вполне возможно, что если бы мир не содрогнулся от ужаса, вызванного бессмысленным проявлением жестокости, в результате которого прошлой весной в Миннеаполисе погиб афроамериканец, остался бы незамеченным тот факт, что г-жа Куллорс стала обладательницей звания Правозащитника года, получив награду носящую имя Ральфа Банча. Уроженка Лос-Анджелеса, посвятившая более двадцати лет борьбе за проведение реформы уголовного правосудия, она по праву снискала признание за свою самоотверженную службу афро-американскому сообществу. Спустя несколько недель после этого знаменательного события движение, в создании которого она играла активную роль, в одночасье приобрело широкую известность. Его участники призывают мир активизировать общие усилия на поиски средства против «опаснейшего вируса расизма», тяжёлого недуга, который лишает людей сочувствия и присущей им способности сострадать, отравляя души заразившихся безудержным желанием удовлетворить животную жажду агрессии.   

 

Примечания

1. Brian Urquhart, Ralph Bunche: An American Life (New York, London, W.W. Norton and Company, 1993), стр. 458. (Брайан Уркхарт, Американская жизнь (Нью-Йорк, Лондон, Нортон и Компани, 1993).

2.  Ralph J. Bunche, A World View of Race (Washington, D.C., The Associates in Negro Folk Education, 1936), стр. 25. Ральф Дж. Банч, Понятие расы (Вашингтон, Д.К., The Associates in Negro Folk Education, 1936).

3.  Там же, стр. 38-40.

4.  John B. Kirby, "Ralph J. Bunche and black radical thought in the1930s", Phylon, vol. 35, No. 2 (2nd Qt., 1974), стр. 131. (Джон Б. Кёрби, «Ральф Банч и радикальные философские течения чернокожих мыслителей в 1930-х годах», Phylon, том 35, выпуск 2 (1974)).

5.  Bunche, A World View of Race, стр. 26.

6.  Dewey W. Grantham, "Editor's introduction", in The Political Status of the Negro in the Age of FDR, Ralph J. Bunche (Chicago, London, The University of Chicago Press, 1973) стр. xii. (Дьюи У. Грэнтэм (ред.), «Предисловие редактора», в книге Политический статус негров в эпоху Рузвельта, Ральф Дж. Банч (Чикаго, Лондон, Издательство Чикагского университета, 1973)).

7.  Там же.

8.  Clare L. Spark, "Race, caste, or class? The Bunche-Myrdal dispute over An American Dilemma", International Journal of Politics, Culture, and Society, vol. 14, No. 3 (March 2001), стр. 473. (Клэр Л. Спарк, «Раса, каста, или класс? Полемика Банча с Мюрдалем относительно «Американской дилеммы»», International Journal of Politics, Culture, and Society, том 14, выпуск 3 (March 2001)).

9.  Ralph J. Bunche, "Conceptions and Ideologies of the Negro Problem". A Research memorandum. Carnegie-Myrdal Study. The Negro in America (New York, 1940), стр. 5, 3. The Social Science Research Council. (Ральф Дж. Банч, «Концепции и идеологии вокруг проблемы афроамериканцев». Результаты научного исследования. Проект Фонда Карнеги, под руководством Мюрдаля. Негры в Америке (Нью-Йорк, 1940), стр. 5,3. Совет по исследованиям в области социальных наук). С текстом меморандума можно познакомиться по следующей ссылке: https://anamericandilemma21c.org/article/conceptionsandideologiesofthenegroproblem_5da5db40d5335b3bbaad9abc.

10.  Gunnar Myrdal with the assistance of Richard Sterner and Arnold Rose, An American Dilemma: The Negro Problem and Modern Democracy (New York, London, Harper and Brothers Publishers, 1944), стр. xlvii. (Гуннар Мюрдаль, при содействии Ричарда Стёрнера и Арнольда Роуз, Американская дилемма: проблема негров и современная демократия (Нью-Йорк, Лондон, Harper and Brothers Publishers, 1944)).

11.   Bunche, "Conceptions and Ideologies of the Negro Problem", стр. 9.

12.   Ralph J. Bunche, "The Negro in the political life of the United States", Journal of Negro Education, vol. X (July 1941), стр. 583, 581. Процитировано в Kirby, "Ralph J. Bunche and black radical thought in the 1930s", стр. 135, 137. (Ральф Дж. Банч, «Афроамериканцы в политической жизни Соединённых Штатов», Journal of Negro Education, том X (июль 1941), стр. 583, 581. Процитировано в Кёрби, «Ральф Банч и радикальные философские течения чернокожих мыслителей в 1930-х годах», стр. 135, 137).

13.  Kirby, "Ralph J. Bunche and black radical thought in the 1930s", стр. 134 и Ralph J. Bunche, “A critique of New Deal social planning as it affects negroes", Journal of Negro Education, Vol. V (January 1936), стр. 60. Cited in Kirby, "Ralph J. Bunche and black radical thought in the 1930s", стр. 133.  (Ральф Дж. Банч, «Критика аспектов социального планирования Нового курса в отношении положения афроамериканцев», Journal of Negro Education, том V (январь 1936), стр. 60. Процитировано в Кёрби, «Ральф Банч и радикальные философские течения чернокожих мыслителей в 1930-х годах», стр. 133).

14.  Ralph J. Bunche, "The Political Status of the Negro with Emphasis on the South and Comparative Treatment of the 'Poor White'". A Research memorandum. Carnegie-Myrdal Study. The Negro in America, Book VI (New York, 1940), стр. 1530-1531. The Social Science Research Council. Available at https://ssrc-myrdal.s3.amazonaws.com/4e401ee5208548418258b15e68a9c916.pdf . (Ральф Дж. Банч, «Политический статус негров, с подробными комментариями об их положении на юге страны и анализ проводимой по отношению к ним политики, по сравнению с политикой по отношению к белым американцам с низким уровнем дохода». Результаты научного исследования. Проект Фонда Карнеги, под руководством Мюрдаля. Негры в Америке, книга VI (Нью-Йорк, 1940), стр. 1530-1531. Совет по исследованиям в области социальных наук). С текстом меморандума можно познакомиться по следующей ссылке: https://ssrc-myrdal.s3.amazonaws.com/4e401ee5208548418258b15e68a9c916.pdf .

15.  Kirby, "Ralph J. Bunche and black radical thought in the 1930s", стр. 134.

16.  Ralph J. Bunche, "The Negro in the political life of the United States", стр. 538. Процитировано в Kirby, "Ralph J. Bunche and black radical thought in the 1930s", стр. 135.

17.  Urquhart, Ralph Bunche: An American Life, стр. 83.

18.  Операции ООН по поддержанию мира, «Конфликты и природные ресурсы». Более подробная информация на веб-сайте https://peacekeeping.un.org/ru/conflict-and-natural-resources.

19.   UNESCO, "Statement on race and racial prejudice, Paris, September 1967", in Four Statements on the Race Question (Paris, 1969), p. 50. (ЮНЕСКО, «Заявление по расовому вопросу и расовым предрассудкам», Париж, сентябрь, 1967, в Четыре заявления по расовому вопросу (Париж, 1969), стр. 50).

20.  Ralph J. Bunche, "Upheavals in the Ghettos," in Ralph J. Bunche, Selected Speeches and Writings, Charles P. Henry, ed. and "Introduction (Ann Arbor, The University of Michigan Press, 1998)стр. 290. (Ральф Дж. Банч, «Волнения в гетто», в книге Ральф Дж. Банч, Избранные речи и статьи, под редакцией и с «Предисловием» Чарльза П. Генри (Энн Арбор, Издательство Мичиганского Университета, 1998), стр. 290).

21.  Caryl Phillips, "American tribalism", in The American Effect: Global Perspectives on the United States, 1990-2003 (New York, Whitney Museum of American Art, 2003), p. 91. (Кэрил Филлипс, «Племенное мировоззрение в Америке», в книге Влияние Америки в современном мире: Взгляды на Соединённые Штаты из разных частей земного шара, 1990-2003 (Нью-Йорк, Музей американского искусства Уитни, 2003), стр. 91).

15 сентября 1980 года в парке напротив штаб-квартиры ООН, носящем его имя, проходила церемония открытия 50-футового стального обелиска «Форма мира номер один», созданного Даниелем Ля Рю Джонсоном. Нью-Йорк. Фото ООН/ Рамзи Абушади

22.  Ralph Bunche, "March on Montgomery Speech, 1965", in Bunche, Selected Speeches and Writings, стр. 259. (Ральф Дж. Банч, «Речь, произнесённая во время Марша на Монтгомери, 1965», в книге Банч, Избранные речи и статьи, стр. 259).

23.  Patrisse Cullors, "Selma to LA: How civil rights history inspired modern criminal justice reform and Measure R", Daily KOS, 25 February 2020. Available at  https://www.dailykos.com/stories/2020/2/25/1921770/-Selma-to-LA-How-civil-rights-history-inspired-a-modern-campaign-for-criminal-justice-reform.

(Патрисс Куллорс, « От Сельмы до Лос-Анжелеса: Как история борьбы за гражданские права вдохновила реформу уголовного правосудия и Постановления R», Daily KOS, 25 Февраля 2020. Ознакомиться с содержанием можно по следующей ссылке: https://www.dailykos.com/stories/2020/2/25/1921770/-Selma-to-LA-How-civil-rights-history-inspired-a-modern-campaign-for-criminal-justice-reform).

 

7 августа 2020

Перевод с английского Любови Гинзбург

«Хроника ООН» не является официальным документом. Мнения, выраженные отдельными авторами, а также указанные границы, названия и обозначения, используемые в картах или статьях, не подразумевают официальное одобрение или принятие Организацией Объединенных Наций