Посол Фиджи Питер Томсон выполняет функции Специального посланника Организации Объединенных Наций по океану, мобилизуя глобальные действия по сохранению и устойчивому использованию океана.

 

 
 

 

 

Что связывает океан и климат? 

Океан – это великий регулятор климата. Океан поглощает около 30% всех выбросов углекислого газа. Он также поглощает около 90% тепловой энергии, образуемой в результате глобального потепления. Однако у всего есть свои пределы, и приближается переломный момент. 

Каждый день я повторяю себе, что здоровая планета невозможна без здорового океана. Но здоровье океана сейчас ухудшается в первую очередь из-за выбросов парниковых газов. Растут уровни закисления и потепления океана, а уровень кислорода в океане сокращается. Помимо прочего, это приводит к гибели кораллов, повышению уровня моря и изменению океанических течений. Кроме того, на океан оказывает огромное воздействие загрязнение; к 2050 году в океане будет больше пластика, чем рыбы. Продолжают уничтожаться мангровые заросли, а также водоросли и их заросли, несмотря на то, что они улавливают в 10 раз больше углерода, чем леса на суше. 

Почему люди связаны с океаном независимо от того, где они живут? 

Подумайте о кислороде, которым вы дышите. Маленькое существо под названием Prochlorococcus, самый маленький фотосинтезирующий организм на планете, живет в океане и производит 20% кислорода в биосфере. Таким образом, связь всех нас с бактерией Prochlorococcus и океаном имеет жизненно важный характер. 

Как выглядит изменение климата для человека, проживающего в сельской местности в малом островном развивающемся государстве, окруженном океаном? 

Самая очевидная проблема – это частота и свирепость тропических циклонов. С циклонами мы встречались и прежде. Всегда нужно было быть готовым к серьезному удару раз в десятилетие. Но теперь таких ударов несколько в год, и они сильнее. Если вы хотите пойти и посадить что-то, будь то кокосовые пальмы или какао-деревья, чтобы заработать немного денег и оплатить школу для своих детей, вы получаете кредит на посадочный материал, а затем обрушивается один из этих штормов и уничтожает все, что у вас есть. Это экономическое бедствие. И вам остается только молиться о том, чтобы приближающийся к вам циклон обошел вас стороной. Изменяются сейчас и времена года. Там, где вы гарантированно могли ждать дождь, в этом месяце его не будет, но зато в следующем месяце будут идти проливные дожди, что не соответствует обычному циклу урожая. 

Если вы живете на низменности, то беспокойство вызывает повышение уровня моря – и это касается не только малых островных развивающихся государств. И в таких регионах, как Манхэттен и Флорида, следует хорошенько подумать о том, что происходит, потому что все это будет постоянно продолжаться на протяжении последующих нескольких сотен лет, учитывая то, что происходит сейчас с ледниковыми покровами в Гренландии и Антарктиде. На Фиджи мы уже переселили множество проживавших в низменных районах общин на территории, находящиеся на возвышенности. Эту программу со всей ответственностью реализует правительство на основании запросов от деревень, страдающих от повышения уровня моря и желающих переселиться. 

Следует упомянуть и обесцвечивание кораллов. Возможно, еще с детства вы помните рифы с их огромнейшим разнообразием форм жизни и природы, подобного которому вы не видели больше никогда в своей жизни. Но сейчас вы видите лишь обесцвеченные рифы, на которых нет ничего, кроме мертвых кораллов, небольшого количества водорослей и блуждающих изредка рыб. Это ужасающая картина. Я сравниваю это с тем, как, должны быть, выглядели города, полностью стертые с лица Земли в результате бомбардировок во время Второй мировой войны. По нашим прогнозам, 90% тропических коралловых рифов исчезнут, когда мы достигнем потепления на 1,5 градуса по Цельсию. 

Почему именно малые островные развивающиеся государства с их не самыми богатыми ресурсами больше всего выступают с глобальными призывами к принятию действий по борьбе с изменением климата? 

Это из-за того, что мы можем видеть последствия и обратились к науке, которая очень ясно объяснила суть происходящего. Расположенные в низменностях страны, такие как Мальдивские Острова, Кирибати, Маршалловы Острова и Тувалу, возглавляют усилия по повышению информированности международного сообщества. Их хорошие друзья и соседи, такие как Фиджи и Соломоновы Острова, представляют собой острова, которые расположены чуть выше и не уйдут под воду при повышении уровня моря, но все равно готовы сражаться. Это фактически моральная битва. 

Люди есть люди. Если вам дают тот или иной ресурс, и этим ресурсом оказывается нефть, на которую есть спрос, то вы используете его для возможности развиваться и обеспечивать своим детям образование, высокий уровень здравоохранения и все остальное. Это всего лишь нормальная человеческая реакция. Но вы не сможете наслаждаться своей жизнью, если этот процесс повлечет за собой нанесение ущерба моей жизни. Если вы производите что-то у себя дома, а вредные последствия испытываю у себя дома я, мне не следует молчать об этом. Но при этом мы уже не пытаемся найти виноватых. Мы все вовлечены в это. И нам всем сообща нужно найти решение проблемы. 

Смотрите ли вы с оптимизмом в будущее для людей, проживающих в малых островных развивающихся государствах?

Эти люди находятся в трудном положении из-за того удара, который нанесла пандемия мировой туристической индустрии. Раньше их жизнь сильно зависела от этой индустрии. Другая проблема заключается в том, что меняющиеся климатические условия делают с их экономикой. Три из пяти промысловых видов тунца в этом столетии переместятся из юго-западной части Тихого океана на юг в районе Новой Зеландии, а оттуда – на западное побережье Латинской Америки. В Тувалу, где 90% иностранной валюты поступает от ловли тунца, это в экономическом плане эквивалентно выбиванию табуретки из-под ног. 

Я возлагаю надежды на устойчивую «голубую экономику» с ее многочисленными обещаниями для островных государств. Морские генетические ресурсы обладают огромным потенциалом в плане производства лекарств, всевозможной продукции здравоохранения и другими товарами. Марикультура, которой занимаются люди в удаленных океанских районах, может стать экспортом будущего, поскольку мы отходим от аквакультуры у береговых линий с ее проблемами из-за использования антибиотиков, вырубки мангровых лесов и других проблем, возникающих в условиях закрытой системы. Кроме того, есть и устойчивая оффшорная ветроэнергетика, в рамках которой малые островные развивающиеся государства могли бы быть в авангарде, и которая могла бы обеспечить нас всей той энергией, в которой мы нуждаемся на этой планете.

Каких результатов вы больше всего ожидаете от климатической конференции в Глазго в 2021 году? 

Я ожидаю изменения направления финансирования деятельности в области климата в сторону устойчивой «голубой экономики». В настоящий момент лишь мизерный объем финансирования деятельности в области климата и официальной помощи в целях развития направляется на инвестиции в «голубую экономику». 

Если будет изменено направление финансирования, появится и значительный стимул к достижению более амбициозных целей в отношении устойчивой «голубой экономики». В свою очередь, это может значительно ускорить продвижение на пути к достижению мира с нулевым выбросом углерода к 2050 году. Например, доклад Группы высокого уровня по устойчивой экономике океана показал, что сокращение выбросов на 21% можно обеспечить за счет океана, например, за счет оффшорной ветроэнергетики и экологизации судоходства.

Имеется ли политическая воля для выполнения текущего обязательства более богатых стран относительно предоставления развивающимся странам 100 млрд долл. США в целях финансирования деятельности в области климата?

Пандемия показала нам, что мы можем направлять огромные ресурсы на то, чтобы защитить себя. Сумма в размере 100 млрд долл. США – это лишь капля в море в отношении того, что необходимо для защиты от изменения климата. Понадобятся не миллиарды, а триллионы долларов инвестиций. Сможем ли мы потратить эти триллионы, если посмотреть на ситуацию с политической точки зрения? Совершенно точно – да. Это самое разумное, что мы можем сделать с нашими деньгами. Приемлема ли ситуация, когда наши дети и внуки приговорены к жизни в мире, охваченном пламенем? Нет! Когда мы осознаем это, у нас не будет проблем с привлечением необходимых триллионов. 

Я считаю, что человечество идет в направлении самосохранения. И я уверен, что у нас хватит изобретательности, чтобы разработать необходимые решения. К 2030 году предстоит принять несколько очень важных решений, поскольку у нас, в лучшем случае, есть максимум десять лет для того, чтобы приступить к исправлению ситуации.

Наблюдается ли какой-либо прогресс в отношении экологизации судоходной отрасли?

Свыше 90% мировой торговли осуществляется при помощи судов, так что это очень важная отрасль для всего человечества. Суда должны по-прежнему плавать. Но в них сжигается самое грязное бункерное топливо, которое крайне вредно для здоровья человека и для окружающей среды. Нам нужно избавиться от него. 

Мы находимся на пороге перехода к новым источникам энергии, и наиболее вероятным вариантом может стать аммиачный зеленый водород. Насчет этого существует заметная уверенность, поскольку мы видим, как такие страны, как Чили, включают производство аммиачного зеленого водорода в свои национальные планы развития. Уже сейчас у нас есть суда огромных размеров с батарейным питанием, что является целесообразным в случае суточной работы с учетом времени работы батарей. Береговое судоходство следует электрифицировать в кратчайшие возможные сроки. 

Что вы думаете о текущих усилиях Всемирной торговой организации по отмене вредных субсидий в рыболовной промышленности?

Нам нужно положить конец этому фарсу. Я настроен гораздо позитивнее, чем раньше, потому что в этом вопросе мы, наконец, переходим от бега в колесе к олимпийским гонкам. Ежегодно от 20 до 30 млрд долл. США государственных средств тратится на субсидии, которые в основном идут промышленным рыболовным флотам, чтобы те продолжали добывать и так уже сокращающиеся рыбные запасы. Это абсолютно неверная логика. Субсидии, которые поддерживают вредную практику, можно использовать для обеспечения устойчивой аквакультуры или для оказания помощи женщинам в развитии ферм по выращиванию водорослей. Только представьте себе, что мы могли бы сделать с 20 млрд долл. США. 

Как мы можем заключить мир с океаном?

Мне нравится послание Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о том, что человечество ведет войну против природы, и пришло время для нас заключить мир. Такова текущая ситуация в плане взаимоотношений между человечеством и планетой, и мы должны смириться с этим. Мы не можем продолжать эксплуатировать невозобновляемые ресурсы и ожидать, что так будет продолжаться вечно, и все мы сможем только богатеть. Так не будет. 

Нам нужно изменить свой подход. Например, в моей семье отказались от говядины. И отказались от личных автомобилей. Мы будем вознаграждать правительства, демонстрирующие приверженность достижению нулевого уровня выбросов углерода, а также корпорации, которые делают это как потребители в плане своих расходов. Я уверен, что есть миллионы семей, подобных нашим, которые готовы делать то, что должны делать все мы. 

Что действительно необходимо изменить – так это наш менталитет. Нам нужно вернуться к земле. Нам нужно вернуться к океану. Мы должны относиться к Земле с тем уважением, которого она заслуживает.