4 ноября 2021

Смена режима, которая произошла в Афганистане в августе 2021 года, оказала значительное влияние на многие аспекты жизни в стране, особенно на работу ее высших учебных заведений (ВУЗов), а также на сектор профессионального образования и подготовки (ПОП). Международное сообщество обсудило ряд инициатив и различных мер, которые могут помочь в решении возникающих проблем в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Одним из вопросов, вызывающих особую озабоченность, является доступ женщин к высшему образованию. Некоторые утверждают, что весь сектор высшего образования и ПОП в Афганистане находится под угрозой из-за возможных массовых закрытий, ограничений и цензуры. Другие считают, что в сложившейся ситуации гораздо больше нюансов и что несмотря на радикальные перемены остается множество возможностей для эффективных действий по решению проблем образования в стране.

Образование в Афганистане: достижения и проблемы   

В течение последнего десятилетия в Афганистане наблюдался беспрецедентный рост количества студентов, поскольку бывшее правительство в Кабуле и многие международные учреждения уделяли большое внимание разработке и поддержке национальной политики в области образования. Это позволило не только возобновить работу многих финансируемых государством университетов и прочих учебных заведений, но и реализовать частные и государственные инициативы, а также открыть более 60 частных высших учебных заведений, колледжей и школ ПОП. Только в Кабуле в 2018 году насчитывалось более десяти университетов и колледжей ПОП, в которых обучались около 100 000 – 120 000 студентов, что значительно превысило их количество в 2001 году, составлявшее всего 4 000 человек 1. Кроме того, около 17 000 афганских студентов (данные ЮНЕСКО за 2016 год) учились в университетах соседних государств2, включая страны Центральной Азии или так называемые страны Шелкового пути, такие как Казахстан,  Кыргызстан и другие.

За последние несколько лет бывшее правительство Афганистана также разработало широкомасштабную молодежную политику, направленную на развитие профессиональных навыков, использование информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и повышение уровня технического образования молодежи. Национальные и местные органы власти и представители международных организаций, особенно Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), Детского фонда Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) и Структуры Организации Объединенных Наций по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин («ООН-женщины»), совместно разрабатывали конкретные меры по поощрению женщин к получению образования как в Афганистане, так и за его пределами. Вплоть до периода 2001-2002 годов доступ женщин к любой форме образования был крайне ограничен.

Рост числа вузов и колледжей ПОП сопровождался реализацией многих ориентированных на женщин программ, таких как Национальный стратегический план в области высшего образования, Национальный план действий в интересах женщин в Афганистане и Гендерная стратегия в сфере высшего образования. Меры включали прямую финансовую поддержку в виде грантов и стипендий молодым женщинам, а также финансируемые на международном уровне инициативы по поддержке обучения женщин по научным, техническим, инженерным и математическим специальностям (НТИМ), поскольку растущая экономика страны нуждалась в более образованных и энергичных местных специалистах — женщинах и мужчинах. В целом эти усилия принесли свои плоды, поскольку доля студентов женского пола выросла примерно с 3 процентов от общего числа студентов в 2002 году до 22 процентов в 2016 году. При этом правительство рассчитывало, что к 2020 году доля женщин среди учащихся ВУЗов, согласно официальным оценкам, составит 25 процентов3. Важным достижением была подготовка нового поколения женщин-преподавателей ВУЗов, если учесть, что их число сократилось с примерно 2000 в 1989 году до почти нуля в 2001 году. В 2003–2004 годах афганские университеты привлекли первых женщин-преподавателей, а в 2020 году их число выросло примерно до 18–20 процентов от общего числа. Молодые женщины также стали принимать активное участие в инициативах, осуществляемых в Афганистане в рамках инициативы Организации Объединенных Наций «Взаимодействие с академическими кругами» (ЮНАИ), таких как «Модель Нового шелкового пути ООН». Они овладели навыками в области международной дипломатии, смягчения и урегулирования конфликтов, достижения согласованных решений и ведения общественных дебатов. По местным оценкам, в различных проводимых очно мероприятиях «Модели ООН» ежегодно участвовало от 1500 до 3000 молодых людей4, а мероприятиями в онлайновом режиме было охвачено примерно от 20 до 30 тысяч студентов5.

Роль ВУЗов в современном развитии

Прошедшее десятилетие обеспечило относительную стабильность для нового поколения афганских граждан, 63 процента из которых, по оценкам ЮНФПА за 2018 год, находились в возрасте до 25 лет. Они получали более качественное образование, в том числе приобретая навыки и компетенции для развития национальной экономики. Появление и быстрый рост образованной и технологически компетентной молодежи в Афганистане — число студентов в афганских вузах удваивалось каждые 5–7 лет — хотя и начиналось с низкого базового уровня, оказало значительное и положительное краткосрочное и долгосрочное влияние на построение миролюбивого общества. Эта тенденция также способствовала созданию рабочих мест для молодых афганцев и внесла свой вклад в процветание тысяч малых и средних предприятий (МСП) в крупных городах, таких, как Кабул, Герат и Кандагар.

Рабочая сессия в рамках международной студенческой конференции, организованной в Кабуле совместно «Моделью ООН Новый шелковый путь» в Казахстане и «Моделью ООН ПАМИР» в Афганистане. 8 марта 2017. Фото Рафиса Абазова

В этом контексте развитие современных информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) имеет решающее значение для построения лучшего будущего для Афганистана. Жители всех крупных городов обеспечены доступом к надежным интернет-сетям. В последние годы местные и международные заинтересованные стороны инвестировали средства в цифровизацию сектора образования, включая разработку онлайн-курсов и программ, цифровых библиотек и создание онлайн-контента. Образовательные и научно-популярные программы, транслируемые местными телевизионными станциями, такими как Tolo News, занимают сотни часов вещательного времени. Такое развитие событий имело широкие последствия по всей стране.

Цифровизация может стать ключом к будущему развитию высшего образования в Афганистане

Несмотря на многочисленные проблемы и препятствия, которые сейчас намного серьезнее, чем до событий августа 2021 года, у международного сообщества все еще есть много возможностей, чтобы помочь развитию сферы образования в Афганистане. Один из сценариев предполагает продолжение оказания поддержки цифровизации высшего образования и доступа студентов к цифровым технологиям. Цифровая трансформация в высшем образовании поможет справиться с временными перерывами в образовательных процессах в университетах и учреждениях ПОП по всей стране. Международные образовательные организации должны помочь стране в разработке надежных и широко применяемых цифровых платформ, пользуясь которыми молодежь, студенты и молодые специалисты, особенно женщины и девочки, могли бы расширять свои знания, а также повышать навыки и компетенции для дальнейшего развития своей страны; а также в поиске путей промышленного роста, передачи технологий и навыков в области международной дипломатии и примирения. Кроме того, цифровая трансформация в сфере высшего образования, особенно подключение афганских педагогов к глобальным инициативам в области онлайн-обучения, позволит обеспечить относительно безопасный и эффективный способ трудоустройства в секторе образования для афганских учителей в целом и женщин в частности.

Недавние события в Афганистане создали массу неопределенностей для сектора образования, особенно для сообщества из почти 150 000 студентов университетов. Многие эксперты подчеркивают, что неясно, каким путем пойдет развитие этого сектора, особенно высшего образования, в ближайшем будущем, а также каких последствий следует ожидать в долгосрочной перспективе6.

Тем не менее, цифровая трансформация в сфере высшего образования в Афганистане, особенно при содействии международного сообщества, может сыграть важную роль в создании киберсреды для обучения и доступа к новейшим информационным технологиям, мобильным приложениям, инновационным онлайновым образовательным платформам и лучшим инструментам цифрового онлайн-обучения (ЦОО). Трудно предсказать будущее высшего образования для сотрудников и преподавателей в Афганистане в целом, а также для студенток и женщин-преподавателей в частности. При этом, однако, эти и многие другие проблемы также создают возможность взглянуть на развитие высшего образования с разных сторон, особенно в том, что касается использования новых ИКТ и цифровизации.

 

Примечания

1 Интервью, проведенные автором во время его командировки в Кабул в 2018 году. См. также Rafis Abazov, " 'Modeling' peace on the Great Silk Road", The Central Asia-Caucasus Analyst (5 апреля 2019). С публикацией можно ознакомиться по ссылке: https://www.cacianalyst.org/publications/analytical-articles/item/13567-modeling-peace-on-the-great-silk-road.html.

2 «Education in Afghanistan", WES: World Education, News, Reviews, 6 сентября 2016. С публикацией можно ознакомиться по ссылке: https://wenr.wes.org/2016/09/education-afghanistan

3 Fred M. Hayward, “Progress on gender equity in Afghan higher education”, University World News, 13 января 2017. С публикацией можно ознакомиться по ссылке:  https://www.universityworldnews.com/post.php?story=20170111130351745.

4 Rafis Abazov, "'Modeling' Peace on the Great Silk Road".

5 Неопубликованные отчеты о мероприятиях в рамках «Модели ООН Новый шелковый путь» в 2017-2018 гг. 

6 См., например: Fred M. Hayward, “The Tragedy of Afghanistan today”, University World News, 15 сентября 2021. С публикацией можно ознакомиться по ссылке: https://www.universityworldnews.com/post.php?story=20210914164202117.  

 

«Хроника ООН» не является официальным документом. Для нас большая честь публиковать статьи высокопоставленных лиц Организации Объединённых Наций, а также видных государственных и общественных деятелей со всего мира. Выраженные в статьях взгляды и мнения принадлежат авторам и могут не совпадать с официальной позицией Организации Объединённых Наций. Подобным образом указанные в статьях, картах и приложениях границы, географические названия и обозначения могут отличаться от официально признанных Организацией.