Истоки и история проблемы Палестины: часть IV (1984–1988 годы)

ВВЕДЕНИЕ

Содержание

Международная конференция по вопросу о Палестине, состоявшаяся в период с 29 августа по 7 сентября 1983 года в Женеве, стала знаменательным событием, которое привлекло внимание международного сообщества к борьбе палестинского народа за свои неотъемлемые права. Конференция выработала и приняла два далеко идущих политических документа, цель которых заключалась в том, чтобы дать набросок основных руководящих принципов и направлений деятельности, связанной с вопросом о Палестине, в предстоящие годы.

Женевская декларация о Палестине, принятая Международной конференцией по вопросу о Палестине, заложила основы сосредоточенных международных усилий, направленных на достижение всеобъемлющего, справедливого и прочного политического урегулирования палестинского вопроса путем созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку. В Программе действий по осуществлению прав палестинского народа четко обрисованы обязанности и ответственность государств — членов Организации Объединенных Наций, системы Организации Объединенных Наций в целом и ее органов и учреждений в частности. Кроме того, в этом документе особо выделена роль неправительственных организаций (НПО) в распространении информации о центральном вопросе ближневосточной проблемы, а именно, вопросе о Палестине.

Необходимость и неотложный характер созыва Международной конференции по Ближнему Востоку нашли признание в последующие годы в ряде резолюций Генеральной Ассамблеи, в предложениях основных межправительственных организаций и отдельных государств — членов Организации Объединенных Наций, а также сотен НПО. Период 1984-1988 годов был ознаменован непрестанными усилиями всех этих сил, направленных на созыв международной конференции по Ближнему Востоку, на поиски решения вопроса о Палестине и урегулирование арабо-израильского конфликта в целом.

На протяжении этих лет Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций, Совет Безопасности, Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа, другие органы и учреждения системы Организации Объединенных Наций, а также Международный комитет Красного Креста (МККК) непрерывно следили за постоянно ухудшающейся обстановкой на палестинских территориях, оккупируемых Израилем с 1967 года. Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа быстро реагировал на развитие событий в регионе путем рассмотрения этого вопроса на своих заседаниях. Он также доводил данные о ходе развития событий до сведения Генерального секретаря и Председателя Совета Безопасности и обращался с призывами о принятии надлежащих мер согласно соответствующим резолюциям Организации Объединенных Наций, включая соблюдение Израилем положений Женевской конвенции от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны 1 и принятие Генеральным секретарем надлежащих мер по защите палестинцев на оккупированных палестинских территориях и оказанию им помощи.

 

ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ СЕССИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ И ВОПРОС О ПАЛЕСТИНЕ

1983 год был отмечен принятием тридцать восьмой сессией Генеральной Ассамблеи резолюции 38/58 от 13 декабря 1983 года2. Эта резолюция приветствует и одобряет призыв Международной конференции по вопросу о Палестине к созыву Международной мирной конференции по Ближнему Востоку в соответствии со следующими руководящими принципами:

«а) осуществление палестинским народом своих законных неотъемлемых прав, включая право на возвращение, право на самоопределение и право на создание своего собственного независимого государства в Палестине;

b) право Организации освобождения Палестины — представителя палестинского народа — участвовать на равной с другими странами основе во всех усилиях, обсуждениях и конференциях по Ближнему Востоку;

c) необходимость положить конец оккупации Израилем арабских территорий в соответствии с принципом недопустимости приобретения территории с помощью силы и, следовательно, необходимость обеспечить уход Израиля с территорий, оккупированных с 1967 года, включая Иерусалим;

d) необходимость противодействовать и отвергать такую политику и практику Израиля на оккупированных территориях, включая Иерусалим, и любую созданную Израилем ситуацию де-факто, которые противоречат международному праву и соответствующим резолюциям Организации Объединенных Наций, особенно создание поселений, ввиду того что такая политика и практика представляют собой главное препятствие на пути к достижению мира на Ближнем Востоке;

e) необходимость вновь подтвердить, что все законодательные и административные меры и действия, предпринятые Израилем — оккупирующей державой, которые изменили или направлены на изменение характера и статуса Священного города Иерусалима, включая экспроприацию земель и имущества на них, и в особенности так называемый «Основной закон» об Иерусалиме и провозглашение Иерусалима столицей Израиля, являются недействительными:

f) право всех государств региона на существование в безопасных и международно признанных границах при обеспечении справедливости и безопасности для всех людей, непременным условием чего являются признание и осуществление законных и неотъемлемых прав палестинского народа, как указано в подпункте а, выше».

Резолюция «предлагает всем сторонам в арабо-израильском конфликте, включая Организацию освобождения Палестины, а также Соединенным Штатам Америки, Союзу Советских Социалистических Республик и другим заинтересованным государствам принять участие в Международной мирной конференции по Ближнему Востоку на равной основе и с равными правами». В резолюции также предложено Совету Безопасности оказать содействие в организации такой конференции и содержится просьба к Генеральному секретарю в срочном порядке провести в консультации с Советом Безопасности подготовительные мероприятия по созыву Конференции и представить доклад о принятых им в этом направлении мерах в начале 1984 года..

ПОЛИТИКА И ПРАКТИКА ИЗРАИЛЯ НА ОККУПИРОВАННЫХ ПАЛЕСТИНСКИХ ТЕРРИТОРИЯХ

А. Нарушение прав человека на оккупированных территориях

На протяжении рассматриваемого пятилетнего периода положение в области прав человека на оккупированных палестинских территориях значительно ухудшилось. Израиль — оккупирующая держава — нарушал соответствующие конвенции и положения международного права, а также общепринятые нормы и принципы международного поведения. В частности, его политика и практика на оккупированных территориях по-прежнему осуществлялись как прямое нарушение тщательно разработанных и повсеместно принятых документов в области международного права3. Общая политика правительства Израиля по-прежнему основывалась на той концепции, что территория, оккупируемая Израилем с 1967 года, должна рассматриваться как часть Государства Израиль. Это дало возможность израильским властям выдвинуть так называемую «доктрину отечества», согласно которой вопреки международному праву оккупированные палестинские территории являются частью «еврейского отечества», в результате чего они перестают быть «оккупированными территориями» .

В своих последующих докладах Специальный комитет Организации Объединенных Наций по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий доводил до сведения Генеральной Ассамблеи фактические материалы, иллюстрирующие ухудшение положения в области прав человека на оккупированных территориях. Информация, содержавшаяся в этих докладах, указывала на то, что, осуществляя репрессии против палестинцев, нарушая их неотъемлемые права и отказывая им в основных свободах, израильские власти пренебрегают положениями Женевской конвенции от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны. Израильские власти систематически проводили на оккупированных территориях политику депортации, пыток по отношению к задержанным, массовых арестов, разрушения жилых домов, произвольного избиения и убийства невинных людей, в том числе детей, женщин и стариков, а также издевательства над палестинцами в повседневной жизни. Это положение усугублялось ростом насильственных действий вооруженных поселенцев против невооруженного палестинского населения. Согласно материалам Проекта базы данных по Западному берегу (БДЗБ) в апреле 1987 года в израильских поселениях Западного берега и сектора Газа проживало приблизительно 67 700 еврейских поселенцев4. Директор этого проекта Мерон Бенвенисти писал в докладе этой организации за 1987 год, что:

«… все поселенцы принадлежат к силам безопасности, являющимся составной частью израильской армии (территориальные оборонительные подразделения). Согласно оценке, поселенцы располагают не менее чем 10 000 единицами огнестрельного оружия всех типов, а также другим военным снаряжением, таким как средства радиосвязи и автотранспорта. Экстремистские идеологические взгляды, которые исповедуют поселенцы, и их относительная независимость в определении их военной роли по необходимости должна приводить к эксцессам. Кроме того, военные и полицейские власти неохотно прибегают к судебному преследованию этих «виджиланте» даже в тех случаях, когда они проводят незаконные операции в нарушение официальных правительственных решений»5.

В своем докладе за 1988 год Специальный комитет по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий с беспокойством отметил заметный рост агрессивности еврейских поселенцев по отношению к палестинскому гражданскому населению на оккупированных территориях. Как указал Специальный комитет, акты насилия и агрессии, осуществляемые поселенцами против палестинцев, достигли «беспрецедентного уровня»6. В докладе особо указывалось на случаи убийства и похищения палестинских гражданских лиц, включая детей, осуществляемых группами еврейских поселенцев и членами еврейских подпольных организаций.

Общая картина, вытекающая из информации, которая была представлена Специальному комитету, отражает новый этап в эволюции положения на Западном берегу и в секторе Газа, «характеризующийся самым жестоким за 21 год оккупации насилием и репрессиями»7. Специальный комитет прямо указал, что израильская оккупация Западного берега и сектора Газа сама по себе представляет собой нарушение прав человека. Далее в докладе указывается, что:

«Тем не менее эту истину постоянно отрицает правительство Израиля, общая политика которого на оккупированных территориях основывается на том принципе, что оккупированные Израилем в 1967 году территории являются частью Государства Израиль и что в связи с этим такие меры, как создание на оккупированных территориях колоний и расселение в них израильских граждан, не являются процессом аннексии. Такая позиция представляет собой вопиющее нарушение международных обязательств Израиля как государства — участника Четвертой Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны»8.

Учитывая серьезность положения на оккупированных территориях, Специальный комитет подчеркнул, что ответственность международного сообщества сейчас налицо более чем когда-либо и что необходимо принять срочные меры по предотвращению дальнейшего ухудшения положения и обеспечению эффективной защиты основных прав палестинцев на оккупированных территориях. Специальный комитет заключил, что такая защита может быть обеспечена только путем переговоров, направленных на достижение всеобъемлющего, справедливого и прочного урегулирования арабо-израильского конфликта, приемлемого для всех заинтересованных сторон. По мнению Специального комитета, до тех пор, пока такое урегулирование не достигнуто, восстановлению основных прав человека для гражданского населения оккупированных территорий могли бы способствовать следующие меры:

a) полное выполнение Израилем соответствующих положений Четвертой Женевской конвенции, которая остается основным международным документом в области гуманитарного права, применимым к оккупированным территориям, применимость которой к этим территориям неоднократно подтверждалась Советом Безопасности, Генеральной Ассамблеей и другими соответствующими органами Организации Объединенных Наций;

b) полное сотрудничество израильских властей с Международным комитетом Красного Креста в целях содействия деятельности по защите задержанных лиц, в частности путем обеспечения полного доступа к таким лицам представителей МККК;

c) полная поддержка со стороны государств-членов деятельности МККК на оккупированных территориях и удовлетворение государствами-членами возможных просьб об оказании дополнительной помощи, включая предоставление средств для финансирования незапланированной деятельности, необходимость которой может возникнуть в силу беспрецедентного увеличения числа задержанных лиц;

d) полная поддержка со стороны государств-членов деятельности БАПОР на оккупированных территориях, направленная на то, чтобы позволить БАПОР улучшить качество общей помощи, оказываемой беженцам»9.

В течение рассматриваемого периода МККК продолжал осуществлять свою деятельность по защите и оказанию помощи, главным образом на основе четвертой Женевской конвенции от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны. В статье 47 Конвенции конкретно устанавливается нерушимость прав лиц, пользующихся защитой на оккупированной территории. Однако, как сообщает МККК, израильские власти продолжают нарушать положения Конвенции. Эти нарушения со стороны израильских властей включают введение комендантского часа и ограничение свободы передвижения палестинцев, разрушение и ограждение их жилищ, высылку палестинцев с оккупированных территорий, захват их земель и провозглашение их «государственными землями». Израильские власти продолжали также свою практику побуждения палестинцев к сотрудничеств10.

В. Приобретение земель и израильские поселения на Западном берегу и в секторе Газа

В период с 1984 по 1988 год израильская политика экспроприации палестинских земель на оккупированных территориях, строительства новых поселений, улучшения и «уплотнения» существующих продолжалась полным ходом. Для приобретения палестинских земель израильские власти и движение поселенцев по-прежнему прибегали к различных методам. К ним относятся давняя практика конфискации земель и объявления их «закрытыми» для целей военной подготовки, объявления палестинских земель «государственными землями», экспроприации земель для «общественного использования» (евреями) или их конфискации в качестве «природных заповедников»11 . Воздействие этой политики на палестинцев было проиллюстрировано данными, которые содержались в докладе государственного департамента Соединенных Штатов, опубликованного в 1988 году, где положение с землями на оккупированных территориях было обобщено следующим образом:

«Использование земель израильскими властями для военных целей, строительства дорог, поселений и для других целей израильтян, в результате чего ограничивается доступ палестинцев, является дискриминацией против палестинцев, отрицательно влияет на их жизнь и экономическую деятельность. Примерно 2,5 процента всех площадей Западного берега и Восточного Иерусалима переданы гражданам Израиля для целей проживания, сельскохозяйственного и промышленного использования поселенцами. Палестинцы не представлены в Высшем совете планирования, который ведает планированием землепользования на территориях и осуществляет определенные полномочия, переданные ему от местных, муниципальных и деревенских советов в 1971 году»12.

Эти процессы сопровождались в 1984-1988 годах заметным ростом поселений. По данным БДЗБ, за этот период на Западном берегу были заселены 11 поселений13. В секторе Газа к 12 существующим поселениям добавились еще шесть. Следует также отметить, что оккупационные власти объявили «государственными землями» или конфисковали для еврейских поселенцев в секторе Газа одну треть земель. В условиях малой площади и высокой плотности населения в секторе Газа, которая составляет приблизительно 3754 человека на квадратную милю, а городское население составляет 85 процентов, создание сети израильских поселений представляет собой особо серьезную проблему для палестинцев14. В некоторых случаях эти поселения физически вторгаются в палестинские общины и лагеря беженцев, блокируя их расширение и развитие. Например, город Хан-Юнис практически окружен группой израильских поселений15. Сообщения, поступающие с оккупированных территорий, ясно указывают на то, что израильские власти прилагают широкие усилия в рамках нового плана, направленного на увеличение численности еврейских поселенцев на оккупированном Западном берегу, с тем чтобы довести их количество до показателя, эквивалентного 40 процентам от численности всего арабского населения. Эта информация была раскрыта одним из советников израильского премьер-министра 3 декабря 1987 года и была подтверждена председателем департамента по делам поселений Всемирной сионистской организации, заявившего на пресс-конференции 5 декабря 1987 года в поселении Гуш-Эмуним в районе Элон-Морэ вблизи Наблуса, что «цели Израиля на Западном берегу заключаются в том, чтобы увеличить к концу нынешнего столетия долю еврейского населения на оккупированном Западном берегу до 40-60 процентов». В ходе той же пресс-конференции он заявил также, что в Израиле ведется подготовка к расселению еще полутора миллионов евреев на оккупированном Западном берегу в течение последующих 12 месяцев и что уже готовы планы и проекты заселения различных районов оккупированного Западного берега16. Аналогичные заявления по вопросу об увеличении числа поселений были сделаны председателем департамента по делам поселений Еврейского агентства Матитьяху Дроблесом, который обрисовал новый проект создания поселений на период до 2000 года. Этот план, получивший название «Покорим горы и победим пустыню», впервые был представлен на Международной сионистской конференции, состоявшейся в декабре 1987 года в Иерусалиме. Этот план предусматривает создание десятков новых еврейских поселений в различных горных районах оккупированного Западного берега на исконных палестинских землях17.

В течение 1984-1988 годов проводилось также расширение и консолидация существующих поселений на Западном берегу и в полосе Газа в виде как физического увеличения размеров поселений, так и увеличения концентрации в них еврейских поселенцев. Согласно официальным израильским данным основные строительные работы после 1983 года проводились в существующих поселениях. Кроме того, в рамках официальной кампании по консолидации процесса создания поселений заместитель министра обороны Израиля Михель Декел объявил о своем намерении изучить еще один проект преобразования всех военных лагерей на оккупированном Западном берегу в «жилые гражданские поселения»18. В 1984-1988 годах силы, выступающие за создание поселений, доминировали на израильской политической арене. Был выдвинут ряд планов, проектов и предложений, направленных на экспроприацию палестинских земель, создание новых поселений и прием там еврейских поселенцев. Что касается бюджетных средств, выделяемых на создание еврейских поселений, то министр экономики и планирования Израиля Гад Яакоби указал в своем заявлении, опубликованном 27 января 1988 года19, что сумма финансовых средств, истраченных на строительство еврейских поселений на оккупированных территориях, составила за последние 20 лет оккупации 20 млрд. долларов США.

Важно отметить, что по мере увеличения числа еврейских поселении и численности поселенцев на оккупированном Западном берегу и секторе Газа израильские оборонные объекты на этих территориях, транспортная сеть, а также системы электро- и водоснабжения интегрировались в инфраструктуру Израиля, поскольку это было сочтено необходимым в экономических интересах и интересах безопасности Государства Израиль.

С. Израильская политика в области водных ресурсов оккупированных территорий

Вода всегда являлась жизненно важным природным ресурсом для палестинцев на оккупированных территориях. Политика Израиля в области водных ресурсов осуществлялась на оккупированных территориях путем использования всех имеющихся законодательных актов, будь то в области обычного права или законодательства времен Оттоманской империи, подмандатного периода, иорданского, египетского, израильского или военного законодательства. Начиная с июня 1967 года с помощью военных приказов и правил правительство Израиля осуществляет полную законодательную, административную и судебную власть над оккупированными территориями и их населением. Часто законодательные акты затрагивали оккупированные территории, а их осуществление приходило в противоречие с правовой системой, существовавшей до 1967 года. Чтобы облегчить осуществление политики в области водных ресурсов, часто подвергались изменениям или замене существующие институты.

В начале 80-х годов годовой уровень потребления воды палестинцами на оккупированных территориях составлял 35 кубометров на душу населения в городах и 15 кубометров в деревнях. В то же время уровень потребления в еврейских поселениях был установлен в размере 90 кубометров на душу населения. Согласно планам на 1990 год около 30 израильских сельскохозяйственных поселений на Западном берегу получат 60 млн. кубометров воды, что лишь на одну треть меньше количества, имеющегося для потребления жителями 400 палестинских деревень. Эти диспропорции в нынешнем и планируемом водопотреблении иллюстрируют дискриминацию палестинского населения, осуществляемую методами распределения водных ресурсов20.

С 1967 года водные ресурсы Западного берега находятся под полным контролем Израиля. Прямая ответственность за водоснабжение для удовлетворения потребностей Израиля лежит исключительно на израильской Комиссии по водным ресурсам и осуществляется через посредство либо израильской компании по водоснабжению «Мекорот», либо компании по планированию водных ресурсов Израиля «Тахал». В течение рассматриваемого периода Израиль продолжал расширять масштабы использования водных ресурсов Западного берега.

В докладе о деятельности гражданской администрации Западного берега и сектора Газа, подготовленном в июне 1987 года Государственным контролером Израиля, содержится ряд фактов в отношении потенциально опасной для палестинского населения чрезмерной эксплуатации Израилем водных ресурсов этих районов. В докладе указывалось также на другие серьезные проблемы, включая непомерно высокую стоимость воды для палестинцев, которая обходится им значительно дороже, чем израильским поселенцам, счета которых на оплату водоснабжения субсидируются Всемирной сионистской организацией, а также захват в 1986 году палестинских земель компанией «Мекорот» и прокладку водопровода для еврейского поселения. Проблемы канализации, питьевой воды, загрязнения и санитарии по-прежнему носят серьезный характер для палестинского населения В докладе указывалось, что проблемы канализации и загрязнения представляют собой бомбу замедленного действия для Западного берега и сектора Газа21. Недостаточное снабжение питьевой водой, уровень ее солености и связанные с этим проблемы общественной гигиены ведут, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), к различным инфекционным заболеваниям среди палестинского населения22.

Что касается Западного берега, то большая часть этого района представляет собой часть израильской гидрологической системы. Оценки 1986 года показывают, что около четверти израильского потенциала в области водных ресурсов проистекает из водоисточников, находящихся за «зеленой линией» (примерно 475 млн. м в год из общего числа 1900 млн. м3). Это служит основой израильских утверждений о том, что контроль над водными ресурсами Западного берега должен оставаться в руках Израиля. Иначе, по утверждению Израиля, вся израильская система, и без того перекачивающая чрезмерные количества воды, придет в состояние коллапса. По данным доклада БДЗБ за 1986 год, израильские органы, ведающие водными ресурсами, работают над проектом интеграции системы Западного берега и крупных региональных установок, соединенных с израильской водопроводной сетью23.

В секторе Газа, где сельское хозяйство является крупнейшим видом экономической деятельности и дает 90 процентов всего экспорта, еврейские поселенцы пользуются высокой степенью контроля над весьма ограниченными водными ресурсами. Хотя еврейские поселенцы в полосе Газа пробурили в середине 80-х годов от 35 до 40 новых скважин, для фермеров-палестинцев в течение десятилетия были установлены строгие нормы водопользования, а за перерасход на них накладываются высокие штрафы24.

В течение лет, охватываемых исследованием, рост спроса на воду в самом Израиле привел к расширению использования палестинских водных ресурсов. Вот как «Уолл стрит джорнэл» описывает в статье от 22 января 1985 года положение на Западном берегу:

«Ряд крупных трубопроводов, оплачиваемых Израилем для обслуживания израильских поселений и арабских деревень, теперь соединили водопроводную сеть Западного берега с израильской водной системой. Наличие воды привело к повышению спроса. В результате роста спроса арабы Западного берега стали чистыми «импортерами» воды, перекачиваемой из Израиля».

D. Эксплуатация Израилем палестинских трудовых ресурсов

Израильская оккупация продолжала оказывать отрицательное влияние на положение в области труда и занятости на оккупированных территориях. Помимо изменений в отраслевой структуре занятости, имел место заметный сдвиг от занятости в пределах Западного берега и сектора Газа к занятости в Израиле. В 1984-1988 годах занятость на оккупированных территориях неизменно сокращалась, а процент палестинцев, работающих в Израиле, увеличивался */. Например, по данным доклада БДЗБ за 1987 год, 30,7 процента (или 51 300 трудящихся) из числа рабочей силы Западного берега работали в Израиле. Процент палестинцев из сектора Газа, вынужденных искать работу в Израиле, был еще выше и достигал 46,1 процента (или 43 400 трудящихся). Наибольший прирост палестинской рабочей силы в Израиле имел место в строительной отрасли израильской экономики. Если в 1985 году палестинские трудящиеся в этой отрасли составляли 62,3 процента, то в 1986 году этот показатель увеличился до 65 процентов. Занятость палестинцев в израильском сельском хозяйстве также возросла — с 29,5 процента в 1985 году до свыше 30 процентов в 1986 году25.

Что касается занятости палестинцев в израильской экономике, то рассматриваемый период по-прежнему характеризовался отсутствием равной оплаты за равный труд. Такое положение содействовало защите израильских трудящихся от конкуренции палестинцев. Несмотря на то, что в годовом докладе израильской гражданской администрации за 1984 год содержалось утверждение о применении принципа «равной оплаты за равный труд», эта концепция не была проведена в жизнь, и палестинцы в течение рассматриваемого периода по-прежнему, как правило, находились в непривилегированном положении и их труд оплачивался хуже по сравнению с израильской рабочей силой. Бенвенисти иллюстрирует такое положение следующими словами:

«… Палестинцы, получающие работу легально через посредство службы занятости, находятся в худшем положении, чем их израильские коллеги, так что фактически они не получают равную оплату. Они имеют меньше прав по сравнению с израильтянами в том, что касается премий, пенсий, отпуска по болезни, возмещения, рабочей одежды и отпусков. Из их заработной платы удерживается сумма, составляющая 20 процентов, как и у израильских трудящихся, однако в последнем случае эти суммы перечисляются Национальному институту страхования (НИС), тогда как в первом случае они поступают непосредственно в казначейство и фактически представляют собой «оккупационный налог»26.

Изучая условия занятости палестинских трудящихся Западного берега и сектора Газа в Израиле, Бенвенисти замечает, что:

«… многие вынуждены оставаться в Израиле на ночь нелегально, главным образом в районе Тель-Авива, в недостойных для человека условиях; они спят на столах в ресторанах, где они работают, или в скученных условиях в не оборудованных средствами санитарии подвалах или на чердаках. Многие говорят о том, что чувствуют свое недостойное человека положение в результате продолжительного рабочего дня, низкой заработной платы (составляющей примерно половину того, что получают трудящиеся-израильтяне), плохого отношения к ним и плохого обращения со стороны работодателей и других лиц на рабочем месте и на улицах. Сообщается о том, что они подвергаются обыскам, арестам или другим видам подобного обращения в среднем дважды в неделю»27 .

По данным доклада государственного департамента Соединенных Штатов за 1988 год, примерно 100 000 палестинцев Западного берега и сектора Газа, которые ежедневно выезжают в Израиль на работу, не пользуются равными правами в том, что касается условий труда и социального обеспечения. Для иллюстрации этого положения в докладе указывается:

«Лица, не проживающие в Израиле, не пользуются правом на пенсии НИС по старости, по случаю потери кормильца и по инвалидности (более низкие пенсии по неизменным ставкам), которые получают большинство израильтян, заканчивающих трудовую деятельность, в дополнение к пенсиям по линии Гистадрута (они схожи с пенсиями по линии социального обеспечения в Соединенных Штатах), на пособия по безработице, на компенсацию или страховые выплаты в случае необходимости длительного ухода или телесного повреждения при происшествиях, не связанных с трудовой деятельностью. Они также не пользуются правом на выплачиваемые НИС пособия на детей, финансируемые исключительно из взносов работодателей, а также на участие в проводимых НИС программах социального обеспечения, финансируемых израильскими налогоплательщиками из бюджета (пособия для повышения уровня доходов вдов, сирот, матерей, имеющих на своем иждивении детей, жертв стихийных бедствий, нетрудоспособных и т.д.)»28.

Характерной особенностью занятости палестинцев в Израиле является высокий процент палестинцев, которые ежедневно ищут работу в Израиле незаконно и вынуждены незаконно оставаться на ночь в Израиле, причем часто это происходит, как говорится в вышеупомянутом докладе, в «неудовлетворительных помещениях». Кроме того, инспекторы министерства труда принимали меры против некоторых трудящихся, остающихся на ночь в Израиле без разрешения»29.

Е. Экономическое значение для Израиля рынков оккупированного Западного берега и в секторе Газа

До 1967 года никакой торговли Западного берега и сектора Газа с Израилем практически не существовало. Западный берег снабжал соседние арабские страны некоторыми сырьевыми товарами и продуктами, такими как оливковое масло, строительный камень и мыло. Аналогичным образом, сектор Газа осваивал рынки для своих цитрусовых.

По данным исследования, подготовленного Конференцией Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД) в сотрудничестве с секретариатом Экономической и социальной комиссии для Западной Азии (ЭСКЗА) в 1987 году, израильская оккупация воздействует на рынок и торговлю Западного берега и сектора Газа тремя путями. Во-первых, наиболее серьезное влияние оказывает сам эффект оккупации, изменяя установившиеся системы и практику торговли, причем противодействовать этому эффекту палестинская экономика может лишь незначительно или не может вообще. Сюда относятся физические барьеры между территориями и другими районами, установленные в результате израильской оккупации, отраслевые изменения, произошедшие как прямой результат доминирующего положения значительно более передовой израильской экономики по отношению к экономике территорий, а также политики бойкота, осуществляемой арабскими странами в целях недопущения палестинского экспорта, содержащего хотя бы незначительную долю произведенных в Израиле или импортированных сырьевых материалов. Во-вторых, в течение ряда лет Израиль проводит такую политику в области торговли с территориями, которая привела к принятию ряда мер, оказывающих отрицательное воздействие на торговые позиции территорий. И наконец, имеют место различные торговые процедуры и практика, которые также отрицательно влияют на возможности конкурентоспособного выхода палестинцев на рынки30.

Основные соображения Израиля, оказывающие влияние на его политику в области торговли с оккупированными территориями, направлены на обеспечение свободного притока израильского экспорта в Западный берег и сектор Газа при одновременном жестком контроле экспорта в Израиль для обеспечения интересов израильских производителей. Это представляет собой преднамеренную и целенаправленную экономическую политику, разработанную с самого начала оккупации и с тех пор скрупулезно проводимую в жизнь. Объявляя о введении новых руководящих принципов в отношении порядка экспорта товаров в Израиль, один сотрудник израильского правительства утверждал, что «палестинская продукция грозит израильским фирмам несправедливой конкуренцией»31. В то же время израильская политика допускает свободный ввоз произведенных в Израиле сельскохозяйственных и промышленных товаров в территории без учета вреда, наносимого этим палестинским производителям на Западном берегу и в секторе Газа.

В 1984-1988 годах Израилем был принят ряд конкретных ограничительных мер, направленных на защиту израильских рынков и эксплуатацию выгод, получаемых палестинской экономикой. Некоторые виды наиболее выгодной товарной сельскохозяйственной продукции территорий (например, огурцы, помидоры, баклажаны, арбузы и т.д.), способные конкурировать с израильской продукцией, как правило, не допускались на израильские рынки, а если и допускались, то лишь в небольших и строго контролируемых количествах, в результате чего и осуществлялась защита израильских производителей этой продукции. Кроме того, экспорт палестинской сельскохозяйственной продукции, особенно цитрусовых, производимых в секторе Газа, в Западную Европу и на другие рынки, зарезервированные исключительно для израильской продукции, оставался запрещенным, и за нарушение этого правила налагались строгие наказания. Для недопущения «угрозы конкуренции» со стороны палестинских производителей новым приказом военных властей установлены сложные правила этикетирования всех видов палестинской продукции, в результате чего добавляются новые затраты к и без того перегруженному процессу производства31.

В целом, хотя продукция Западного берега и сектора Газа не составляла значительной части импорта Израиля (она составляла около 3 процентов всего израильского импорта невоенного характера), Израиль оказывал все большее влияние на собственные торговые отношения этих территорий. В эти территории поступает в среднем 16 процентов всего израильского экспорта, в результате чего палестинский рынок стал вторым по своему значению экспортным рынком для израильских (невоенных) товаров после Соединенных Штатов. Если исключить израильский экспорт алмазов в Соединенные Штаты, то Западный берег и Газа — этот в высшей степени монополизированный рынок — оставался с середины 70-х годов крупнейшим рынком сбыта для израильского экспорта32.


* Израильские и палестинские оценки действительной процентной доли палестинцев Западного берега и полосы Газа, занятых в израильской экономике различны. В докладе БДЗБ за 1986 год Бенвенисти объясняет это тем, что менее половины палестинцев, которые искали работу в Израиле в 1985 году, были официально зарегистрированы службой занятости израильского правительства (цит. соч., стр. 11).


 

ПОИСКИ МИРНОГО РЕШЕНИЯ ВОПРОСА О ПАЛЕСТИНЕ

1984 год

13 марта 1984 года Генеральный секретарь представил свой доклад во исполнение резолюции 38/58 С Генеральной Ассамблеи. В этом докладе он сообщил, что после проведения 9 марта этого года консультаций с Советом Безопасности он направил письма правительствам 19 стран34 и ООП с просьбой высказать свои мнения по вопросу об организации и созыве предлагаемой Международной мирной конференции по Ближнему Востоку, включая вопрос об определении участников.

В основу ответов этих правительств были положены положения резолюции 38/58 С Генеральной Ассамблеи в той мере, в какой она касалась необходимости созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку.

Постоянный представитель Соединенных Штатов вновь высказал возражения своего правительства против резолюции 38/58 С, указав, что, по мнению Соединенных Штатов, единственным путем к миру на Ближнем Востоке является процесс переговоров между сторонами на основании резолюций 242 (1967) и 338 (1973) Совета Безопасности. По мнению Соединенных Штатов, проведение международной конференции в соответствии с рекомендацией Генеральной Ассамблеи лишь помешает этому процессу35.

Постоянный представитель СССР в своем ответе решительно поддержал идею международных коллективных усилий, направленных на решение ближневосточной проблемы. Он указал, что Советский Союз последовательно выступал и выступает на созыв мирной конференции по Ближнему Востоку, «которая открыла бы реальный путь для решения в комплексе всех вопросов, порожденных ближневосточным конфликтом». Он заявил также, что Организация Объединенных Наций и ее Генеральный секретарь могут эффективно содействовать достижению общего согласия относительно необходимости добиться всеобъемлющего решения ближневосточной проблемы путем коллективных усилий36.

Позиция правительства Израиля заключалась в том, что конференция, предлагаемая резолюцией 38/58 С, послужила бы «форумом для распространения антиизраильской пропаганды». Постоянный представитель Израиля в Организации Объединенных Наций закончил свое письмо тем, что полностью отверг идею мирной конференции по Ближнему Востоку под эгидой Организации Объединенных Наций, рекомендованную вышеупомянутой резолюцией37.

Постоянный наблюдатель ООП при Организации Объединенных Наций по поручению Председателя Исполнительного комитета ООП г-на Ясира Арафата направил Генеральному секретарю письмо38, в котором он критиковал «дух письма» Соединенных Штатов.

Постоянный наблюдатель ООП при Организации Объединенных Наций сослался на заявления Председателя Ясира Арафата на Международной конференции по вопросу о Палестине. Обращаясь к Конференции, он выдвинул ряд конкретных идей, направленных на поиск решения вопроса о Палестине. Председатель Арафат указал, в частности, что резолюции, принятые Совещанием на высшем уровне в Фесе, открывают уникальную возможность для достижения минимума требуемой справедливости. Он сказал, что осуществление палестинским народом своих прав на возвращение, самоопределение и национальную независимость представляет собой единственную основу любого мира, основанного на справедливости, в ближневосточном регионе. Председатель Арафат обратился также с призывом к проведению Международной конференции под эгидой Организации Объединенных Наций, в которой приняли бы участие обе сверхдержавы вместе с остальными заинтересованными сторонами, в соответствии с резолюциями Организации Объединенных Наций по вопросу о Палестине.

Постоянный представитель Сирийской Арабской Республики при Организации Объединенных Наций подчеркнул, что полностью поддерживает идею конференции в соответствии с резолюцией 38/58 С39. Представитель Сирии заявил также, что проводимая Израилем политика силы и совершившихся фактов является основным препятствием к достижению справедливого и всеобъемлющего мира в регионе. Сирийская Арабская Республика вновь подчеркнула свою поддержку резолюции 38/58 С Генеральной Ассамблеи и с похвалой отозвалась об усилиях Генерального секретаря в этой области. Она также выразила поддержку советского предложения от 29 июля 1984 года39.

Постоянный представитель Иордании заявил, что идея созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку, как это предусмотрено в резолюции 38/58 С, заслуживает рассмотрения. Он добавил, что круг полномочий конференции должен вытекать из принципов и норм международного права, применимых к вопросам, находящимся на рассмотрении конференции, и должен включать принцип недопустимости приобретения территории, который является одним из основополагающих принципов во взаимоотношениях между государствами, не говоря уже о том, что он представляет собой справедливую и непреложную норму международного права. Правительство Иордании считает, что круг полномочий конференции должен определяться резолюциями 242 (1967) и 338 (1973) Совета Безопасности40.

Постоянный представитель Ливана в своем письме на имя Генерального секретаря41 заявил, что правительство его страны готово участвовать в такой конференции в пределах определенных концепций. Во-первых, Ливан является страной пребывания большого числа палестинских беженцев, ожидающих справедливого решения их проблемы в соответствии с резолюциями Организации Объединенных Наций. Поэтому Ливан заинтересован в любых усилиях, предпринимаемых для достижения этой цели. Во-вторых, согласие Ливана принять участие в этой конференции вытекает из того факта, что он является одной из стран, заинтересованных в урегулировании конфликта в регионе, поскольку он неоднократно страдал от проблем, актов агрессии и оккупации, не совершив при этом ничего, что могло бы повлечь за собой явления, от которых ему пришлось пострадать. В-третьих, Ливан считает, что заключенное в 1949 году Общее соглашение о перемирии — это единственный юридический текст, регулирующий ливано-израильские отношения, как это подчеркивалось в ряде резолюций Совета Безопасности, принятых в различные годы.

Правительство Египта подтвердило свою убежденность в правоте палестинского дела и законности неотъемлемых прав палестинского народа, в частности его права на самоопределение и создание собственного независимого государства в Палестине. Правительство Египта обратилось к Генеральному секретарю с призывом провести соответствующие консультации и приложить все усилия к тому, чтобы обеспечить участие сторон в конфликте, провести надлежащие мероприятия и создать условия для проведения конструктивных переговоров в рамках Организации Объединенных Наций в целях достижения справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке42.

Женевская декларация о Палестине и Программа действий по обеспечению прав палестинского народа заложили прочный фундамент будущих усилий Организации Объединенных Наций, направленных на созыв Международной мирной конференции по Ближнему Востоку. В рамках положений этих документов, в соответствии с резолюцией 38/58 С Генеральной Ассамблеи и с учетом последующего развития событий в отношении данного вопроса 31 июля 1984 года исполняющий обязанности Постоянного представителя Союза Советских Социалистических Республик при Организации Объединенных Наций направил Генеральному секретарю письмо, препровождающее текст документа от 29 июля 1984 года, озаглавленного «Предложения Советского Союза по ближневосточному урегулированию»43.

В этих предложениях определялись пути и методы и предлагались рекомендации в отношении созыва Международной мирной конференция по Ближнему Востоку на основе принципа недопустимости захвата чужих земель путем агрессии, возвращения арабам всех территорий, оккупированных Израилем с 1967 года, и ликвидации поселений, созданных Израилем на арабских территориях после 1967 года. Предложения были сосредоточены на вопросе о действиях, которые должны быть предприняты, с тем чтобы гарантировать на практике осуществление неотъемлемых прав палестинского народа на самоопределение и создание собственного независимого государства на палестинских землях, освобожденных от израильской оккупации, на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа.

В советских предложениях утверждалась необходимость положить конец состоянию войны в регионе и установить мир между арабскими государствами и Израилем. В документе особо подчеркивались международные гарантии в отношении урегулирования. Согласно этим предложениям роль гаранта могли бы взять на себя постоянные члены Совета Безопасности Организации Объединенных Наций или Совет Безопасности в целом. Со своей стороны Советский Союз выразил готовность участвовать в таких гарантиях.

Позже, в сентябре 1984 года, Генеральный секретарь заявил, что из полученных им ответов и из переговоров, проведенных им с заинтересованными правительствами и органами, явствовало, что созыв предлагаемой конференции потребовал бы в первую очередь принципиального согласия непосредственно заинтересованных сторон, а также Соединенных Штатов и СССР на участие в конференции. По его словам, из ответов правительств Израиля37 и Соединенных Штатов35 явствует, что они не готовы принять участие в предлагаемой конференции.

В своем годовом докладе Генеральной Ассамблее44 Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа выразил сожаление по поводу отрицательного отношения Израиля и Соединенных Штатов к идее созыва конференции и решил продолжить свои усилия, направленные на скорейший созыв конференции, призвав в то же время к взаимопониманию и сотрудничеству все заинтересованные стороны в целях разрешения проблемы, лежащей в основе поддержания международного мира и безопасности и прямо затрагивающей вопрос об осуществлении неотъемлемых прав палестинского народа на самоопределение.

В своем докладе от 26 октября 1984 года о положении на Ближнем Востоке45 Генеральный секретарь подчеркнул, в частности, что ближневосточный конфликт, затрагивающий сложные взаимосвязанные проблемы, может быть разрешен только путем всеобъемлющего урегулирования, охватывающего все его аспекты. Генеральный секретарь по-прежнему считал, что всеобъемлющее урегулирование на Ближнем Востоке должно будет удовлетворять следующим условиям: отвод израильских вооруженных сил с оккупированных территорий; уважение и признание суверенитета, территориальной целостности и политической независимости каждого государства этого района, а также их права жить в мире в пределах безопасных и признанных границ, в условиях свободы от угрозы силой или ее применения; и наконец, справедливое урегулирование палестинской проблемы, основанное на признании законных прав палестинского народа, включая самоопределение. В этом контексте вопрос об Иерусалиме также оставался вопросом первостепенной важности.

Генеральный секретарь добавил, что всеобъемлющее урегулирование должно быть достигнуто, по крайней мере на его заключительном этапе, если не ранее, путем переговоров, в которых будут участвовать все заинтересованные стороны. По его словам, общепризнанным фактом является то, что для любого прочного урегулирования на Ближнем Востоке существенное значение имеет поддержка крупных держав, прежде всего СССР и Соединенных Штатов. С чисто логической точки зрения все эти требования могут быть наилучшим образом удовлетворены, если переговоры, в той или иной форме будут проводиться под эгидой Организации Объединенных Наций.

Различные аспекты вопроса о Палестине рассматривались в течение 1984 года крупными межправительственными организациями, такими как Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), Движение неприсоединившихся стран и его Комитет девяти по Палестине *, Организация африканского единства (ОАЕ), Организация Исламская конференция (ОИК) и ее Комитет Аль-Кудс (Иерусалим)**. В течение года этими организациями был принят ряд важных документов.

1985 год

В течение этого года Совет Безопасности провел 20 заседаний, на которых он обсуждал различные аспекты положения на Ближнем Востоке и на оккупированных территориях, а также другие взаимосвязанные вопросы. 12 и 13 сентября 1985 года Совет Безопасности собрался на заседание для рассмотрения, по просьбе группы арабских государств, действий Израиля против гражданского населения оккупированных палестинских территорий. На рассмотрении Совета находился проект резолюции, в котором выражалось сожаление по поводу репрессивных мер, предпринятых Израилем против палестинского гражданского населения на оккупированных территориях 4 августа 1985 года; содержался призыв к Израилю немедленно прекратить осуществление таких мер, освободить задержанных и воздерживаться в дальнейшем от депортации; содержался призыв к Израилю скрупулезно соблюдать положения четвертой Женевской конвенции от 12 августа 1949 года. Проект не был принят из-за того, что один постоянный член — Соединенные Штаты — голосовали против.

На своей сорок первой сессии, состоявшейся в Женеве с 4 февраля по 15 марта 1985 года, Комиссия Организации Объединенных Наций по правам человека рассмотрела пункт повестки дня, озаглавленный «Вопрос о нарушении прав человека на оккупированных арабских территориях, включая Палестину» и приняла две резолюции.

В резолюции 1985/1 А Комиссия, в частности, осудила упорный отказ Израиля разрешить Специальному комитету по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий доступ на оккупированные территории; вновь заявила о глубокой тревоге, выраженной Специальным комитетом в связи с проводимой Израилем политикой в отношении этих территорий; подтвердила свое заявление о том, что случаи нарушения Израилем четвертой Женевской конвенции от 12 августа 1949 года и Дополнительных протоколов представляют собой военные преступления и оскорбление человечества; призвала Израиль отказаться от такой политики и выполнить все соответствующие резолюции Организации Объединенных Наций; подтвердила свой призыв ко всем государствам не признавать никакие изменения, осуществленные Израилем на оккупированных территориях и избегать принятия любых мер или оказания любой помощи, которые могли бы использоваться Израилем для осуществления такой политики, и просила Генеральную Ассамблею рекомендовать Совет Безопасности принять против Израиля меры, предусмотренные главой VII Устава Организации Объединенных Наций.

В резолюции 1985/1 В Комиссия подтвердила, что четвертая Женевская конвенция от 12 августа 1949 года применима ко всем арабским территориям, оккупированным Израилем с 1967 года, включая Иерусалим; осудила непризнание Израилем такой ее применимости и вновь призвала все государства — участники Конвенции приложить все усилия, чтобы обеспечить уважение и соблюдение всех ее положений на оккупированных территориях.

В Декларации, принятой юбилейным Совещанием в честь тридцатой годовщины Азиатско-африканской конференции, состоявшемся в Бандунге, Индонезия, 24 и 25 апреля 1985 года, участвующие государства выразили полную солидарность и поддержку борьбе палестинского народа под руководством ООП как его единственного законного представителя. Они осудили действия Израиля против населения палестинских и арабских территорий и подтвердили свою убежденность в том, что справедливое и прочное урегулирование ближневосточного конфликта невозможно до тех пор, пока Израиль полностью и безоговорочно не уйдет со всех территорий, оккупированных с 1967 года, включая Иерусалим.

Пятьдесят седьмое Совещание Министров иностранных дел десяти государств — членов ЕЭС, состоявшееся в Люксембурге 29 апреля 1985 года, приняло Декларацию, в которой «Десятка» подтвердила свою убежденность в том, что достижение справедливого и прочного мира требует участия и активной поддержки всех заинтересованных сторон и подтвердила свою готовность внести свой вклад в такой процесс на основе принципов, изложенных этими государствами ранее.

Позже в том же году, а именно, 18-21 июля 1985 года, двадцать первая очередная сессия Ассамблеи глав государств и правительств ОАЕ, состоявшаяся в Аддис-Абебе, Эфиопия, приняла две резолюции по вопросу о Палестине и ближневосточном конфликте. Она подтвердила свою неизменную поддержку борьбы палестинского народа во главе с ООП, его единственным законным представителем. Она решительно осудила любые инициативы, меры и соглашения, не учитывающие чаяния народа Палестины и ООП, и заявила что считает недействительным любое соглашение по вопросу о Палестине, принимаемое без участия ООП.

Чрезвычайная конференция арабских государств на высшем уровне, состоявшаяся в Касабланке, Марокко, 7-9 августа 1985 года, заявила о необходимости дальнейшей арабской поддержки резолюций по вопросу о Палестине и поддержала ООП в качестве единственного законного представителя палестинского народа. Конференция пришла также к выводу, что созыв Международной конференции под эгидой Организации Объединенных Наций с участием СССР, Соединенных Штатов и других постоянных членов Совета Безопасности, а также ООП и других заинтересованных сторон содействовал бы делу мира в регионе.

Конференция министров иностранных дел неприсоединившихся государств, состоявшаяся в Луанде, Ангола, 2-7 сентября 1985 года, вновь подтвердила, что вопрос о Палестине лежит в основе арабо-израильского конфликта, и подчеркнула, что всеобъемлющее, справедливое и прочное решение не может быть достигнуто без полного и безоговорочного ухода Израиля со всех палестинских и других арабских территорий, оккупированных с 1967 года, включая Иерусалим, и осуществления неотъемлемых прав палестинского народа. Конференция подчеркнула необходимость скорейшего созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку в соответствии с резолюцией 38/58 С Генеральной Ассамблеи.

В рамках системы Организации Объединенных Наций Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа продолжал свои усилия, направленные на решение вопроса о Палестине. В своем докладе за 1985 год46 он решительно указал на то, что вопрос о Палестине достиг критической стадии и призвал к возобновлению целенаправленных и коллективных действий в поисках справедливого его решения под эгидой Организации Объединенных Наций и на основе ее резолюций, с тем чтобы положить конец страданиям палестинского народа. Комитет выразил также свою убежденность в том, что Международная мирная конференция по Ближнему Востоку, рекомендованная резолюцией 38/58 С Генеральной Ассамблеи, получившей почти единодушную поддержку, может предоставить всем заинтересованным сторонам широкие возможности для участия в переговорах, способных привести к справедливому и прочному решению этой проблемы.

В своем годовом докладе47 Специальный комитет по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий вновь подчеркнул тяготы повседневной жизни палестинцев под израильской оккупацией. Он указал также на дальнейшее ухудшение положения гражданского населения в области прав человека, на нарушение израильскими оккупационными властями четвертой Женевской конвенции, на израильскую политику аннексии палестинских земель и непрекращающиеся акты насилия со стороны еврейских поселенцев против безоружного палестинского населения. Специальный комитет заявил, что:

«Размах и мощь этих действий, предпринятых поселенцами в отношении палестинцев на оккупированных территориях, показали, что на деле именно поселенцы представляют реальную власть в стране…

Гражданское население по-прежнему не пользуется какой бы то ни было защитой. Эту позицию израильских властей подтверждает то, с какой снисходительностью обращались власти с членами еврейских подпольных групп, признанных виновными в убийствах и физических оскорблениях гражданского населения. … Не остается никаких сомнений в том, что действительной политической силой на оккупированных территориях, которая решает судьбу гражданского населения, являются поселенцы, незаконно обосновавшиеся на этих территориях».

В докладе Генерального секретаря о положении на Ближнем Востоке48 от 22 октября 1985 года было подчеркнуто, что Совет Безопасности несет важную и общепризнанную ответственность за эту сложную и потенциально взрывоопасную проблему и может играть жизненно важную роль в достижении справедливого и прочного урегулирования в регионе. Генеральный секретарь подчеркнул, что ему известно о многих трудностях, которые возникают в этой деятельности, успех которой будет зависеть от согласия и сотрудничества крупных держав. Эта деятельность также требует от заинтересованных сторон создания необходимых условий и внесения коррективов.

В течение 1985 года, по данным докладов, изданных различными органами, такими как правительства, система Организации Объединенных Наций, межправительственные и неправительственные организации, индивидуальные эксперты и средства массовой информации, положение на оккупированных палестинских территориях продолжало ухудшаться. Другими отличительными чертами этого периода были продолжающееся ухудшение условий жизни и ухудшение положения палестинских беженцев на юге Ливана в результате экспансионистской политики и практики Израиля.

Информация, получаемая Комитетом по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа не оставляла никаких сомнений в том, что Израиль продолжал свою политику конфискации принадлежащих арабам земель на оккупированных палестинских территориях и увеличения размеров и численности своих поселений, несмотря на то, что такая политика является нарушением Женевской конвенции от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны и противоречит резолюциям Организации Объединенных Наций. В то же время Израиль продолжал свою политику иудаизации оккупированных палестинских территорий путем их экономического и административного порабощения и постепенного включения их в израильскую инфраструктуру.

Палестинцы стали жертвами возобновления в августе 1985 года действия чрезвычайных правил 1945 года, введенных в период действия британского мандата, которые предусматривают, в частности, депортацию людей, административное задержание без предъявления обвинения и суда на возобновляемые шестимесячные периоды, а также закрытие газет. Как сообщалось, эта мера стала краеугольным камнем новой репрессивной политики израильских властей, направленной на пресечение деятельности, противодействующей оккупации49.

На своей сороковой сессии Генеральная Ассамблея вновь подтвердила в своей резолюции 40/96 D свою убежденность в том, что созыв Международной мирной конференции явился бы крупным вкладом Организации Объединенных Наций в дело всеобъемлющего, справедливого и прочного разрешения арабо-израильского конфликта, подтвердила свой призыв к созыву конференции и призывала правительства Израиля и Соединенных Штатов пересмотреть свою позицию в отношении достижения мира на Ближнем Востоке путем созыва конференции.

1986 год

К 1986 году идея созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку под эгидой Организации Объединенных Наций как единственного эффективного и действенного средства разрешения вопроса о Палестине нашла почти всеобщее признание, и предложения в этой области выдвигались органами Организации Объединенных Наций и межправительственными организациями.

Вопрос о положении на оккупированных Израилем арабских территориях находился в повестке дня Совета Безопасности на протяжении всего 1986 года. Особое внимание было уделено Советом осквернению Израилем святыни Харам-аль-Шариф в Священном городе Аль-Кудс (Иерусалим). По просьбе Марокко как государства, представитель которого являлся Председателем ОИК, было созвано срочное заседание Совета Безопасности.

На заседании Совета Безопасности 30 января 1986 года Совету был представлен проект резолюции, согласно которому Совет выражал глубокое беспокойство по поводу «провокационных актов израильтян, включая членов Кнессета, которые нарушили неприкосновенность святыни Харам аль-Шариф в Иерусалиме», выражал глубокое сожаление по поводу этих актов, утверждая, что «такие акты представляют собой серьезное препятствие к достижению всеобъемлющего, справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке, без которого могут быть также поставлены под угрозу международный мир и безопасность». В проекте содержалась также критика нарушения Израилем четвертой Женевской конвенции. Согласно проекту резолюции Генеральному секретарю предлагалось представить доклад Совету Безопасности о выполнении резолюции. Однако этот проект не был принят, поскольку один из постоянных членов Совета Безопасности — Соединенные Штаты — голосовали против.

На своей сорок второй сессии, состоявшейся в период с 3 февраля по 14 марта 1986 года, Комиссия Организации Объединенных Наций по правам человека рассмотрела пункт повестки дня, озаглавленный «Вопрос о нарушении прав человека на оккупированных арабских территориях, включая Палестину». По этой повестке дня были приняты две резолюции.

В резолюции 1986/1 А Комиссия подтвердила, что сам факт оккупации представляет собой серьезное нарушение прав человека гражданского населения оккупированных арабских территорий; она также вновь заявила о глубокой озабоченности в связи с тем, что политика Израиля на оккупированных территориях основана на «доктрине отечества», предусматривающей монорелигиозное (еврейское) государство, включающее территории, оккупируемые Израилем с июня 1967 года; Комиссия вновь решительно осудила и отвергла решение Израиля аннексировать Иерусалим и изменить физический характер, демографический состав, институциональную структуру или статус оккупированных территорий, включая Иерусалим, и указала, что считает все эти меры и их последствия не имеющими законной силы.

В своей второй резолюции 1986/1 В Комиссия осудила непризнание Израилем применимости четвертой Женевской конвенции к оккупируемым им с 1967 года территориям, включая Иерусалим; она также решительно осудила Израиль за проведение им политики жестокого обращения и пыток в отношении палестинцев, задержанных и содержащихся в израильских тюрьмах; Комиссия также призвала Израиль к сотрудничеству с МККК.

ОИК и ее Комитет Аль-Кудс провели в 1986 году ряд заседаний, на которых рассматривался вопрос о Палестине. На своей десятой сессии, состоявшейся в Марракеше, Марокко, 21 и 22 января 1986 года, Комитет Аль-Кудс рекомендовал продолжить эффективную поддержку борьбы палестинского народа на всех уровнях — политическом, военном, экономическом, — а также на уровне информации, с тем чтобы дать ему возможность с большей твердостью оказывать сопротивление на своей земле и в своем отечестве и более эффективно противодействовать сионистской оккупации. Особое внимание было уделено также вопросу о совместных усилиях ООП и правительства Иордании в деле охраны святых мест ислама в Аль-Кудс-аль-Шарифе.

В своем заключительном коммюнике Координационное совещание министров иностранных дел ОИК, состоявшееся в Нью-Йорке 2 октября 1986 года, подчеркнуло важное значение созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку и подтвердило свое намерение выполнять резолюцию Генеральной Ассамблеи по этому вопросу.

Семьдесят пятая Межпарламентская конференция Межпарламентского союза, состоявшаяся в Мехико 7-12 апреля 1986 года, приняла резолюцию о положении на Ближнем Востоке и вопросу о Палестине. В этом документе Конференция потребовала полного, немедленного и безоговорочного ухода Израиля со всех оккупируемых арабских территорий, подтвердила неотъемлемое право палестинского народа на возвращение на родину, самоопределение и создание собственного независимого государства под руководством своего единственного законного представителя, ООП. Конференция обратилась к парламентам и правительствам с призывом поддержать все усилия, направленные на скорейший созыв Международной мирной конференции по Ближнему Востоку в соответствии с резолюцией 38/58 С Генеральной Ассамблеи с участием всех заинтересованных сторон, включая ООП, Соединенные Штаты, Советский Союз и других постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций.

Совет министров ОАБ, собравшийся на свою очередную сорок четвертую сессию в Аддис-Абебе, Эфиопия, 21-26 июля 1986 года, подтвердил свою позицию по вопросу о Палестине в двух резолюциях. Подтверждая законность и свою поддержку справедливой борьбы палестинского народа под руководством ООП, ОАЕ обратилась к Совету Безопасности с призывом принять эффективные меры к тому, чтобы гарантировать осуществление народом Палестины своих неотъемлемых национальных прав, признанных Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций. Она решительно поддержала Арабский мирный план, принятый на двенадцатом арабском совещании на высшем уровне, которое состоялось в Фесе, Марокко, 6-9 сентября 1982 года, как важный вклад в поиски справедливого, всеобъемлющего и прочного урегулирования ближневосточного конфликта. ОАБ поддержала также идею созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку.

Движение неприсоединившихся стран рассматривало проблемы, связанные с вопросом о Палестине, на нескольких совещаниях, проводившихся на различных уровнях. Восьмая конференция на высшем уровне глав государств и правительств неприсоединившихся государств, состоявшаяся в Хараре, Зимбабве, 1-6 сентября 1986 года, приняла Политическую декларацию, в которой Движение подтверждало свою активную солидарность с арабскими странами — жертвами израильской агрессии и со справедливой борьбой палестинского народа в главе с ООП. В Декларации осуждались любые соглашения или договоры, нарушающие права или посягающие на права арабской нации и палестинского народа. В ней также подчеркивалась настоятельная необходимость созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку в соответствии с Женевской декларацией 1983 года и резолюцией 38/58 С Генеральной Ассамблеи, с тем чтобы добиться справедливого и всеобъемлющего решения ближневосточной проблемы, в первую очередь на основе права палестинского народа на самоопределение и создание независимого и суверенного палестинского государства в своем национальном отечестве. В Декларации содержался также призыв к Совету Безопасности Организации Объединенных Наций рассмотреть вопрос о создании подготовительного комитета с участием постоянных членов Совета Безопасности для рассмотрения эффективных путей и средств созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку.

Однако, несмотря на широкую поддержку во всем мире идеи созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку под эгидой Организации Объединенных Наций, замечания Генерального секретаря, которые содержались в его докладе50 от 14 марта 1986 года, представленном в соответствии с резолюцией 40/96 D, отражают определенную озабоченность по поводу препятствий, которые необходимо преодолеть в этом сложном вопросе. В этой связи Генеральный секретарь заявил:

«В свете прений на Генеральной Ассамблее по указанной выше резолюции и другой имеющейся информации я считаю, что препятствия, не позволявшие до сего времени созвать Международную мирную конференцию по Ближнему Востоку, к проведению которой призвала Генеральная Ассамблея, по-прежнему существуют. Однако я также считаю, что замечания, содержащиеся в моем докладе от 22 октября 1985 года, которые отмечены выше, по-прежнему остаются в силе».

В своем докладе за 1986 год 49 Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа отметил, что Израиль продолжает оккупировать палестинские и другие арабские территории, включая Иерусалим, в нарушение резолюций Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи и принимать меры по укреплению своего контроля, в том числе расширяет репрессии против местного населения и усиливает деятельность поселенцев. Комитет заявил также, что вследствие политики и практики Израиля и вытекающего из этого отсутствия прогресса в направлении мирного, справедливого, прочного и всеобъемлющего урегулирования в этом районе растет напряженность и расширяются насильственные действия, что представляет собой растущую угрозу международному миру и безопасности. Приоритетной областью деятельности Комитета по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа явился в 1986 году скорейший созыв Международной мирной конференции по Ближнему Востоку в соответствии с резолюцией 38/58 С.

В докладе Специального комитета по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий за 1986 год 51 сообщалось о новых фактах, усугубляющих бедствия палестинского населения оккупированных территорий. В докладе указывалось, что Комитет отмечает эскалацию насилия в результате осуществления Израилем возобновленной политики «железного кулака», как об этом было объявлено самими израильскими властями. Эта политика проявляется в ряде жестких мер, затрагивающих права человека палестинского населения оккупированных территорий, таких как рост числа арестов и судов, что приводит к задержанию множества гражданских лиц (включая несовершеннолетних), которых приговаривают к тюремному заключению за политические правонарушения или нарушения системы безопасности, а также к принятию мер административного задержания. Еще одним вызывающим озабоченность аспектом политики «железного кулака» явилось возобновление в крупных масштабах политики высылки и депортации.

В пункте 90 доклада указывается далее, что на основе имеющихся в его распоряжении свидетельских показаний и информации Специальный комитет сделал вывод о том, что:

«… проводимая правительством Израиля политика на оккупированных территориях продолжает, как и в прошлом, опираться на принцип, согласно которому территории, оккупированные Израилем в 1967 году, являются частью Государства Израиль. Этот тезис лежит в основе политики аннексии и создания поселений на оккупированных территориях, которая представляет собой вопиющее нарушение международных обязательств Израиля как государства — участника Четвертой Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны».

В своем докладе от 29 октября 1986 года52 Генеральный секретарь особо подчеркнул вызывающее беспокойство отсутствие приемлемого для всех и активного процесса переговоров в этом регионе. В этой связи он упомянул о расхождениях в позициях основных держав в отношении характера процесса переговоров. Генеральный секретарь утверждал далее, что вследствие сложного характера арабо-израильского конфликта справедливый и прочный мир может быть достигнут только в результате всеобъемлющего урегулирования, охватывающего все аспекты конфликта, при участии всех заинтересованных сторон, включая ООП. По поводу перспектив скорейшего созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку он заявил что

«… идея проведения Международной мирной конференции, по-видимому, получает все более широкую поддержку, и во время двусторонних контактов, проводившихся с затрагиваемыми сторонами в регионе и с другими сторонами, заинтересованными в урегулировании этого затянувшегося конфликта, был сделан целый ряд предложений процедурного характера. Тем не менее продолжают существовать серьезные разногласия в отношении вопросов, подлежащих рассмотрению на конференции, сроков ее созыва и особенно участия. Этот последний вопрос, говоря более конкретно, вопрос о том, как будут представлены права и интересы палестинского народа, до сих пор не удавалось решить в приемлемой для всех возможных участников предлагаемой конференции форме. Достижение согласия по этому вопросу, больше чем что-либо другое, будет способствовать выходу из нынешнего тупика в процессе переговоров».

Однако разногласия по вопросу о созыве Конференции наблюдались также в ходе прений на сорок первой сессии Генеральной Ассамблеи, которая подавляющим большинством приняла резолюцию 41/43 D, вновь подтвердившую призыв Ассамблеи к созыву Конференции. Кроме того, в резолюции содержался призыв к созданию в рамках Совета Безопасности подготовительного комитета с участием всех постоянных членов Совета для принятия необходимых мер по созыву Конференции. В той же резолюции содержалась просьба к Генеральному секретарю продолжить в консультации с Советом Безопасности его усилия, направленные на созыв Конференции и представить Генеральной Ассамблее соответствующий доклад не позднее 15 мая 1987 года.

1987 год

1987 год был ознаменован несколькими годовщинами важных событий в истории палестинского народа. В этом году отмечалась семидесятая годовщина Декларации Бальфура 1917 года, сороковая годовщина принятия Организацией Объединенных Наций в 1947 году резолюции о разделе Палестины (резолюция 181 (II)), двадцатая годовщина войны 1967 года и пятая годовщина зверской расправы с палестинскими гражданскими лицами — мужчинами, женщинами и детьми — в лагерях беженцев Сабра и Шатила в западном Бейруте 17 и 18 сентября 1982 года. В память об этих годовщинах Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа решил учесть в своей программе работы на этот год предложение, выдвинутое рядом НПО, о том, чтобы объявить 1987 год «Годом палестинского народа».

Идея созыва под эгидой Организации Объединенных Наций Международной мирной конференции по Ближнему Востоку получила решительную поддержку в соответствующей резолюции пятой Исламской конференции на высшем уровне, состоявшейся в Кувейте 26-29 января 1987 года. В резолюции № 1/5-P(IS) исламские государства выразили приверженность идее созыва такой конференции с участием всех сторон арабо-израильского конфликта, включая ООП на равных условиях с этими государствами, а также с участием постоянных членов Совета Безопасности. Исламская конференция одобрила создание подготовительного комитета в составе пяти постоянных членов Совета Безопасности.

Важное заявление о занятой позиции было сделано в начале года государствами — членами ЕЭС; одобрение этими государствами идеи созыва Конференции содержалось в документе под названием «Заявление по Ближнему Востоку, сделанное министрами иностранных дел 12 государств — членов Европейского сообщества». Это Заявление было принято на совещании в Брюсселе, Бельгия, 23 февраля 1987 года. Выражение поддержки двенадцатью государствами идеи созыва такого форума содержалось в письме, направленном Генеральному секретарю53, в котором эти государства указали, что поддерживают проведение Международной мирной конференции под эгидой Организации Объединенных Наций, при участии всех заинтересованных сторон и любой стороны, способной внести непосредственный позитивный вклад в восстановление мира и безопасности, а также в экономическое и социальное развитие региона.

Комиссия Организации Объединенных Наций по правам человека на своей сорок третьей сессии, состоявшейся в период с 2 февраля по 13 марта 1987 года, приняла две резолюции, озаглавленные «Вопрос о нарушении прав человека на оккупированных арабских территориях, включая Палестину». Резолюция 1987/2 А, в которой повторено большинство положений, содержавшихся в аналогичных резолюциях, принятых в предыдущие годы, решительно осуждает проведение Израилем политики «железного кулака» против населения оккупированных территорий, а также все террористические акты, предпринятые против палестинского населения оккупированных территорий сионистскими бандами, действующими под наблюдением оккупационных властей; Комиссия также решительно осудила израильскую практику, препятствующую осуществлению свободы религии и религиозных культов. В своей резолюции 1987/2 В Комиссия сконцентрировала внимание на применимости Женевской конвенции 1949 года ко всем палестинским и другим арабским территориям, включая Иерусалим.

Проблема Ближнего Востока занимала важное место в повестке дня Совещания министров иностранных дел Скандинавских государств, состоявшегося в Рейкьявике 25 и 26 марта 1987 года. По завершении Совещания министры иностранных дел Северных стран опубликовали заявление в поддержку идеи проведения Международной мирной конференции по Ближнему Востоку под эгидой Организации Объединенных Наций при участии всех заинтересованных сторон.

Государства — члены Движения неприсоединившихся стран на заседании своего Комитета девяти по Палестине, проведенном в Хараре, Зимбабве, 14 и 15 апреля 1987 года, вновь выразили поддержку идеи созыва Конференции. Комитет выступил с призывом интенсифицировать усилия, направленные на то, чтобы начать подготовительный процесс к скорейшему созыву Конференции.

На своей восемнадцатой сессии, состоявшейся в Алжире, Алжир, с 20 по 26 апреля 1987 года, Национальный совет Палестины (НСП) решительно поддержал идею созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку в рамках Организации Объединенных Наций и под ее эгидой, с участием постоянных членов Совета Безопасности и заинтересованных сторон, включая ООП на равных условиях с Другими сторонами. В докладе была также выражена поддержка идеи создания подготовительного комитета Конференции.

Позднее в этом же году Генеральный секретарь в соответствии с резолюцией 41/43 D Генеральной Ассамблеи от 2 декабря 1986 года (пункт 6) представил доклад по вопросу о Палестине и положении на Ближнем Востоке54. Доклад был подготовлен на основе раунда консультаций Генерального секретаря со всеми членами Совета Безопасности и представителями непосредственно заинтересованных стран-членов — Египта, Израиля, Иордании, Ливана и Сирийской Арабской Республики, — а также ООП. В центре доклада было отношение членов Совета Безопасности к усилиям Генерального секретаря по изучению путей всеобъемлющего урегулирования ближневосточного конфликта вообще и созыва Международной мирной конференции по этому вопросу, в частности. Описывая новые элементы в этом процессе, Генеральный секретарь заявил в пункте 3, что:

«Все члены Совета Безопасности выражали свою озабоченность ближневосточной проблемой и все высказались за продолжение усилий Генерального секретаря по установлению справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке. Более того, в отличие от прошлых лет ни один из членов Совета не выступил в принципе против идеи проведения Международной конференции под эгидой Организации Объединенных Наций. Вместе с тем было ясно, что широкие разногласия в отношении формы проведения Конференции по-прежнему сохраняются. Все также отмечали, что имеются большие различия в позициях сторон по целому ряду вопросов процедуры и существа, но что в последние месяцы появились признаки большей гибкости в подходах сторон к процессу переговоров и что это следует всячески поощрять».

Генеральный секретарь заключил в своем докладе, что, хотя явно еще не достигнута степень согласия, достаточная для созыва Международной конференции в соответствии с призывом, содержащимся в резолюции 41/43 D, он намерен продолжить свои усилия по организации процесса, который привел бы к справедливому и прочному миру на Ближнем Востоке.

28 и 29 мая 1987 года в Берлине состоялось совещание Политического консультативного комитета государств — участников Варшавского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Обратившись к вопросу о путях поиска справедливого политического урегулирования ближневосточной проблемы, руководители государств — участников Договора заявили, что проведение под эгидой Организации Объединенных Наций конференции с участием всех заинтересованных сторон, включая ООП в качестве единственного законного представителя палестинского народа, имело бы большое значение для всеобъемлющего урегулирования на Ближнем Востоке и достижения прочного мира в регионе. Участники придерживались мнения, что создание подготовительного комитета с участием постоянных членов Совета Безопасности и всех заинтересованных сторон явилось бы важным практическим шагом к созыву такой конференции55.

13 ноября 1987 года Генеральный секретарь представил свой доклад о положении на Ближнем Востоке56 сорок второй сессии Генеральной Ассамблеи. В своем обзоре развития событий, связанных с переговорами о всеобъемлющем урегулировании арабо-израильского конфликта и перспективой созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку, Генеральный секретарь указал, что важной основой нескольких раундов переговоров послужили два фактора: международная поддержка и поддержка заинтересованных сторон.

По вопросу о существующих расхождениях между сторонами Генеральный секретарь указал на наличие «разногласий по процедурным аспектам конференции». Он также выразил надежду, что коль скоро исходный принцип принимается, расхождения по вопросам процедуры могут быть преодолены с помощью терпеливых дипломатических усилий. Генеральный секретарь, однако, прямо указал на все еще существующее препятствие к созыву такой конференции и сделал в пункте 33 следующее замечание:

«Основное препятствие в настоящее время, однако, связано с другим: с неспособностью правительства Израиля в целом согласиться с принципом проведения Международной конференции под эгидой Организации Объединенных Наций. До тех пор пока израильское правительство не согласится с тем, что проведение такой конференции является наилучшим путем мирного урегулирования путем переговоров, продвижение вперед будет оставаться затрудненным».

Тем не менее результаты деятельности Генерального секретаря указывали на определенные сдвиги в этой области. В заключение Генеральный секретарь указал, что при этом его воодушевляет то обстоятельство, что:

«… идея проведения Международной конференции под эгидой Организации Объединенных Наций стала объектом первоочередного внимания среди арабских сторон в конфликте и оживленно обсуждалась в Израиле. Эти позитивные тенденции наряду с растущим международным консенсусом в пользу скорейшего созыва конференции требуют от нас консолидации усилий и строительства на том фундаменте, который был уже создан».

Специальный комитет по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий в своем докладе за 1987 год57 заявил, что общий климат конфронтации и репрессий на оккупированных территориях имел отрицательные последствия в различных областях. Реальности повседневной жизни гражданского населения оккупированных территорий были отмечены непрекращающимися и даже усиливающимися преследованиями и унижением арабского населения в различных формах. Еще одним видом произвольных действий против палестинцев явились случаи высылки и депортации. В докладе содержалась информация о мерах, влияющих на пользование палестинцами некоторыми основными свободами. Специальный комитет заключил, что:

«… обстановка на оккупированных территориях свидетельствует о непрекращающемся ухудшении положения в области прав человека и основных свобод гражданского населения. Соответствующие положения четвертой Женевской конвенции по-прежнему игнорируются. Непрестанная политика аннексии оккупированных территорий, которая встречает ожесточенное сопротивление гражданского населения, а также цикл напряженности и репрессий, связанных с такой политикой, привели к взрывоопасной ситуации, которая, по всей видимости, должна будет спровоцировать еще более драматические события в будущем».

В докладе Комитета по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа58, представленном в 1987 году, подчеркивалось, что в конце 1986 года и в 1987 году понимание международным сообществом вопроса о Палестине и поддержка дела достижения и осуществления неотъемлемых прав палестинского народа достигли новых высот. В то же время серьезное ухудшение положения палестинцев в регионе вызвало самую широкую и весьма серьезную обеспокоенность по поводу того, что напряженность и насилие будут по-прежнему расширяться с возможными катастрофическими последствиями для региона, если в конечном итоге не будет достигнут прогресс на пути к договорному урегулированию проблемы. В докладе подчеркивалось, что от Совета Безопасности требуются неотложные позитивные меры по рекомендациям, сформулированным Комитетом в его первом докладе, а также по рекомендациям, принятым Международной конференцией по вопросу о Палестине 1983 года, которые неоднократно одобрялись Генеральной Ассамблеей.

В 1987 году Комитет интенсифицировал свои усилия, направленные на созыв Международной мирной конференции по Ближнему Востоку в соответствии с положениями резолюций 38/58 С и 41/43 D Генеральной Ассамблеи. По мнению Комитета, такая конференция представляет собой наиболее всеобъемлющее и общепринятое предложение, направленное на разрешение палестинской проблемы.

Арабское совещание на высшем уровне, состоявшееся в Аммане, Иордания, с 8 по 11 ноября 1987 года, утверждало, в частности, что вопрос о Палестине представляет собой основополагающую проблему ближневосточного конфликта. Оно поддержало идею созыва под эгидой Организации Объединенных Наций Международной конференции по Ближнему Востоку с участием всех заинтересованных сторон, включая ООП в качестве единственного законного представителя палестинского народа, а также постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций.

Вопрос о созыве Международной мирной конференции по Ближнему Востоку был одним из основных вопросов, обсуждавшихся на сорок второй сессии Генеральной Ассамблеи. Общие прения на сессии ясно показали, что среди государств-членов растет понимание и осознание неотложного характера и сложности вопроса о Палестине как сердцевины арабо-израильского конфликта. В прениях отразился также рост заинтересованности международного сообщества в справедливом, мирном и всеобъемлющем урегулировании конфликта. Почти все делегации выступали в пользу созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку под эгидой Организации Объединенных Наций

Подавляющим большинством голосов Генеральная Ассамблея приняла резолюцию 42/66 D в отношении созыва такой конференции. В резолюции вновь нашел одобрение призыв к созыву Международной мирной конференции по Ближнему Востоку и была подчеркнута «настоятельная необходимость дополнительных конкретных и конструктивных усилий всех правительств, с тем чтобы без дальнейшего промедления созвать Конференцию».


* Создан седьмой Конференцией глав государств или правительств неприсоединившихся стран, состоявшейся в Дели, Индия, с 7 по 12 марта 1983 года. Позже он получил название Комитета девяти по Палестине. В период составления настоящего исследования членами Комитета были: Алжир, Бангладеш, Замбия, Зимбабве, Индия, Куба, Палестина, Сенегал и Югославия.

** Создан по рекомендации шестой Исламской конференции министров иностранных дел стран — членов ОИК, состоявшейся в Джидде, Саудовская Аравия, в июне 1975 года. Десятая Исламская конференция министров иностранных дел, состоявшаяся в Фесе, Марокко, избрала Председателем Комитета Аль-Кудс короля Марокко Хасана II.


 

 

«ИНТИФАДА»: ПАЛЕСТИНСКОЕ НАРОДНОЕ ВОССТАНИЕ НА ОККУПИРОВАННЫХ ПАЛЕСТИНСКИХ ТЕРРИТОРИЯХ

А. Начало «интифады»

В конце 1987 года вопрос о Палестине и арабо-израильском конфликте оставался на переднем плане, привлекая внимание международного сообщества как один из наиболее затяжных и сложных из всех конфликтов после второй мировой войны. Наряду с ростом понимания международным сообществом сути вопроса о Палестине и его поддержки в деле достижения и осуществления арабским палестинским народом своих неотъемлемых прав, в регионе росла напряженность и расширялось насилие с трагическими последствиями для палестинцев.

В течение периода с сентября по декабрь 1987 года произошли инциденты, отражающие климат растущих волнений среди палестинского населения Западного берега и сектора Газа. Этот краткий период ознаменовался многочисленными бурными демонстрациями, вооруженными стычками и стрельбой, применением зажигательных бомб и гранат, забастовками на предприятиях и в школах в различных городах, местностях, лагерях беженцев и университетах на оккупированных территориях.

В начале декабря 1987 года палестинская проблема вступила в новую фазу. В начале этого месяца вспыхнуло массовое восстание «(интифада») палестинского населения в оккупированной полосе Газа, распространившееся на остальные оккупированные территории. 8 декабря погибли четверо палестинцев и еще девять получили ранения, когда грузовик сил обороны Израиля (ИДФ) врезался в их автофургоны у армейского дорожного заграждения в полосе Газа. Палестинцы решили, что гибель этих людей явилась результатом преднамеренной акции, и последовали всенародные протесты. Израильские силы начали применять боевое оружие против палестинских демонстрантов, что привело к большим потерям со стороны палестинцев.

После этих энергичных протестов, состоявшихся в секторе Газа, вспыхнуло народное восстание на Западном берегу и в Иерусалиме. В целях подавления и рассеяния этих всеобщих демонстраций протестующих палестинцев ИДФ, специальные силы, полиция и еврейские поселенцы применяли боевое оружие, прибегли к массовым избиениям протестующих палестинцев, а также использовали другие средства подавления.

Немедленно после начала восстания, 11 декабря, было созвано заседание Совета Безопасности для рассмотрения положения на оккупированных арабских территориях, что было сделано по просьбе Демократического Йемена, представитель которого являлся председателем Группы арабских государств на текущий месяц59. Совет Безопасности рассматривал этот вопрос на девяти заседаниях в течение декабряa. 22 декабря 1987 года четырнадцатью голосами при одном воздержавшемся (Соединенные Штаты Америки), причем никто не голосовал против, Совет Безопасности принял резолюцию 605 (1987). В этой резолюции60 Совет Безопасности «глубоко сожалеет по поводу такой политики и практики Израиля, оккупирующей державы, которые нарушают права человека палестинского народа на оккупированных территориях, и, в частности, по поводу открытия огня израильской армией, в результате чего были убиты и ранены беззащитные палестинские жители из числа гражданского населения». Резолюция также вновь подтвердила, что «Женевская конвенция от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны применима к оккупируемым Израилем с 1967 года палестинским и другим арабским территориям, включая Иерусалим». Совет Безопасности просил Генерального секретаря изучить положение на оккупированных территориях и представить доклад, содержащий его рекомендации относительно путей и средств обеспечения безопасности и защиты палестинского гражданского населения в условиях израильской оккупации.

Несмотря на прямые призывы к израильскому правительству соблюдать статью 49 вышеупомянутой Женевской конвенции и не прибегать к депортации палестинцев с оккупированных территорий, Израиль добился произвольно принятого судебного решения о депортации девяти палестинцев.

5 января Совет Безопасности единогласно принял резолюцию 607 (1988), в которой он, в частности, призывает Израиль воздерживаться от депортации любых палестинских гражданских лиц с оккупированных территорий. В резолюции 608 (1988) Совета, принятой 14 января 1988 года четырнадцатью голосами при одном воздержавшемся, причем никто не голосовал против, содержался призыв к Израилю «отменить приказ о депортации палестинских гражданских лиц и обеспечить безопасное и немедленное возвращение на оккупированные палестинские территории уже депортированных лиц».

В. 1988 год — год восстания

Доклад Генерального секретаря от 21 января 1988 года61

Во исполнение резолюции 605 (1987) Совета Безопасности Генеральный секретарь поручил своему представителю, заместителю Генерального секретаря по специальным политическим вопросам г-ну Марраку Гулдингу посетить Израиль и оккупированные палестинские территории с двоякой целью: изучить в кратчайшие сроки положение на оккупированных территориях и выяснить, какие пути и средства мог бы рекомендовать Генеральный секретарь Совету Безопасности для обеспечения безопасности и защиты палестинского населения на Западном берегу и в Газе.

После встреч с официальными представителями правительства Израиля и обсуждения положения на оккупированных территориях более чем с 200 палестинцами — мужчинами и женщинами — представитель Генерального секретаря представил ему свои выводы и замечания. 21 января 1988 года Генеральный секретарь представил свой доклад о положении на оккупированных палестинских территориях Совету Безопасности.

В части I доклада, озаглавленной «Положение на оккупированных палестинских территориях», речь шла о нарушениях прав человека со стороны оккупирующей державы и об условиях жизни палестинского населения на оккупированных территориях. Как указывалось в докладе, палестинцы, с которыми беседовал заместитель Генерального секретаря, отвергают израильскую оккупацию и резко осуждают практику израильских сил безопасности (этот термин включает ИДФ, пограничную полицию, гражданскую полицию и общие службы безопасности (ГСС), известные также под названием «Шин бет»). Столь же часто звучали жалобы (в том числе и в адрес должностных лиц израильской гражданской администрации на территориях) в связи с презрительным и высокомерным отношением к палестинцам, которое, по всей видимости, имело целью сознательно унизить их и оскорбить их человеческое достоинство. Кроме того, жалобы касались вошедшего в повседневную практику насилия в местах заключения, а также всей системы административного задержания.

Отмечалось, что допросы проводятся, как правило, с целью добиться признания, чтобы впоследствии использовать его в ходе разбора дела военным трибуналом; кроме того, указывалось, что ГСС применяют для этой цели средства физического и психологического нажима, включая методы, не оставляющие следов физического насилия (например, надевание на голову колпаков).

В части I содержались и другие жалобы со стороны палестинцев в отношении отсутствия возможностей политической деятельности, изъятия земель на оккупированных территориях для создания израильских поселений и практики депортации палестинцев израильскими властями.

В части II доклада, озаглавленной «Пути и средства обеспечения безопасности и защиты палестинского гражданского населения, находящегося под израильской оккупацией», рассматривались такие проблемы, как необходимость политического урегулирования арабо-израильского конфликта, вопрос о соблюдении Четвертой Женевской конвенции от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны, различные способы защиты палестинского гражданского населения, а также пути и средства обеспечения защиты гражданского населения.

Обсуждая вопрос о необходимости политического урегулирования проблемы, Генеральный секретарь указал в пункте 20 своего доклада:

«… Совершенно очевидно, что для обеспечения безопасности и защиты гражданского населения требуются дополнительные меры. Однако такие меры могут носить лишь половинчатый характер. Они не могут устранить коренную причину, заключающуюся в продолжающейся оккупации Израилем территорий, захваченных в ходе войны 1967 года»

«… В долгосрочной перспективе единственным надежным путем обеспечения безопасности и защиты палестинского народа на оккупированных территориях, а также народа Израиля являются переговоры относительно всеобъемлющего, справедливого и прочного урегулирования арабо-израильского конфликта, приемлемого для всех заинтересованных сторон. Международному сообществу во главе с Советом Безопасности необходимо срочно принять меры для содействия эффективному процессу переговоров и оказанию помощи в создании условий, необходимых для его успешного завершения».

По вопросу о применимости Четвертой Женевской конвенции к политике Израиля на оккупированных территориях в пункте 26 доклада прямо заявлено:

«В нескольких резолюциях Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи (в том числе в резолюции 242 (1967) заявляется о недопустимости приобретения территории путем войны, и Израилю настоятельно предлагается уйти с территорий, оккупированных после войны 196 7 года. Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея с 196 7 года последовательно придерживаются точки зрения о том, что территории, попавшие под израильский контроль в ходе войны 1967 года, являются «оккупируемыми территориями» в рамках толкования положений Четвертой Женевской конвенции. Кроме того, и Совет Безопасности, и Генеральная Ассамблея в многочисленных резолюциях заявляли о применимости Четвертой Женевской конвенции к этим оккупируемым территориям. Соответственно, несмотря на то, что Израиль де-юре не признает применимость Четвертой Женевской конвенции, с юридической точки зрения мировое сообщество считает, что она должна применяться».

В целях смягчения создавшегося положения Генеральный секретарь предложил принять некоторые неотложные меры. В пункте 27 доклада он заявил также:

Таким образом, до достижения политического урегулирования наиболее эффективным способом обеспечения безопасности и защиты гражданского населения оккупированных территорий было бы применение Израилем в полном объеме положений Четвертой Женевской конвенции. В этих целях я рекомендую Совету Безопасности рассмотреть вопрос о том, чтобы обратиться с торжественным призывом ко всем Высоким Договаривающимся Сторонам Четвертой Женевской конвенции, имеющим дипломатические отношения с Израилем, обратив их внимание на их обязательство в соответствии со статьей 1 Конвенции: «… при всех обстоятельствах … заставлять соблюдать настоящую Конвенцию», а также настоятельно призвать их использовать все имеющиеся у них средства, чтобы убедить правительство Израиля изменить свою позицию в отношении применимости Конвенции».

Кроме того, в пункте 28 Генеральный секретарь выдвинул ряд возможных защитных мер, которые мог бы принять Совет Безопасности, для содействия обеспечению безопасности гражданского населения. Предлагались следующие формы «защиты»:

a) «защита» может означать физическую защиту, т.е. предоставление вооруженных сил в целях предотвращения любых угроз безопасности покровительствуемых лиц, а в случае необходимости, борьбы против этих угроз;

b) «защита» может означать правовую защиту, т.е. вмешательство какого-либо внешнего учреждения в дела органов безопасности и судебных органов, а также политических инстанций оккупирующей державы в целях обеспечения справедливого обращения с каким-либо отдельным лицом или группой лиц;

c) «защита» может также иметь и менее точно определенную форму, называемую в настоящем докладе «общая помощь» и предполагающую вмешательство внешнего учреждения в деятельность властей оккупирующей державы с целью оказать содействие отдельным лицам или группам лиц в их сопротивлении нарушениям их прав (т.е. конфискации земель) и с целью помочь им справляться с повседневными трудностями жизни в условиях оккупации, такими, как ограничения, обусловленные соображениями безопасности, комендантский час, различного рода притеснения, бюрократические трудности и т.д.;

d) наконец, существует в некоторой степени неосязаемая по своему характеру «защита», которая обеспечивается внешними учреждениями, в первую очередь международными средствами массовой информации, само присутствие которых и готовность опубликовать информацию о том, что они наблюдают, могут иметь благоприятные последствия для всех соответствующих лиц; в настоящем докладе этот тип защиты называется «защита путем обеспечения гласности».

В своих заключительных замечаниях Генеральный секретарь дал ряд рекомендаций, направленных на принятие мер, и описал некоторые шаги, которые следует предпринять, чтобы добиться справедливого урегулирования арабо-израильского конфликта. Генеральный секретарь указал, что основополагающие проблемы могут быть решены только путем политического урегулирования. В пункте 53 он изложил свою неизменную позицию по этому вопросу в следующих словах:

«… Я по-прежнему убежден, что этого следует добиваться путем всеобъемлющего, справедливого и прочного урегулирования на основе резолюций 242 (1967) и 338 (1973) Совета Безопасности и с полным учетом законных прав палестинского народа, включая самоопределение. Такое урегулирование должно быть достигнуто путем проведения под эгидой Организации Объединенных Наций международной конференции с участием всех заинтересованных сторон».

В заключительных разделах доклада Генеральный секретарь подвел итог социально-экономических условий жизни населения на оккупированных территориях. Он сослался, в частности, на положение в лагерях беженцев, указав на «нищенские условия жизни во многих лагерях, особенно в секторе Газа, которые являются результатом недостатка таких основных удобств, как дороги с твердым покрытием, канализация, водоснабжение, освещение и жилищные условия, соответствующие минимальным стандартам». В этих обстоятельствах Генеральный секретарь просил Верховного комиссара Ближневосточного агентства Организации Объединенных Наций по оказанию помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР) срочно подготовить предложения по улучшению инфраструктуры лагерей и изысканию необходимых финансовых средств. Генеральный секретарь заявил также, что многие палестинцы, с которыми были проведены беседы, выразили надежду, что могут быть предприняты целенаправленные международные усилия по восстановлению экономики территорий. В этих целях Генеральный секретарь просил Администратора Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) изучить такую возможность.

И наконец, в пункте 55 Генеральный секретарь выразил мнение, что:

«… международное сообщество в срочном порядке должно предпринять усилия под руководством Совета Безопасности, с тем чтобы содействовать эффективному развитию процесса переговоров. Именно этого требует Устав, и такова основная рекомендация настоящего доклада. Я лично буду оставаться приверженным делу поиска урегулирования и буду всемерно содействовать достижению этой цели».

До обсуждения этого вопроса в Совете Безопасности Генеральный секретарь получил ряд адресованных ему сообщений. Он получил письмо от Постоянного представителя Кувейта при Организации Объединенных Наций, от Председателя Комитета по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа и Постоянного представителя СССР при Организации Объединенных Наций.

Представитель Кувейта препроводил Генеральному секретарю текст коммюнике62, принятого чрезвычайным совещанием членов ОИК при Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке 19 января 1988 года, по вопросу об осквернении израильскими войсками «масджидах» (мечети) Аль-Акса во время пятничных молитв. В письме указывается, что 15 января 1988 года в момент, когда верующие совершали свою пятничную молитву в «масджидах« Аль-Акса и Купол Скалы в Аль-Кудс-Аль-Шарифе (Иерусалиме), израильские войска ворвались в мечеть, открыли огонь и забросали мирных верующих гранатами со слезоточивым газом, в результате чего многие из них серьезно пострадали и в последующем были госпитализированы.

Совещание членов ОИК осуждает такую израильскую политику и практику, осуществляемые против арабского палестинского народа на оккупированных палестинских территориях в нарушение Четвертой Женевской конвенции. Члены ОИК при Организации Объединенных Наций поддержали палестинское восстание на оккупированных палестинских территориях и выразили свою солидарность с восставшими.

Генеральный секретарь получил письмо от 20 января 1988 года63, от Председателя Комитета по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа, в котором Председатель заявил:

«Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа хотел бы вновь заявить о своей крайней обеспокоенности такой политикой и практикой Израиля, оккупирующей державы, которые представляют собой вопиющее нарушение основных прав палестинского народа, резолюций Организации Объединенных Наций и Четвертой Женевской конвенции от 12 августа 1949 года. Комитет особенно озабочен применением мер коллективного наказания по отношению ко всему палестинскому населению, что может только усилить напряженность и будет и в дальнейшем препятствовать усилиям, предпринимаемым на международном уровне с целью достижения мирного урегулирования вопроса о Палестине.

Председатель Комитета подчеркнул далее необходимость интенсифицировать усилия в деле поиска решения палестинской проблемы на основе резолюции 38/58 С Генеральной Ассамблеи. Он заключил свое письмо следующими словами:

«Комитет обращается к Вам с настоятельным призывом принять все возможные меры для облегчения страданий палестинцев, живущих в условиях израильской оккупации, обеспечив, в частности, снабжение лагерей беженцев, особенно продуктами питания. Комитет также вновь призывает все заинтересованные стороны активизировать свои усилия, с тем чтобы добиться всеобъемлющего, справедливого и прочного решения вопроса о Палестине в соответствии с резолюциями Организации Объединенных Наций, в частности путем проведения, в соответствии с резолюцией 38/58 С Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 1983 года Международной мирной конференции по Ближнему Востоку.

Накануне заседания Совета Безопасности для рассмотрения положения на оккупированных арабских территориях Генеральный секретарь получил также послание от министра иностранных дел Советского Союза Э.А.Шеварднадзе64. В своем письме министр указал на неотложную необходимость перевести выраженную в решениях Генеральной Ассамблеи политическую волю государств в плоскость конкретных практических дел по обеспечению развязки застарелого узла ближневосточных проблем и высказал мысль, что особую роль в этом процессе призвана сыграть Организация Объединенных Наций и в первую очередь Совет Безопасности. Он выдвинул следующее предложение:

«Мы предлагаем, чтобы члены Совета Безопасности приступили к консультациям для рассмотрения связанных с этим вопросов. Инициативу в этом деле, как нам представляется, могли бы взять на себя постоянные члены Совета. Разработанные в ходе таких консультаций выводы и рекомендации можно было бы рассмотреть на официальном заседании Совета Безопасности, которое, с учетом особой важности данного вопроса для поддержания международной безопасности, мы предлагаем провести на уровне министров иностранных дел. Мы хотели бы рассчитывать на то, что Вы, господин Генеральный секретарь, со своей стороны используете имеющиеся в Вашем распоряжении средства, Ваш личный авторитет, чтобы эффективно содействовать достижению общего согласия относительно неотложных практических шагов в направлении созыва международной конференции по Ближнему Востоку».

Доклад Генерального секретаря рассматривался Советом Безопасности на пяти заседаниях, состоявшихся 27 и 28 января и 1 февраля 1988 года b. По этому вопросу выступили 32 делегации. Подавляющее большинство делегатов резко критиковало Израиль за репрессивные и жестокие меры против участников восстания гражданского населения Палестины на оккупированных территориях.

Прения по докладу Генерального секретаря показали наличие широкого единства мнений выступавших по данному вопросу делегаций относительно необходимости сосредоточенных коллективных усилий, направленных на то, чтобы преодолеть создавшийся тупик в арабо-израильском конфликте и найти политическое решение проблемы. Единственным конструктивным и эффективным механизмом для достижения такого решения явился бы скорейший созыв Международной мирной конференции по Ближнему Востоку под эгидой Организации Объединенных Наций с участием всех заинтересованных сторон, включая ООП.

На заключительном этапе работы Совета Безопасности шесть делегаций, представляющих неприсоединившиеся государства, представили проект резолюции65; в нем содержался призыв к Израилю как к оккупирующей державе и Высокой Договаривающейся Стороне Женевской конвенции от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны признать де-юре применимость Конвенции к палестинским и другим арабским территориям, оккупируемым с 1967 года, включая Иерусалим, и полностью выполнять свои обязательства по этой Конвенции, прекратить свою политику и практику, которые нарушают права человека палестинского народа; содержалась просьба к Израилю облегчить задачу МККК и БАПОР и ко всем членам — оказывать им полную поддержку; содержалась просьба к Генеральному секретарю продолжать следить за положением на оккупированных территориях всеми имеющимися в его распоряжении средствами, а также на регулярной основе и своевременно представлять доклады Совету; и подтверждалась настоятельная необходимость достижения под эгидой Организации Объединенных Наций всеобъемлющего, справедливого и прочного урегулирования арабо-израильского конфликта, составной частью которого является палестинская проблема, и выражалась решимость Совета работать для достижения этой цели. 1 февраля 1988 года проект был поставлен на голосование, но не был принят в связи с тем, что один постоянный член Совета Безопасности голосовал против. Остальные 14 членов Совета голосовали за принятие проекта резолюции.

Несмотря на то, что Совет Безопасности не принял вышеупомянутый проект резолюции, значение этого документа, его положения и выводы, а также почти единодушное согласие членов Совета по вопросу о способах ближневосточного урегулирования невозможно переоценить. В этом отношении действия Совета Безопасности в связи с докладом Генерального секретаря явились важным событием в истории предпринимавшихся в последнее время усилий Организации Объединенных Наций добиться решения вопроса о Палестине.

Политика Израиля на оккупированных палестинских территориях

После рассмотрения Советом Безопасности в январе 1988 года доклада Генерального секретаря в ближневосточном регионе и в других местах произошел ряд событий, непосредственно затрагивающих палестинский народ. Вне всякого сомнения, важнейшим из них было для палестинцев продолжение и качественные изменения «интифады». Израильские оккупационные власти, несмотря на всемирное осуждение их практики, упорно продолжали проведение в жизнь политики «железного кулака» против палестинцев. Методы, применяемые израильскими силами на оккупированном Западном берегу и в секторе Газа при подавлении народного восстания привели к большому количеству пострадавших и к гибели людей среди гражданского палестинского населения, включая детей, женщин и стариков. Использование израильскими военнослужащими слезоточивого газа в высоких концентрациях послужило с самого начала «интифады» причиной смерти множества людей, выкидышей среди беременных палестинских женщин и гибели детей. Палестинцы постоянно подвергались избиениям без всякого разбора, а также другим формам физических злоупотреблений со стороны персонала ИДФ и ГСС. Они также подвергались нападениям, иногда с применением насилия, со стороны израильских поселенцев. Комендантский час, коллективные наказания, разрушение домов, задержания и депортация палестинцев стали стандартной практикой израильских властей. К моменту написания настоящего документа имелись сообщения о гибели от рук израильских войск свыше 450 палестинцевc; свыше 20 тыс. человек были ранены или получили другие телесные повреждения и 51 человек был выслан с оккупированных территорий израильскими властями. В течение 1988 года подвергались задержанию на различные сроки тысячи палестинцев, проживающих на Западном берегу и в секторе Газа. В различные периоды в ходе восстания свыше 2 тыс. человек подвергались задержанию в административном порядке на срок от трех до шести месяцев66,. Всего в различные периоды было задержано до 12 тыс. человекd .

Нарушения неотъемлемых прав палестинского народа на оккупированных палестинских территориях подверглись острой критике и осуждению со стороны международного сообщества. Государственный департамент Соединенных Штатов в своей докладе за 1988 год указал, что, по мнению правительства Соединенных Штатов, определенные аспекты израильской политики и практики нарушают положения Четвертой Женевской конвенции e. К числу таких нарушений относятся случаи депортации палестинских гражданских лиц, участившиеся в 1988 году по сравнению с 1937 годом, удаление заключенных с оккупированных территорий и разрушение домов в качестве наказания семей. В докладе приводились примеры серьезных нарушений израильскими властями прав палестинцев. По данным доклада, реакция ИДФ на «интифаду» «привела к значительному росту числа нарушений прав человека». В этом докладе Государственный департамент заявил, что израильские солдаты, пытаясь контролировать восстание, «часто прибегали к использованию огнестрельного оружия в ситуациях, не представлявших смертельной опасности для войск, в результате чего многие были убиты и ранены в случаях, когда этого можно было избежать». Сообщалось о «пяти случаях в 1988 году, когда задержанные невооруженные палестинцы умирали в сомнительных обстоятельствах или были несомненно убиты осуществлявшими задержание должностными лицами. Упоминались также сообщения об избиениях подозреваемых и задержанных, а также о «жестоком и унизительном обращении с заключенными и задержанными». Сообщалось, что особо тяжелым издевательствам подвергались палестинские заключенные в новом месте заключения Дахирия67.

19 января 1988 года министр обороны Израиля г-н Ицхак Рабин заявил, что в усилиях по подавлению «интифады» Израиль в первую очередь опирается на «силу, мощь, плетку68. Как указывалось в том же докладе Государственного департамента,

«… в конце января и в феврале палестинские и иностранные врачи, организации, выступающие за права человека, международная и израильская пресса сообщали о широком распространении случаев, когда войска ИДФ использовали дубинки для избиения, вплоть до перелома конечностей, палестинцев, непосредственно не участвовавших в беспорядках или в сопротивлении аресту. Солдаты изгоняли множество людей из их домов ночью, заставляли их стоять часами, отбирали мужчин и подростков и избивали их в отместку за то, что они бросали камни»69.

Генеральный прокурор Израиля критиковал эту политику и объявил ее незаконной.

В докладе указывалось также, что израильские власти обращаются с палестинскими детьми при совершении ими правонарушений против безопасности как со взрослыми. Чтобы скрыть вышеупомянутую практику от международного сообщества, а частично и для того, чтобы прекратить продолжающуюся «интифаду» Израиль прибег к запрету деятельности средств массовой информации. В докладе Государственного департамента указывается, что «в целях прекращения восстания израильские власти прибегали в 1988 году к растущему ограничению свободы высказываний и свободы прессы по соображениям безопасности»70.

По сообщениям Государственного департамента, на палестинцев налагались и другие ограничения. К ним относятся административное задержание и расширение использования часто длительного комендантского часа, что влечет за собой большие трудности для палестинского населения.

Меры, принятые Комиссией по правам человека

На протяжении 1988 года положение на оккупированных палестинских территориях и бурное развитие событий на Ближнем Востоке в целом находились в центре внимания международного сообщества, которое значительно усилило свою политическую, гуманитарную и экономическую поддержку палестинского народа. В 1988 году ряд важных решений и мер по вопросу о Палестине были приняты как в рамках системы Организации Объединенных Наций, так и другими межправительственными организациями, такими как ЕЭС, Лига арабских государств, ОИК, ОАЕ, Движение неприсоединившихся стран, Северные страны, Карибское сообщество и Ассоциация стран Юго-Восточной Азии.

Комиссия по правам человека — главный орган Организации Объединенных Наций в области содействия осуществлению и защиты прав человека — в 1988 году по-прежнему сосредоточивала внимание на нарушениях прав человека на оккупированных территориях. В докладе, представленном ее сорок четвертой сессии, состоявшейся в период с 1 февраля по 11 марта, содержались две резолюции, озаглавленные «Вопрос о нарушении прав человека на оккупированных арабских территориях, включая Палестину». В резолюции 1988/1 А Комиссия вновь решительно осудила осуществляемую Израилем политику физического насилия в оккупированной Палестине, выражающуюся в умышленном причинении переломов костей у детей, женщин и мужчин и в жестоких избиениях женщин, приводящих к мертворождениям. Она осудила и другую систематически осуществляемую практику насилия, такую как убийства, причинение телесных повреждений, аресты и пытки тысяч палестинцев и похищение палестинских детей. Комиссия решительно отвергла решение Израиля аннексировать Иерусалим. Призывая Израиль воздержаться от политики и практики, нарушающих права человека на оккупированных территориях, Комиссия просила Экономический и Социальный Совет рекомендовать Совету Безопасности принять против Израиля меры, упомянутые в главе VII Устава Организации Объединенных Наций, за постоянное нарушение им прав человекаf. В резолюции 1988/1 В содержался призыв к Израилю, который неизменно отказывается применять Четвертую Женевскую конвенцию и все ее положения к палестинским или арабским территориям, оккупируемым с 1967 года, соблюдать этот международный правовой документ и уважать его.

На той же сессии Комиссия по правам человека приняла третью резолюцию по вопросу о Палестине. В этой резолюции, 1988/3, озаглавленной «Положение в оккупированной Палестине», Комиссия подтвердила свою поддержку призыва к созыву Международной мирной конференции по Ближнему Востоку в соответствии с резолюцией 38/58 С Генеральной Ассамблеи.

Действия Соединенных Штатов в отношении представительства ООП при Организации Объединенных Наций

К числу событий, вызвавших особую озабоченность Организации Объединенных Наций в 1988 году, относится принятие Соединенными Штатами законодательства, содержащегося в Законе об ассигнованиях по линии внешних сношений на 1988 и 1989 финансовые годы, в той мере, в какой оно затрагивало место пребывания в Нью-Йорке Представительства Постоянного наблюдателя от ООП. Генеральная Ассамблея подтвердила, что на это Представительство распространяются положения Соглашения о Центральных учрежденияхg, что ООП имеет право на учреждение и использование помещений и надлежащих условий функционирования и что персоналу Представительства должна быть предоставлена возможность въезда в Соединенные Штаты и пребывания там с целью выполнения своих официальных функций. Ассамблея указала также на наличие спора между Организацией Объединенных Наций и Соединенными Штатами относительно толкования или применения Соглашения и Центральных учреждениях, а также на необходимость обратиться к процедуре разрешения споров, предусмотренной разделом 21 Соглашения. 26 апреля 1988 года Международный Суд единогласно вынес консультативное заключение о том, что «Соединенные Штаты Америки как сторона Соглашения между Организацией Объединенных Наций и Соединенными Штаты Америки по вопросу о месторасположении Центральных учреждений Организации Объединенных Наций от 26 июня 1947 года обязаны следовать процедуре арбитража в соответствии с разделом 21 Соглашения для урегулирования спора между ними и Организацией Объединенных Наций». В своей резолюции 42/232 от 13 мая 1988 года Ассамблея одобрила консультативное заключение Международного Суда и призвала страну пребывания соблюдать свои международноправовые обязательства и назначить своего арбитра для участия в третейском суде, создание которого предусмотрено в разделе 21 Соглашения о Центральных учреждениях.

13 сентября 1988 года Генеральный секретарь представил доклад в соответствии с резолюцией 42/232 от 13 мая 1988 года, в котором он дал обзор спора, возникшего между страной пребывания в связи с ее внутренним законодательством — Законом о борьбе с терроризмом 1987 года, — применение которого привело бы к закрытию Представительства Постоянного наблюдателя ООП71 . К докладу прилагалось постановление окружного судьи Соединенных Штатов в округе Манхэттен от 29 июня 1988 года, отклоняющее иск правительства Соединенных Штатов с требованием о закрытии Представительства ООП в соответствии с вышеупомянутым законодательством.

Согласно соответствующим судебным правилам Соединенные Штаты имели в своем распоряжении 60 дней с момента вынесения вышеупомянутого решения для подачи апелляции. 29 августа 1988 года министерство юстиции Соединенных Штатов объявило, что Соединенные Штаты решили не подавать апелляцию на это решение. В тот же день было выпущено заявление, приписываемое представителю Генерального секретаря:

«Организация Объединенных Наций приветствует решение Соединенных Штатов не подавать апелляцию на постановление, вынесенное Федеральным окружным судом Южного округа Нью-Йорка. Таким образом, спор между Организацией Объединенных Наций и ее страной пребывания по вопросу о Представительстве наблюдателя от ООП разрешен»72.

Развитие событий на Ближнем Востоке в связи с вопросом о Палестине

В течение года наряду с продолжающимися репрессиями против палестинского населения оккупированных территорий Израиль по-прежнему выступал с угрозами и совершал нападения, направленные против ООП. Кульминацией этого явилось убийство 16 апреля 1988 года подразделением коммандос Халиля аль-Вазира (Абу Джихада), заместителя главнокомандующего палестинскими вооруженными силами и члена Центрального комитета ООП. Расследование, проведенное правительством Туниса, установило прямую ответственность Израиля за это нападение.

Этот вопрос был доведен до сведения Совета Безопасности, который рассмотрел его на четырех заседаниях в период с 21 по 25 апреля 1988 года. 25 апреля 1988 года Совет Безопасности 14 голосами при одном воздержавшемся, причем никто не голосовал против, принял резолюцию 611 (1988). В этой резолюции Совет, в частности, решительно осудил агрессию, совершенную против суверенитета и территориальной неприкосновенности Туниса, представляющую собой вопиющее нарушение Устава Организации Объединенных Наций, международного права и норм поведения.

К середине 1988 года положение на оккупированных территориях и репрессивная политика и практика Израиля против палестинского гражданского населения, а также неоднократные нарушения суверенитета и территориальной целостности стран региона достигли критической точки, что настоятельно потребовало продвижения вперед по пути к всеобъемлющему политическому решению вопроса о Палестине.

В то же время многочисленные события, связанные с арабо-израильским конфликтом, привели к новому осознанию и пониманию проблемы, а также усилили поддержку идеи созыва международного форума под эгидой Организации Объединенных Наций для решения вопроса о Палестине, лежащего в основе конфликта.

В июне 1988 года представитель ООП г-н Бассам Абу Шариф выступил с важным заявлением, указав, что ключом к палестино-израильскому урегулированию являются переговоры между обеими сторонами в конфликте. Он также выразил готовность ООП вести переговоры с любой стороной, избранной Израилем для представления его в таких переговорах. Г-н Абу Шариф заявил, что ООП признает резолюции 242 (1967) и 338 (1973) в рамках резолюции Организации Объединенных Наций о признании прав палестинского народа. Он добавил, что ООП готова принять установление над оккупированными территориями международной опеки. Представитель ООП далее подчеркнул, что ООП согласится и даже будет настаивать на международных гарантиях безопасности всех стран региона, включая Палестину и Израиль. Он заявил, что желание его Организации заручиться такими гарантиями служит причиной требования ООП относительно двусторонних мирных переговоров с Израилем в рамках международной конференции под наблюдением Организации Объединенных Наций. По мнению г-на Абу Шарифа, плебисцит среди палестинцев на Западном берегу и в секторе Газа под наблюдением Организации Объединенных Наций позволил бы палестинскому народу вынести решение о том, кто должен представлять его в будущем мирном процессе73.

Фундаментально новый элемент был привнесен в положение на Ближнем Востоке, когда правительство Иордании решило порвать все правовые и административные связи с оккупированным Израилем Западным берегом. В важном обращении к стране 31 июля король Иордании Хусейн сделал следующее заявление:

«В последнее время стало ясно, что создалась общая палестинская и арабская ориентация, требующая полного установления идентичности палестинцев во всех усилиях и деятельности, которые связаны с вопросом о Палестине в его развитии. Стала также очевидной общая убежденность в том, что сохранение юридических и административных отношений с Западным берегом — и вытекающего из них особого отношения Иордании к братьям-палестинцам, живущим в условиях оккупации, в результате деятельности иорданских учреждений на оккупированных территориях — направлено против такой ориентации. Это было бы препятствием в борьбе палестинцев за то, чтобы заручиться международной поддержкой в вопросе о Палестине, если учитывать, что речь идет о справедливой национальной проблеме народа, борющегося против иностранной оккупации»74.

Однако король Хусейн разъяснил, что Иордания будет по-прежнему поддерживать мужественный народ Палестины и его восстание до тех пор, пока палестинцы не осуществят свои национальные чаяния. Позднее король распустил нижнюю палату иорданского парламента, в состав которой входили представители палестинцев Западного берега. ООП приветствовала эти меры и выразила готовность принять на себя полную ответственность за управление оккупированными палестинскими территориями.

В августе-октябре 1988 года ООП значительно интенсифицировала свою дипломатическую деятельность с целью расширить международное понимание сути арабо-израильского конфликта и, в частности, вопроса о Палестине. 28 августа Председатель Исполнительного комитета ООП г-н Ясир Арафат встретился в Женеве с Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций и обсудил с ним положение на оккупированных территориях и перспективы политической и материальной помощи, которую Организация Объединенных Наций могла бы и впредь оказывать палестинскому народу.

Через две недели, 13 сентября, Председатель Арафат выступил на заседании группы социалистов в европейском парламенте в Страсбурге, Франция. В своем выступлении он выразил свои взгляды на сохранение статус-кво в арабо-израильском конфликте, а также на условия жизни и страдания палестинского народа под израильской оккупацией. Председатель Арафат сделал особый акцент на палестинском народном восстании на оккупированных территориях. Излагая позицию ООП в поисках мирного урегулирования конфликта, он заявил, что ООП может согласиться лишь на созыв Международной конференции по Ближнему Востоку под эгидой Организации Объединенных Наций с участием постоянных членов Совета Безопасности и сторон, затрагиваемых конфликтом в регионе, включая ООП и Израиль, на основе двух вариантов, а именно: либо на основе всех резолюций, касающихся вопроса о Палестине, включая резолюции 242 (1967) и 338 (1973) Совета Безопасности, либо на основе резолюции 242 (1967) и 338 (1973) наряду с признанием законных прав палестинского народа, в первую очередь его прав на самоопределение. Касаясь вопроса о терроризме. Председатель Арафат вновь указал на приверженность ООП Каирской декларации 1985 года и резолюции 42/159 Генеральной Ассамблеи от 7 декабря 1987 года. Он заявил, что деятельность ООП направлена на создание независимого палестинского государства на территориях, освобожденных от израильской оккупации, в котором будет установлена демократическая республиканская многопартийная система, будут уважаться права человека и не будет различий между гражданами по признаку цвета кожи, расы или религии75.

Специальная сессия Генеральной Ассамблеи

30 сентября Генеральный секретарь в продолжение усилий по поиску надлежащих мер в целях созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку под эгидой Организации Объединенных Наций представил еще один доклад76 с изложением позиций сторон в арабо-израильском конфликте. Он сделал ряд критически важных замечаний о положении на Ближнем Востоке и вопросе о Палестине. Генеральный секретарь считал обнадеживающим тот факт, что все члены Совета Безопасности считают желательным созыв международной конференции и что в позициях, занятых сторонами, проявилось согласие относительно того, что должна быть определена международная структура для ведения переговоров о справедливом и прочном урегулировании конфликта. Указав на остающиеся разногласия относительно характера этой структуры, ее полномочий, основы, на которой предстоит ее создать, а также того, кто должен принимать в ней участие, Генеральный секретарь подчеркнул неотложную необходимость положить начало приемлемому для всех международному процессу переговоров о справедливом, прочном и всеобъемлющем урегулировании.

Тем временем общее положение на оккупированных территориях быстро ухудшалось. Участились случаи коллективных наказаний палестинского населения оккупационными властями, включая длительный комендантский час и военную осаду городов, деревень и лагерей беженцев. Израильтяне продолжали разрушать дома палестинцев, закрывать школы и университеты, объявлять вне закона профсоюзы и местные советы и практиковать другие санкции и репрессии против палестинцев.

Вследствие этих серьезных обстоятельств группа арабских государств при Организации Объединенных Наций обратилась 25 октября с просьбой о созыве специального заседания Генеральной Ассамблеи для обсуждения вопроса об «интифаде» в рамках пункта повестки дня «Доклад Специального комитета по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий». 3 ноября Генеральная Ассамблея собралась на пленарное заседание для обсуждения предложенного пункта повестки дня и после проведения прений приняла резолюцию 43/21 о восстании h. Резолюция, в частности, осуждала такие акты, как «открытие огня израильской армией и палестинцами, в результате чего были убиты и ранены беззащитные палестинские жители из числа гражданского населения, избиение и нанесение тяжких телесных повреждений, депортация палестинских гражданских лиц, введение ограничительных экономических мер, разрушение домов, коллективные наказания и задержания, а также отказ в доступе к средствам массовой информации». Генеральная Ассамблея призвала также все Высокие Договаривающиеся Стороны Четвертой Женевской конвенции от 12 августа 1949 года «принять надлежащие меры с целью обеспечения уважения Израилем, оккупирующей державой, Конвенции при всех обстоятельствах в соответствии с их обязательством в силу статьи 1 Конвенции». В резолюции содержалась просьба к Генеральному секретарю следить за создавшимся положением «с помощью всех имеющихся у него средств» и представлять периодические доклады по этому вопросу.

Первый доклад в соответствии с резолюцией 43/21 Генеральной Ассамблеи был представлен Генеральным секретарем 21 ноября77. Генеральный секретарь, которому помогал в составлении этого документа Центр Организации Объединенных Наций по правам человека i, заявил, что считает важным скрупулезное соблюдение оккупирующей державой положений Четвертой Женевской конвенции. Он вновь подчеркнул, что какими бы насущными ни были меры по повышению безопасности и защите палестинского населения, проживающего на оккупированных территориях, они не позволят устранить коренные причины проблемы. По мнению Генерального секретаря, решение проблемы может быть достигнуто только с помощью всеобъемлющего, справедливого и прочного урегулирования, основанного на резолюциях 242 (1967) и 338 (1973) Совета Безопасности с учетом законных прав палестинского народа, включая самоопределение.

В своем докладе Генеральной Ассамблее за 1988 год78 Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа выразил серьезное беспокойство по поводу положения на оккупированных территориях в результате «все более широкого использования Израилем вооруженных сил и других мер в попытке подавить вспыхнувшее в начале декабря 1987 года народное восстание против продолжающейся оккупации и постепенной аннексии оккупированных палестинских территорий и против политики и практики Израиля, представляющих собой посягательство на права палестинского народа». Доклад содержал информацию о такой политике и практике, включая некоторые новые их виды, применяемые израильскими властями, чтобы остановить «интифаду». Комитет вновь привлек внимание Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности к этой политике, представляющей собой вопиющее нарушение Четвертой Женевской конвенции, препятствующей палестинскому народу осуществить свои неотъемлемые права и срывающей международные усилия по достижению мирного урегулирования вопроса о Палестине.

Девятнадцатая сессия Национального совета Палестины и ее решения

Историческое значение для палестинского народа имеют решения и заключительные документы, принятые девятнадцатой чрезвычайной сессией НСП — высшего палестинского законодательного органа, состоявшейся 12–15 ноября 1988 года в Алжире. Палестинцы назвали эту сессию сессией «интифады» и национальной независимости, сессией Абу-Джихада, убитого ранее в этом году. Кульминацией сессии явилось принятие 15 ноября двух ключевых документов, а именно, «Политического коммюнике Национального совета Палестины» и «Декларации независимости». Было также принято решение о создании временного правительства.

В своем «Политическом коммюнике» НСП подтвердил, помимо прочего, твердое намерение ООП достичь всеобъемлющего политического урегулирования арабо-израильского конфликта и лежащего в его основе вопроса о Палестине, в рамках Устава Организации Объединенных Наций, принципов и положений международного правопорядка, норм международного права, резолюций Организации Объединенных Наций, последними из которых являются резолюции 605 (1987), 607 (1988) и 608 (1988), а также резолюций конференций арабских государств на высшем уровне при условии обеспечения права палестинского арабского народа на возвращение, осуществление самоопределения и создание независимого национального государства на своей национальной территории, добиваясь при этом достижения безопасности и мира для каждого государства региона.

В целях практического осуществления этой задачи НСП настаивает:

а) на необходимости созыва эффективной международной конференции по ближневосточной проблеме и лежащему в ее основе вопросу о Палестине под эгидой Организации Объединенных Наций и с участием постоянных членов Совета Безопасности и Организации Объединенных Наций и с участием постоянных членов Совета Безопасности и всех сторон в конфликте в регионе, включая Организацию освобождения Палестины — единственного законного представителя палестинского народа — на равных началах, при условии что указанная международная конференция будет созвана на основе резолюций 242 (1967) и 338 (1973) Совета Безопасности и будет гарантировать законные национальные права палестинского народа, первейшим из которых является право на самоопределение, в соответствии с принципами и положениями Устава Организации Объединенных Наций, касающихся прав народов на самоопределение и недопустимости захвата чужой территории с помощью силы или военного вторжения, и в соответствии с резолюциями Организации Объединенных Наций по вопросу о Палестине;

b) на уходе Израиля со всех палестинских и арабских территорий, которые он оккупирует с 1967 года, включая арабский Иерусалим;

c) на отмене всех мер присоединения и аннексии, а также на ликвидации поселений, созданных Израилем на палестинских и арабских территориях с 1967 года;

d) на принятии мер к тому, чтобы установить на оккупированных палестинских территориях, включая арабский Иерусалим, на ограниченный период наблюдение Организации Объединенных Наций, с тем чтобы защитить наш народ и создать благоприятный климат для успешного завершения международной конференции, достижения всеобъемлющего политического урегулирования и установления безопасности и мира для всех на основе взаимной приемлемости и удовлетворения, с тем чтобы позволить палестинскому государству осуществлять эффективное управление этими территориями;

e) на урегулировании проблемы палестинских беженцев в соответствии с резолюциями Организации Объединенных Наций по этому вопросу;

f) на обеспечении свободы отправления религиозных культов и обрядов в святых местах Палестины последователям всех религий;

g) на создании и гарантировании Советом Безопасности механизмов обеспечения безопасности и мира между всеми заинтересованными государствами региона, включая палестинское государство79.

Еще один документ, принятый сессией НСП, «Декларация независимости», провозглашает создание палестинского государства. В документе содержится ссылка на несколько международно-правовых документов в которых содержатся положения относительно создания палестинского государства. В нем, в частности указывается:

«Несмотря на историческую несправедливость по отношению к арабскому народу Палестины, заключающуюся в его перемещении и лишении права на самоопределение после принятия резолюции 181 (II) Генеральной Ассамблеи от 1947 года, предусматривающей раздел Палестины на арабское и еврейское государства, эта резолюция по-прежнему определяет международную законность, гарантирующую право арабского народа Палестины на самоопределение и национальную независимость» 80.

В отношении создания палестинского государства в Декларации говорится:

«На основании естественного, исторического и юридического права палестинского арабского народа на свою родину, Палестину, и с учетом тех жертв, которые были принесены его несколькими поколениями в защиту свободы и независимости этой родины, в соответствии с резолюциями совещаний глав арабских государств и на основе норм международного права, воплощенных в резолюциях Организации Объединенных Наций начиная с 1947 года и в осуществление арабским народом Палестины своего права на самоопределение, политическую независимость и суверенитет над своей территорией:

Национальный совет Палестины настоящим провозглашает, во имя Аллаха и от имени арабского народа Палестины, создание палестинского государства на нашей палестинской территории со столицей в Иерусалиме»81.

В Декларации изложены основные характеристики вновь создаваемого палестинского государства в следующих словах:

«Палестинское государство существует для палестинцев, где бы они ни находились, с тем чтобы они могли развивать в нем свою национальную и культурную самобытность и полностью осуществить равноправие. Их религиозные верования и политические убеждения и их человеческое достоинство охраняются в нем демократической парламентской системой, основанной на свободе мнений и свободе создания партий, а также на уважении большинством прав меньшинства и выполнении меньшинством решений большинства, на социальной справедливости и равенстве и на отсутствии дискриминации в области гражданских прав по расовой и религиозной принадлежности, цвету кожи или признакам пола, в соответствии с Конституцией, обеспечивающей соблюдение законности и независимость судей, и на основе подлинной верности вековому духовному и культурному наследию Палестины при уважении представителями различных религий принципов взаимной терпимости, сосуществования и великодушия.

Палестинское государство является арабским государством и представляет собой неотъемлемую часть арабской нации, ее наследия и цивилизации, а также ее нынешнего стремления к достижению целей освобождения, развития, демократии и единства.

Палестинское государство заявляет о своей приверженности целям и принципам Организации Объединенных Наций, Всеобщей декларации прав человека, а также политике и принципам движения неприсоединения.

Палестинское государство, провозглашая себя миролюбивым государством, верным принципам мирного сосуществования, вместе со всеми другими государствами и народами борется за достижение прочного мира на основе справедливости и уважения прав, что создаст условия для процветания созидательного потенциала человечества, сосредоточения взаимного соревнования на внедрении новшеств, облегчающих жизнь человека, и отсутствия страха перед будущим, ибо для тех, кто поступает по справедливости или искупает свою вину во имя нее, будущее не может нести в себе ничего, кроме уверенности»82.

Палестинское государство провозгласило, что оно верит в возможность решения международных и религиозных проблем мирными средствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и принятыми ею резолюциями и что, без ущерба для своего естественного права на самооборону, оно отвергает угрозу силой или ее применение, насилие и запугивание против его территориальной целостности или против территориальной целостности и политической независимости любого другого государства.

В своем докладе о положении на Ближнем Востоке83, изданном 28 ноября, Генеральный секретарь сослался, в частности, на роль «интифады» на оккупированных территориях. По его мнению, «интифада» явилась доминирующим фактором в политической обстановке на Ближнем Востоке и вдохновила сессию НСП в Алжире. Он считает, что сессия в Алжире послужила генератором новых стимулов в дипломатическом процессе и предоставила новые возможности прогресса в области обеспечения мира, которыми необходимо воспользоваться.

Международное сообщество незамедлительно приветствовало создание палестинского государства. В течение месяца независимая Палестина была признана почти восьмидесятые государствами Африки, Азии, Европы и Латинской Америки84.

Сорок третья сессия Генеральной Ассамблеи в Женеве

До проведения сессии НСП ООП решила, что Председатель Арафат возглавит делегацию ООП на сорок третьей сессии Генеральной Ассамблеи при обсуждении ею пункта повестки дня, озаглавленного «Вопрос о Палестине». Ожидалось также, что Председатель Арафат будет участвовать в прениях и сделает вступительное заявление. 25 ноября консульству Соединенных Штатов в Тунисе были представлены документы, необходимые для получения Председателем Арафатом въездной визы.

Постоянный наблюдатель от ООП при Организации Объединенных Наций выразил надежду, что просьба о выдаче визы будет рассмотрена быстро, что будет содействовать приезду Председателя Арафата.

Однако, ссылаясь на угрозу своей безопасности, Соединенные Штаты отказались выдать визу Председателю Арафату. Выступая на заседании Комитета по сношениям со страной пребывания 28 ноября, Юрисконсульт Организации Объединенных Наций, заявил по поводу решения Соединенных Штатов как страны пребывания отказать во въездной визе Председателю Арафату для целей выступления на сессии Генеральной Ассамблеи:

«… в заявлении государственного департамента нет никаких указаний на то, что пребывание в Организации Объединенных Наций Председателя Исполнительного комитета ООП г-на Арафата само по себе будет каким-либо образом угрожать безопасности Соединенных Штатов. Иначе говоря, страна пребывания не утверждала, что существуют опасения в отношении того, что по приезде в Соединенные Штаты г-н Арафат может заниматься выходящей за рамки его официальных функций деятельностью, направленной против безопасности страны пребывания. Обоснования, приведенные в заявлении государственного департамента от 27 ноября 1988 года, не отвечают стандартам, заложенным в ходе переговоров между Генеральным секретарем Хаммаршельдом и властями Соединенных Штатов и указанным г-ном Хаммаршельдом в упомянутом выше докладеj.

Таким образом, я придерживаюсь мнения о том, что страна пребывания обязана, как и ранее, удовлетворить запрос на выдачу визы Председателю Исполнительного комитета ООП — организации, которой Генеральная Ассамблея предоставила статус наблюдателя»85.

Неделей позже этот вопрос был рассмотрен Генеральной Ассамблеей на пленарном заседании. 2 декабря был поставлен на голосование проект резолюции, озаглавленный «Доклад Комитета по сношениям со страной пребывания». В этой резолюции Генеральная Ассамблея, в частности, выражала сожаление в связи с тем, что страна пребывания не откликнулась позитивно на просьбу Генеральной Ассамблеи, содержащуюся в ее резолюции 43/48, и решила рассмотреть вопрос о Палестине согласно пункту 37 своей повестки дня в Отделении Организации Объединенных Наций в Женеве с 13 по 15 декабря. Резолюция 43/49 Генеральной Ассамблеи была принята путем заносимого в отчет о заседании голосования 154 голосами против 2 при 1 воздержавшемся.

В соответствии с резолюцией 43/49, пункт 37 повестки дня «Вопрос о Палестине» был рассмотрен сорок третьей сессией Генеральной Ассамблеи в Отделении Организации Объединенных Наций в Женеве в период с 13 по 15 декабря 1988 года. По этому пункту повестки дня перед Генеральной Ассамблеей выступили 96 делегаций, в том числе 31 министр иностранных дел.

Делегацию ООП возглавлял Председатель Арафат, который 13 декабря выступил перед Генеральной Ассамблеей. В своем выступлении Председатель Арафат дал историческую ретроспективу арабо-израильского конфликта, и в частности вопроса о Палестине. Он говорил о многочисленных мирных планах и инициативах, направленных на мирное разрешение конфликта, которые предлагались на протяжении последних десятилетий. Он подчеркнул критически важную роль, которую сыграла «интифада» в борьбе палестинского народа за свои права и независимость. Большое внимание было уделено в его речи решениям девятнадцатой чрезвычайной сессии НСП. Председатель Арафат особо сослался на занятую НСП позицию по вопросу о терроризме, заявив, что сессия подтвердила отказ от всех видов терроризма, включая государственный терроризм.

По вопросу о поисках решения арабо-израильского конфликта он подчеркнул, что ускорение темпов мирного процесса в регионе требует исключительных усилий всех заинтересованных сторон, а также международных сторон, особенно Соединенных Штатов и Советского Союза, которые несут особую ответственность за дело мира на Ближнем Востоке. По его мнению, Организация Объединенных Наций, «постоянные члены Совета Безопасности и все международные блоки и органы играют на данном этапе жизненно важную роль».

Как Председатель Исполнительного комитета ООП, исполняющего в тот период функции временного правительства государства Палестины, г-н Арафат представил Генеральной Ассамблее следующую палестинскую мирную инициативу:

«Во-первых, должны быть предприняты серьезные усилия для созыва под эгидой Генерального секретаря Организации Объединенных Наций подготовительного комитета международной мирной конференции по Ближнему Востоку в соответствии с инициативой президента Горбачева и президента Миттерана, которую президент Миттеран представил Ассамблее в конце сентября и которая была поддержана многими государствами, с тем чтобы проложить путь к созыву международной конференции, которая получила поддержку всего мирового сообщества, за исключением правительства Израиля.

Во-вторых, исходя из нашей веры в международную законность и жизненно важную роль Организации Объединенных Наций, необходимо предпринять шаги с тем, чтобы поставить нашу оккупированную палестинскую землю под временный контроль Организации Объединенных Наций и развернуть там международные силы, с тем чтобы защитить наш народ и в то же время проконтролировать вывод израильских сил из нашей страны.

В-третьих, ООП будет добиваться всеобъемлющего урегулирования с участием сторон, затронутых арабо-израильским конфликтом, включая палестинское государство, Израиль и другие соседние страны, в рамках международной мирной конференции по Ближнему Востоку на основе резолюций 242 (1967) и 338 (1974) Совета Безопасности, с тем чтобы гарантировать равенство и сбалансированность интересов, особенно права нашего народа на свободу, национальную независимость и уважение права всех сторон конфликта на существование в условиях мира и безопасности»86.

Этот мирный план получил теплый прием со стороны почти всех делегаций, которые высказывались в поддержку борьбы палестинского арабского народа за его неотъемлемые права. Почти все делегации подтвердили, что ООП — единственный законный представитель палестинского народа — должна участвовать в любом мирной процессе, направленном на поиски решения вопроса о Палестине, ключевой проблемы арабо-израильского конфликта, на равных основаниях с другими заинтересованными сторонами.

Прения по вопросу о Палестине ясно указали на рост обеспокоенности международного сообщества по поводу непрекращающихся попыток Израиля подавить «интифаду». Сделанные в Женеве заявления были отмечены прямой критикой позиции Израиля по вопросу о Палестине, его политики и практики по отношению к палестинскому гражданскому населению в условиях оккупации. Многие делегации высказались в поддержку созданного государства Палестина.

На следующий день, 14 декабря, выступая на пресс-конференции в Женеве, г-н Арафат далее уточнил ключевые положения своего выступления перед Генеральной Ассамблеей. Открывая пресс-конференцию, г-н Арафат сделал следующее заявление:

«В моей… вчерашней речи было ясно указано, что мы имеем в виду право нашего народа на свободу и национальную независимость в соответствии с резолюцией 181, а также право всех сторон, участвующих в ближневосточном конфликте, существовать в условиях мира и безопасности, как я уже упомянул, включая государство Палестина, Израиль и другие соседние государства, в соответствии с резолюциями 242 и 338.

Что касается терроризма, то я отверг его вчера отнюдь не в расплывчатых выражениях, и я повторяю сегодня для занесения в протокол, что мы абсолютно отвергаем все формы терроризма, включая индивидуальный, групповой и государственный терроризм»87.

Заявления, сделанные г-ном Арафатом на пресс-конференции, явились важным событием, которое приветствовали большинство делегаций на сессии Генеральной Ассамблеи в Женеве.

15 декабря, в последний день обсуждения данного пункта повестки дня на пленарном заседании, на голосование были поставлены четыре проекта резолюции. В соответствии с установившейся практикой одна из резолюций по вопросу о Палестине касалась работы и задач Комитета по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа, Отдела по правам палестинцев и Департамента общественной информации Секретариата Организации Объединенных Наций. Эта резолюция, состоявшая из трех частей, была принята значительным большинством голосов. Однако большее политическое значение имели результаты голосования по двум другим резолюциям. В одной из них, резолюции 43/176, содержался призыв к тому, чтобы «созвать Международную мирную конференцию по Ближнему Востоку под эгидой Организации Объединенных Наций с участием всех сторон в конфликте, включая Организацию освобождения Палестины, на равноправной основе, и пяти постоянных членов Совета Безопасности, на основе резолюций Совета Безопасности 242 (1967) от 22 ноября 1967 года и 338 (1973) от 22 октября 1973 года и законных национальных прав палестинского народа, в первую очередь права на самоопределение». В этой резолюции устанавливались пять принципов достижения всеобъемлющего мира в регионе, включая уход Израиля с оккупированной с 1967 года палестинской территории, включая Иерусалим, и других оккупированных арабских территорий; гарантирование мер обеспечения безопасности всех государств региона, включая государства, поименованные в резолюции 181 (II) от 29 ноября 1947 года, в пределах безопасных и международно признанных границ; решение проблемы палестинских беженцев в соответствии с резолюцией 194 (III) Генеральной Ассамблеи от 11 декабря 1948 года и последующими соответствующими резолюциями; ликвидация израильских поселений на оккупированных с 1967 года территориях; гарантирование свободы доступа в святые места, в здания и места, имеющие религиозное значение.

В этой резолюции Генеральная Ассамблея приняла к сведению выраженное желание и стремление поставить оккупированную с 1967 года палестинскую территорию, включая Иерусалим, под наблюдение Организации Объединенных Наций на ограниченный период как часть мирного процесса. Что касается роли Совета Безопасности в мирном процессе, то Генеральная Ассамблея просила Совет Безопасности рассмотреть меры, необходимые для созыва Международной мирной конференции по Ближнему Востоку, включая учреждение подготовительного комитета, и рассмотреть гарантии мир безопасности, согласованных на Конференции, для всех государств региона. Эта резолюция была принята подавляющим большинством 138 голосов против 2 при 2 воздержавшихся.

Еще одна резолюция (43/177) касалась вопроса о создании на сессии НСП государства Палестина. В этой резолюции Генеральная Ассамблея приняла к сведению провозглашение НСП государства Палестина и подтвердила необходимость обеспечения палестинскому народу возможности осуществлять суверенитет над своей территорией, оккупированной с 1967 года. В этой же резолюции Генеральная Ассамблея постановила, что начиная с 15 декабря 1988 года в системе Организации Объединенных Наций вместо названия «Организация освобождения Палестины» должно использоваться название «Палестина» без ущерба для статуса наблюдателя и функций Организации освобождения Палестины в системе Организации Объединенных Наций согласно соответствующим резолюциям и практике Организации Объединенных Наций. Эта резолюция была принята 104 голосами против 2 при 36 воздержавшихся.

Делегация Соединенных Штатов одна из всего лишь двух делегаций, проголосовавших против этих проектов резолюций, заявила, выступая по мотивам голосования, что, по мнению Соединенных Штатов, прямое признание ООП резолюций 242 (1967) и 338 (1973) Совета Безопасности, признание права Израиля на существование и отказ от терроризма представляют собой «еще один шаг к проведению прямых переговоров между заинтересованными сторонами, что является основным условием достижения всеобъемлющего урегулирования». Представитель Соединенных Штатов сказал, что его страна «с удовлетворением рассматривает этот позитивный сдвиг». Он указал, что на этой основе Соединенные Штаты объявили 14 декабря, что они «готовы вступить в диалог по существу с ООП». Тем не менее делегация Соединенных Штатов по-прежнему возражала против проекта резолюции о созыве международной конференции, поскольку, как указал посол — представитель Соединенных Штатов, «этот проект не рассматривает чрезвычайную важность прямых переговоров между сторонами». В отношении решительного возражения его делегации против второго проекта резолюции представитель Соединенных Штатов сказал, что решение правительства этой страны «начать диалог по существу с ООП не следует понимать как принятие или признание Соединенными Штатами независимого палестинского государства»88.

Начало диалога между ООП и Соединенными Штатами

Позиция, занятая делегацией ООП на женевской сессии Генеральной Ассамблеи повлекла за собой ряд далеко идущих политических последствий. Главнейшим из них было возобновление после длительного перерыва официального диалога между ООП и Соединенными Штатами. 14 декабря, после пресс-конференции г-на Арафата, президент Соединенных Штатов г-н Рональд Рейган сделал заявление об отношениях между Соединенными Штатами и ООП, в котором он, в частности, сказал:

«Организация Освобождения Палестины сегодня сделала заявление, в котором она признала резолюции 242 и 338 Совета Безопасности, признала право Израиля на существование и отвергла терроризм. Таковы были наши давно выдвигавшиеся условия для диалога по существу. Эти условия удовлетворены. Поэтому я дал указания государственному департаменту приступить к диалогу по существу с представителями ООП.

Начало диалога между Соединенными Штатами и представителями ООП представляет собой важный шаг в мирном процессе, тем более, что это знаменует собой серьезную эволюцию палестинского образа мышления в направлении реалистичных и прагматических позиций по ключевым вопросам»89.

Первая встреча между двумя делегациями состоялась 16 декабря в тунисском городке Картаж k. Эти переговоры, явившиеся прямым следствием состоявшейся в Женеве сессии Генеральной Ассамблеи, представляли собой важный шаг с обеих сторон. Сам по себе тот факт, что переговоры состоялись, проложил путь к дальнейшим дипломатическим контактам и усилиям, которые продлятся и в 1989 году. Они ознаменовали также начало нового дипломатического наступления, направленного на достижение всеобъемлющего политического урегулирования арабо-израильского конфликта.


a. 2770-е, 2772-2777-е и 2780-2781-е заседания Совета Безопасности.

b. 2785-2787-е и 2789-2790-е заседания Совета Безопасности.

c. Этот показатель включает случаи смерти от применения огнестрельного оружия, слезоточивого газа, избиения и от других причин. Оценки точного числа жертв среди палестинского населения, сделанные палестинцами, Израилем, Организацией Объединенных Наций и другими источниками, расходятся.

d. Данные из палестинских, израильских и других источников расходятся в отношении точного числа пострадавших и задержанных среди палестинского населения.

e. Соединенные Штаты считают, что на израильскую оккупацию распространяются Гаагские правила 1907 года и Женевская конвенция 1949 года о защите гражданского населения во время войны.

f. В главе VII Устава Организации Объединенных Наций (статьи 39-51), озаглавленной «Действия в отношении угрозы миру, нар ушений мира и актов агрессии», описаны возможные дипломатические, экономические или военные меры Организации Объединенных Наций, которые могут быть приняты для восстановления международного мира и безопасности.

g. «Соглашение между Организацией Объединенных Наций и Соединенными Штатами Америки по вопросу о месторасположении Центральных учреждений Организации Объединенных Наций». Этот документ, известный также как «Соглашение о Центральных учреждениях», был подписан в Лейк-Саксессе 26 июня 1947 года и вступил в силу 21 ноября 1947 года путем обмена нотами, как это предусмотрено разделом 28 Соглашения.

h. Авторами проекта выступили 54 государства-члена. За резолюцию было подано 130 голосов, против 2 при 16 воздержавшихся.

i. Центр служит секретариатом для Специального комитета по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий.

j. Юрисконсульт Организации Объединенных Наций ссылается здесь на случай, имевший место в 1953 году, когда встал вопрос об отказе в предоставлении визы лицу, приглашенному Экономическим и Социальным Советом со ссылкой на угрозу безопасности. Даг Хаммаршельд, который был в то время Генеральным секретарем, вел переговоры со страной пребывания в попытке найти способ обсуждения и разрешения трудностей подобного рода. Генеральный секретарь издал доклад о ходе переговоров (документ Е/2492 от 27 июля 1953 года) и посвятил этому вопросу главу в своем годовом докладе за 1953–1954 годы (документ А/2663). Он информировал государства-члены, что представители Соединенных Штатов заверили его в том, что если в будущем возникнут какие-либо серьезные проблемы в отношении применения в особых случаях положений, касающихся доступа в район расположения Центральных учреждений или пребывания вблизи от него, последние будут консультироваться с ним и в максимально возможной степени информировать его с тем, чтобы обеспечить соответствие принятого решения правам заинтересованных сторон.

k. Делегацию ООП возглавлял г-н Ясир Абед Раббо, делегацию Соединенных Штатов — посол в Тунисе г-н Роберт Г. Пеллетро


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Политические и дипломатические события, затрагивающие палестинский народ, которые были обрисованы в предыдущих главах, происходили на фоне крайне неустойчивого статус-кво в регионе и серьезного ухудшения условий жизни палестинцев на оккупированных территориях в период с 1984 по 1988 год. Эти обстоятельства требовали срочного выявления конкретных потребностей палестинцев, а также быстрого планирования, разработки и осуществления программ и проектов экономической и социальной помощи.

Международные, национальные и частные организации по оказанию помощи продолжали на протяжении рассматриваемого периода предоставлять помощь палестинскому народу. Палестинскому народу, проживающему на оккупированных территориях, оказывали помощь также различные организации системы Организации Объединенных Наций90. Экономическая и социальная помощь Организации Объединенных Наций и ее деятельность в области развития были предназначены для того, чтобы служить практическими и пользующимися доверием способами содействия решению проблем экономического и социального развития палестинского народа. Ухудшающееся экономическое положение на оккупированных территориях, в частности большое число палестинских трудящихся, вынужденных искать работу в Израиле, вызывали наибольшую обеспокоенность организаций, предоставляющих помощь. Главной целью деятельности в области развития на оккупированных территориях была перестройка производственной базы экономики этих районов.

К концу 1988 года, особенно после женевской сессии Генеральной Ассамблеи, Израиль как сторона в конфликте оказывался в растущей изоляции в Организации Объединенных Наций и в регионе. Этот фактор в сочетании с недавними шагами и попытками, предпринятыми западноевропейскими странами в поисках мирного разрешения арабо-израильского конфликта, а также рост понимания в Соединенных Штатах тяжелого положения палестинского народа способны привести к возникновению на Ближнем Востоке качественно новой ситуации. Чтобы мирный процесс мог продолжаться, все стороны в конфликте должны занять реалистическую и ответственную позицию на переговорах, главным образом по вопросу о Палестине, а также по разнообразным другим элементам арабо-израильского конфликта.

1984-1988 годы и начало 1989 года были годами значительного укрепления роли Организации Объединенных Наций в ее усилиях, направленных на то, чтобы ускорить достижение справедливого политического урегулирования сорокалетнего конфликта. Это особенно касается палестинской проблемы — проблемы сложной и деликатной, в которой переплелись судьбы двух народов Ближнего Востока — арабского и еврейского. На протяжении многих лет Организация Объединенных Наций, как это признано подавляющим большинством ее государств-членов, сумела выработать сбалансированный, уравновешенный подход к этой чувствительной проблеме. Идея проведения международной мирной конференции по Ближнему Востоку под эгидой Организации Объединенных Наций получила широкую поддержку во всех районах мира. Ввиду многостороннего характера арабо-израильского конфликта, затрагивающего несколько заинтересованных сторон, включая Египет, Израиль, Иорданию, Ливан, ООП и Сирийскую Арабскую Республику, такой форум в рамках Организации Объединенных Наций представляется наиболее подходящим и эффективным. Сегодня международное сообщество придерживается того мнения, что такая конференция представляет собой единственный способ, который способен принести плоды в интересах многострадального палестинского народа, равно как и других народов региона, на протяжении десятилетий разрываемого непрерывным противоборством.

 


Сноски

1. A/35/299-S/14009.

2. New York Times, 2 September 1982, sect. A, p.11.

3. A/37/696-S/15510.

4. A/38/67-S/15556.

3. Эти документы включают: Устав Организации Объединенных Наций; Всеобщую декларацию прав человека; Женевскую конвенцию от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны; Женевскую конвенцию от 12 августа 1949 года об обращении с военнопленными; Гаагскую конвенцию от 14 мая 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта; Гаагские конвенции 1899 и 1907 годов о законах и обычаях сухопутной войны; Международный пакт о гражданских и политических правах; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах.

4. Meron Benvenisti, 1987 Report, Demographic, economic, legal, social and political developments in the West Bank, West Bank Data Base Project, as quoted in The Jerusalem Post, 1987, p. 52.

5. Ibid., pp. 41-42.

6. Доклад Специального Комитета по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий (А/43/694), пункты 499 и 619.

7. Там же, пункт 610.

8. Там же, пункт 611.

9. Там же, пункт 621.

10. См. ICRC Annual Reports: 1984, pp. 66-68; 1985, pp. 72-73; 1986, pp. 71-72; and 1987, pp. 83-85.

11. Joseph Schechla, “The Past as Prologue to the Intifadah“. in Without Prejudice, vol. I, No. 2, 1988, p. 73.

12. См. Country Reports on Human Rights Practices for 1988. Reports submitted to the Committee on Foreign Relations (U.S. Senate) and Committee on Foreign Affairs (U.S. House of Representatives) by the Department of State, February 1989, Washington, pp. 1385-1386.

13. Benvenisti, op. cit, p. 55.

14. Sara Roy, “The Gaza Strip: A Case of Economic De-Development”, in Journal of Palestine Studies, vol. XVII, No. 1, Autumn 1987, 58.

15. Доклад Специального комитета по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий (А/41/680), пункт 82.

16. См. письмо Постоянного представителя Иордании при Организации Объединенных Наций от 2 февраля 1988 года на имя Генерального секретаря (А/43/118, S/19473), стр. 3.

17. Там же, стр. 4.

18. См. письмо Постоянного представителя Иордании при Организации Объединенных Наций от 22 декабря 1987 года на имя Генерального секретаря (A/43/63-S/19376), стр. 4.

19. См. письмо Постоянного представителя Иордании при Организации Объединенных Наций от 24 февраля 1988 года на имя Генерального секретаря (A/43/166-S/19537), стр. 6.

20. Meron Benvenisti and Shlomo Khayat, The West Bank and Gaza Atlas, West Bank Data Base Project, The Jerusalem Post, 1988, p. 26.

21. The Jerusalem Post, 2 July 1987.

22. См. World Health Organization, Health Conditions of the Arab population in the occupied Arab territories, including Palestine, report of the Special Committee of Experts appointed to study the health conditions of the inhabitants of the occupied territories (A/37/13), paras. 3.3.2 and 3.4.

23. Benvenisti, 1986 Report, West Bank Data Base Project, the Jerusalem Post, 1986, pp. 20 and 22.

24. Sara Roy, “The Gaza Strip: A Case of Economic De-Development”, in Journal of Palestine Studies, vol. VII, No. 1, Autumn 1987, p. 69.

25. Benvenisti, 1987 Report, op. cit., pp. 16 and 18. 26/ Benvenisti, 1986 Report, op. cit., pp. 11-12.

27. Ibid., p. 13.

28. Cm. Country Reports on Human Rights Practices for 1988, op. cit., pp. 1374 and 1384.

29. Ibid., p. 1375.

30. “The Palestinian financial sector under Israeli occupation”, study prepared by the secretariat of UNCTAD in collaboration with the secretariat of ESCWA (UNCTAD/ST/SEU/3), para. 52.

31.The Jerusalem Post, 6 May 1986.

32. UNCTAD/ST/SEU/3, para. 57; also see Fawzi A. Gharaibeh, The Economies of the West Bank and Gaza Strip, Westview Press, Boulder, Co., 1985, p. 110.

33. Доклад Генерального секретаря по вопросу о Палестине (A/39/130-S/16409).

34. 15 членов Совета Безопасности, а именно, Верхняя Вольта (которая в настоящее время известна под названием Буркина-Фасо), Египет, Зимбабве, Индия, Китай, Мальта, Нидерланды, Никарагуа, Пакистан, Перу, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки, Союз Советских Социалистических Республик, Украинская Советская Социалистическая Республика и Франция, а также правительства стран, непосредственно участвующих в арабо-израильском конфликте и не являющихся членами Совета Безопасности, а именно, Израиль, Иордания, Ливан и Сирийская Арабская Республика.

35. См. A/39/130-S/16409, добавление, стр. 8.

36. Письмо Постоянного представителя Союза Советских Социалистических Республик при Организации Объединенных Наций от 28 апреля 1984 года на имя Генерального секретаря (A/39/222-S/16516), стр. 1-2.

37. Письмо Постоянного представителя Израиля при Организации Объединенных Наций от 26 апреля 1984 года на имя Генерального секретаря (A/39/214-S/16507).

38. См. A/39/130/Add.l-S/16409/Add.l.

39. См. письмо Постоянного представителя Сирийской Арабской Республики при Организации Объединенных Наций на имя Генерального секретаря (A/39/419-S/16708), стр. 2.

40. Письмо Постоянного представителя Иордании при Организации Объединенных Наций от 9 мая 1984 года на имя Генерального секретаря (A/39/238-S/16543), стр. 1-2.

41. См. письмо Постоянного представителя Ливана при Организации Объединенных Наций от 24 мая 1984 года на имя Генерального секретаря (A/39/275-S/16584), приложение, стр. 2.

42. См. письмо Постоянного представителя Египта при Организации Объединенных Наций от 27 апреля 1984 года на имя Генерального секретаря (A/39/219-S/16512), приложение, стр. 5.

43. См. письмо исполняющего обязанности Постоянного представителя Союза Советских Социалистических Республик при Организации Объединенных Наций от 30 июля 1984 года на имя Генерального секретаря (A/39/368-S/16685).

44. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, тридцать девятая сессия, Дополнение № 35 (А/39/35).

45. Доклад Генерального секретаря о положении на Ближнем Востоке (A/3976OO-S/16792).

46. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, сороковая сессия, Дополнение № 35 (А/40/35), пункты 167-168.

47. Доклад Специального комитета по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий (А/40/702), пункт 323.

48. Доклад Генерального секретаря о положении на Ближнем Востоке (A/4O/779-S/17587), пункты 39-40.

49. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, сорок первая сессия, Дополнение № 35 (А/41/35).

50. Доклад Генерального секретаря по вопросу о Палестине и о положении на Ближнем Востоке (A/41/215-S/17916), пункт 2.

51. Доклад Специального комитета по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий (А/41/680).

52. Доклад Генерального секретаря о положении на Ближнем Востоке (A/41/768-S/18427), пункт 37.

53. См. письмо Постоянного представителя Бельгии при Организации Объединенных Наций от 24 февраля 1987 года на имя Генерального секретаря (A/42/151-S/18718), приложение.

54. Доклад Генерального секретаря по вопросу о Палестине и о положении на Ближнем Востоке (A/42/277-S/18849).

55. См. письмо Постоянного представителя Германской Демократической Республики при Организации Объединенных Наций от 29 мая 1987 года на имя Генерального секретаря (A/42/313-S/18888), приложение.

56. Доклад Генерального секретаря о положении на Ближнем Востоке (A/42/714-S/19249).

57. Доклад Специального комитета по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий (А/42/650).

58. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, сорок вторая сессия, Дополнение № 35 (А/42/35).

65. Официальные отчеты Совета Безопасности, третий год, Специальное дополнение № 2, стр. 8.

66. Lorch, Nathaniel, The Edge of the Sword: Israel’s War of Independence, 1947-1949 (New York, Putnam, 1961) p. 87.

67. Begin, Menachem, The Revolt (Los Angeles, Nash, 1972) p. 348.

68. Ben-Gurion David, Rebirth and Destiny of Israel (New York, The Philosophical Library, 1954) p. 419.

69. Herzl, Theodor, The Complete Diaries (N.Y. Herzl Press 1969), vol. 1, p. 88.

70. Weizmann, Trial and Error, p. 419.

71. Weitz, Joseph, Diary, cited in Hirst, David: The Gun and the Olive Branch (New York, Harcourt Brace Jovanovich, 1977), p. 142.

72. Joseph, Dov, The Faithful City (N.Y., Simon and Schuster, 1960), pp. 71-72.

73. Begin, op. cit., pp. 164-165.

74. Allon, Yigal, Ha Sepher Ha Palmach, cited in Hirst; op. cit., p. 130.

75. U.N. Conciliation Commission for Palestine: Report of the United Nations Economic Survey Mission, document A/AC.25/6, p. 142.

76. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, третья сессия, Дополнение № 11, документ А/648 (Доклад Посредника Организации Объединенных Наций в Палестине о достигнутых результатах), часть I, раздел 5, пункты 2 и 6, часть III, раздел I, пункт 1.

77. Weizmann, op. cit., pp. 472-476.

78. Moore, John Norton, The Arab-Israeli Conflict (Princeton University Press, 1974), vol. III, pp. 349-350.

79. Ben-Gurion, op. cit., p. 292.

80. Moore, op. cit., pp. 356-357.

81. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, третья сессия, Дополнение № 11, документ А/648 (Доклад Посредника Организации Объединенных Наций в Палестине о достигнутых результатах), часть I, раздел III, пункты 5 и 6.

82. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, третья сессия, Дополнение № 11, документ А/648 (Доклад Посредника Организации Объединенных Наций в Палестине о достигнутых результатах), часть I, раздел III, пункты 14 и 15.

83. Там же, раздел VIII, пункт 4.

84. Официальные отчеты Совета Безопасности, третий год, Дополнение за октябрь 1948 года, стр. 2-5, документ S/1018.

85. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, четвертая сессия, Дополнение № 2, стр. 102-105, документ А/945, Часть III.

86. Там же, Специальный комитет по политическим вопросам, Приложение, том II, стр. 6-9, документ А/927.

87. Резолюция 273 (III) Генеральной Ассамблеи от 11 мая 1949 года.

88. Badi, Joseph, Fundamental Laws of the State of Israel (New York, Twayne, 1961) p. 28.

89. The New York Times, 25 April 1950, p. 14.

90. Abu-Lughod, Janet, “The Demographic Transformation of Palestine”, in Abu Lughod, Ibrahim: The Transformation of Palestine, Evanston, III, Northwestern University Press, 1971, p. 162.

91. Ibid., p. 163.

90. Экономическую и социальную помощь палестинскому народу, проживающему на оккупированных территориях, оказывают следующие организации системы Организации Объединенных Наций: ПРООН, БАПОР, Центр по социальному развитию и гуманитарным вопросам Секретариата Организации Объединенных Наций, Детский фонд Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ), ЮНКТАД, Программа Организации Объединенных Наций по окружающей среде (ЮНЕП), Фонд Организации Объединенных Наций для деятельности в области народонаселения (Фонд Организации Объединенных Наций по народонаселению (ЮНФПА), ЭСКЗА, Центр Организации Объединенных Наций по населенным пунктам (Хабитат), Международная организация труда (МОТ), Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО), Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), ВОЗ, Всемирный почтовый союз (ВПС), Всемирный союз электросвязи (ВСЭ), Всемирная метеорологическая организация (ВМО), Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) и Организация Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО).