Истоки и история проблемы Палестины: Часть II (1947-1977 годы)

ВВЕДЕНИЕ

Содержание

В конце первой мировой войны Палестина входила в число нескольких арабских территорий бывшей Оттоманской империи, которые были преобразованы Лигой Наций в подмандатные территории. Соответствующие положения Пакта Лиги (статья 22) определяли эти территории как «некоторые области, принадлежащие ранее Оттоманской империи, [которые] достигли такой степени развития, что их существование в качестве независимых наций может быть временно признано под условием, что советы и помощь мандатария будут направлять их управление впредь до того момента, когда они окажутся способными сами руководить собой. Пожелания населения этих областей должны быть прежде всего приняты в соображение при выборе мандатария».

Все подмандатные территории (отнесенные к мандатам класса "А"), независимость которых временно признавалась, кроме одной, стали, как и предполагалось, полностью независимыми государствами. Исключением явилась Палестина, где, помимо предоставления помощи и оказания советов, мандат преследовал в качестве важнейшей цели, осуществление «Декларации Бальфура», опубликованной правительством Великобритании в 1917 году, в которой выражается поддержка этого правительства в деле «создания в Палестине национального очага для еврейского народа». Это обязательство было включено в мандат на Палестину, который был официально передан в 1922 году Великобритании Лигой Наций без учета пожеланий палестинского народа, как это требовалось в соответствии с Уставом.

На протяжении двадцати пяти лет существования мандата на Палестину, с 1922 по 1947 год, происходила интенсивная иммиграция евреев, главным образом из Восточной Европы, причем в 30-е годы в результате небезызвестного преследования евреев нацистами, приток иммигрантов резко возрос. За этот период еврейское население Палестины, состоящее главным образом из иммигрантов, возросло с менее 10 процентов в 1917 году до уровня, превышающего 30 процентов в 1947 году. Требования палестинцев в отношении предоставления независимости и их сопротивление еврейской иммиграции послужили причиной мятежа в 1937 году, за которым последовала волна непрерывного террора и насилия с обеих сторон, продолжавшаяся в ходе второй мировой войны и непосредственно после нее. Как держава-мандатарий, Великобритания пыталась использовать различные формы предоставления независимости земле, раздираемой насилием. Были рассмотрены и признаны непригодными формула раздела, формула провинциальной автономии, единой независимой Палестины, и в 1947 году Великобритания, потерпев неудачу, передала проблему на рассмотрение Организации Объединенных Наций.

I. СПЕЦИАЛЬНАЯ СЕССИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО ПАЛЕСТИНЕ

Организация Объединенных Наций приступила к рассмотрению вопроса о Палестине в феврале 1947 года по просьбе Великобритании — державы-мандатария, которая управляла Палестиной с 1917 года первоначально как оккупирующая держава, а затем по мандату Лиги Наций, полученному в 1922 году. К этому времени все страны Ближнего Востока, находившиеся в прошлом под мандатами, получили независимость. Единственным исключением явилась Палестина, где переходу к независимости помешало насилие, вызванное противоречивыми условиями мандата. Хотя в принципе он должен был обеспечить переход к независимости, обязательство по мандату в отношении создания еврейского национального очага в Палестине породило ситуацию, при которой столкновения между арабами и евреями этого района из-за характера будущего палестинского государства усложнили этот процесс. Попытки Великобритании разрешить вопрос путем раздела Палестины на два независимых государства или путем отказа от мандата с последующим образованием независимой единой Палестины оказались безуспешными перед лицом оппозиции со стороны палестинских арабов в отношении первого плана и сионистского движения в отношении второго. Столкнувшись с ситуацией, которая стала выходить из-под его контроля, правительство Великобритании передало проблему на рассмотрение Организации Объединенных Наций на том основании, что противоречащие друг другу обязательства по мандату являются непримиримыми.

Вопрос о Палестине в Организации Объединенных Наций

После принятия правительством Великобритании в феврале 1947 года решения о передаче палестинского вопроса Организации Объединенных Наций было проведено изучение различных альтернатив и трудностей, связанных с ними, занявшее несколько недель. Передача вопроса на рассмотрение Совета Безопасности могла закончиться применением права вето. Другой подходящей формой решения вопроса являлось рассмотрение его в Совете по Опеке, однако это потребовало бы заключения с Великобританией соглашения об опеке и выполнения функций, аналогичных тем, от которых она пыталась освободиться. Было принято решение передать вопрос Генеральной Ассамблее.

Тем временем в Палестине продолжался рост насилия по мере того, как сионистские террористические группы, перешедшие к этому времени в наступление, активизировали свои атаки и диверсии. Незаконная иммиграция в Палестину резко возросла. В связи с тем, что очередная сессия должна была состояться лишь через несколько месяцев, правительство Великобритании ввиду насилия в Палестине обратилось с просьбой о проведении специальной сессии Генеральной Ассамблеи для рассмотрения вопроса о создании специальной комиссии, которая могла бы «сделать рекомендации... относительно дальнейшего управления Палестиной»1.

Вопрос о независимости Палестины

Первая специальная сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций начала свою работу по рассмотрению вопроса о Палестине 28 апреля 1947 года, избрав Председателем Освальдо Аранья (Бразилия). Египет, Ирак, Ливан, Саудовская Аравия и Сирия предприняли согласованные шаги в целях проведения прений по существу вопроса о независимости Палестины, обратившись к Ассамблее с аналогичными просьбами о включении в ее повестку дня дополнительного пункта, озаглавленного: «Прекращение мандата на Палестину и объявление ее независимости»2. В Секретариат поступили также просьбы от Еврейского агентства в Палестине, а также от других сионистских и еврейских организаций о заслушивании их Ассамблеей. Оба вопроса были переданы Генеральному комитету.

Арабские страны представили широкую аргументацию в поддержку своей просьбы, подчеркивая, что, поскольку Лига Наций признала временную независимость территорий, находящихся под мандатом класса "А", то Организация Объединенных Наций не может обойти вопрос о предоставлении независимости Палестине. Была изложена вся история подмандатной Палестины, проанализированы Декларация Бальфура и Пакт, приведены выдержки из докладов различных Комиссий. Представитель Ливана указал:

«Кроме того, если вы в настоящее время не предусматриваете возможности предоставления независимости, не предрешаете ли вы сами вопроса? Не указываете ли вы на то, что сама Организация Объединенных Наций — не какая-то определенная держава, а именно Объединенные Нации — в действительности настолько опасается предусмотреть конечную возможность независимости Палестины, что она не согласна даже обсуждать это на пленарной сессии Генеральной Ассамблеи? Мне представляется, что такое положение является гораздо более серьезным предвосхищением конечного решения, чем если бы мы просто заявили, что в настоящее время мы, рассматривая все касающиеся ее аргументы, просто обсудим эту проблему, имея в виду эту конечную цель.

Организация Объединенных Наций, конечно, стоит выше отдельного правительства или государства. Она не может поэтому во что бы то ни стало удовлетворять пожелания только одного или двух правительств или целой группы правительств. Организация определенно стоит настолько выше отдельных правительств, что она в состоянии совершенно независимо рассматривать и обсуждать все представляющиеся возможности, включая возможность предоставления независимости»3.

В условиях отрицательной позиции большинства постоянных членов стало очевидно, что пункт, предложенный арабскими странами, не будет принят. Египет заявил, что он не будет настаивать на проведении голосования, однако Председатель постановил, что голосование является обязательным, и предложение было отвергнуто в Генеральном комитете4, а несколькими днями позже и на пленарном заседании5. Просьба Великобритании была включена в повестку дня Специальной сессии.

Вопрос о представительстве палестинцев и сионистов

Просьба Еврейского агентства о заслушании была основана на том, что в то время как арабские государства отстаивают интересы палестинцев, интересы евреев никем не представлены. На этой просьбе особенно настаивала Польша, заявившая о своей особой заинтересованности, поскольку почти половина еврейских иммигрантов в Палестине происходила из Польши, а также другие восточноевропейские государства. Вопрос осложнялся тем, что выступление неправительственных организаций в Ассамблее не было предусмотрено в каких-либо положениях и не имело прецедентов. Генеральный секретарь разъяснил:

«Не впервые Ассамблее приходится в связи с вопросами повестки дня получать подобные просьбы. Они всегда отклонялись бывшим Председателем,. причем мнение Генерального комитета не запрашивалось, потому что Председатель считал, что управление делами Ассамблеи находится в пределах его компетенции. Никто на этом никогда не настаивал... Представители неправительственных организаций никогда не выступали в Ассамблее по вопросам, стоящим на повестке дня.

Я хотел бы разъяснить это потому, что если бы Генеральный комитет рекомендовал заслушать заявления неправительственных организаций на специальной сессии Ассамблеи, он отступил бы от принятого до сих пор порядка...»6.

Тем не менее Генеральная Ассамблея поручила Первому комитету принять просьбу Еврейского агентства о представлении своего дела. Еврейское агентство было информировано о принятом решении телеграммой Председателя Генеральной Ассамблеи. Первому комитету было также поручено рассмотреть «другие сообщения подобного рода», которые были или могут быть направлены Организации Объединенных Наций.

С принятием Ассамблеей подобного решения встал вопрос о просьбе палестинских арабов о заслушании. В соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи, просьба палестинцев была передана Первому комитету, на что был немедленно заявлен протест телеграммой из Палестины:

«Имеем честь сослаться на наше письмо от 5 мая с просьбой быть выслушанными по поводу палестинской проблемы и представить вам следующие соображения. Наша просьба от имени арабов Палестины, составляющих значительное большинство населения страны, была передана вместе с другими просьбами на рассмотрение Первого комитета, тогда как просьба Еврейского агентства, представляющего чужеродное и навязанное меньшинство, была принята непосредственно Генеральной Ассамблеей. Это не отвечает положению и правам арабов в Палестине и не соответствует принципам справедливости и демократии. Хотя делегация палестинских арабов не может поверить, чтобы таково было намерение уважаемых членов Генеральной Ассамблеи, однако сам факт и последствия резолюции таковы, что палестинская арабская делегация, оставляя за собой право занять в будущем ту или иную позицию, не находит иного выхода, как взять назад свою просьбу быть выслушанной. В то же время мы желаем заявить во всеуслышание перед Объединенными Нациями, что арабы никогда не признавали и никогда не признают мандат на Палестину или какой-либо акт или орган, имеющих своим основанием этот мандат. Мы будем признательны Вашему Превосходительству, если Вы передадите это сообщение Генеральной Ассамблее.

За Палестинскую арабскую делегацию...»7

Протест палестинцев был направлен против международного признания Еврейского агентства Ассамблеей, аналогичного признанию его Лигой Наций, причем в обоих случаях палестинским арабам было отведено низшее место. Арабские государства также выступили с протестом, и вопрос был урегулирован Первым комитетом, рекомендовавшим Ассамблее резолюции, гласящую:

«... решение Первого комитета заслушать Высший арабский комитет правильно истолковывает намерение Ассамблеи»8.

После этого Высший арабский комитет принял решение выступить в Первом комитете.

Дискуссия в отношении Специальной комиссии

Перед Первым комитетом, Председателем которого являлся г-н Лестер Пирсон (Канада), стояло два сложных вопроса — состав Специальной комиссии Организации Объединенных Наций по вопросам Палестины (ЮНСКОП) и ее полномочия — при явно различных подходах, получивших отражение в двух основных проектах резолюций, представленных на обсуждение.

В первом из них, автором которого являлась Аргентина, предлагалось образовать специальную комиссию численностью 11 членов в составе постоянных членов Совета Безопасности, одного арабского государства и пяти других государств, избранных путем жеребьевки в целях обеспечения представительства всех регионов. Комиссия должна была заслушать английских, арабских и еврейских представителей и должна была быть наделена «широчайшими полномочиями как в деле сбора фактического материала, так и в отношении представления рекомендаций»9. Во втором проекте, представленном Соединенными Штатами, предлагалось избрать специальную комиссию в составе семи «нейтральных» государств без участия в ней постоянных членов Совета Безопасности, а также арабских государств. Задача комиссии, которая уполномочивалась «заседать там, где она найдет нужным или желательным для осуществления своих задач» заключалась в том, чтобы:

«... собрать, проанализировать и сопоставить все данные, относящиеся к этому вопросу; заслушать показания заинтересованных правительств и таких неправительственных организаций и отдельных лиц, на которых комиссия по своему усмотрению найдет нужным остановиться; обследовать различные связанные с палестинским вопросом проблемы; и представить следующей очередной сессии Генеральной Ассамблеи такие предложения относительно разрешения палестинской проблемы, которые комиссия может счесть целесообразными для успешного рассмотрения этой проблемы Генеральной Ассамблеей»10.

Главный вопрос в ходе прений по поводу ЮНСКОП заключался в том, следует ли проблему еврейских беженцев в Европе увязывать с проблемой Палестины. Делегат одной из европейских стран подчеркнул необходимость их раздельного рассмотрения:

«... трудность справедливого и удовлетворительного разрешения палестинского вопроса усугубляется еще тем обстоятельством, что пытаются связать воедино две проблемы, необязательно зависящие друг от друга.

Первая проблема касается будущего статуса Палестины; вторая проблема — это вопрос о бездомных евреях в Европе. Во всех происходящих дискуссиях по вопросу о Палестине эти две проблемы рассматриваются вместе. Считается установленным, что единственным решением гуманитарной проблемы положения бездомных евреев является их иммиграция в Палестину и таким образом проблема эта ставится в зависимость от решения политического вопроса о будущем статусе Палестины.

Всем должно быть ясно, что связывание этих двух вопросов воедино ведет исключительно к тому, что решение каждого из них становится более затруднительным. Очевидно, что ужасающая трагедия бездомных евреев в Европе заставляет еще более настоятельно искать решения палестинского вопроса, поскольку Палестину продолжают считать единственным местом, где беженцы-евреи сумеют найти себе приют.

Острота проблемы бездомных евреев может быть смягчена лишь при условии, если государства — члены Организации предоставят беженцам-евреям временное или постоянное убежище»11.

На следующий день, после того как делегация, выступившая с вышеприведенным заявлением, изменила свою позицию, сирийский представитель изложил точку зрения арабов по данному вопросу:

«Представитель... хочет связать вопрос о перемещенных лицах и беженцах в Европе с вопросом о Палестине. Мы не видим, каким образом их можно связать...

Одна из резолюций, касающихся беженцев и перемещенных лиц в Европе... ясно указывает, что устройство перемещенных лиц не должно производиться в пределах какой бы то ни было несамоуправляющейся территории без согласия населения этой территории и что расселение не должно предприниматься в таких районах, где это нарушило бы дружественные отношения между государствами.

Организация, задачей которой является забота о беженцах, уже создана и ведет свою работу. Вопрос о расселении или репатриации беженцев и перемещенных лиц в Европе должен рассматриваться именно этой организацией, а не специальной комиссией, которая будет здесь создана.

Палестинский вопрос совершенно независим от вопроса о преследуемых лицах в Европе и стоит отдельно. Палестинские арабы никак не ответственны за преследование евреев в Европе. Это преследование вызывает осуждение всего цивилизованного мира, и арабы относятся к числу тех, кто сочувствует преследуемым евреям. Однако ответственность за разрешение этого вопроса не может возлагаться на Палестину, которая является крошечной страной и которая с 1920 года уже приняла достаточное количество этих беженцев и других иммигрантов... Любая другая делегация, желающая выразить свое сочувствие, располагает в своей стране большим пространством, чем его имеет Палестина, и лучшими средствами принятия этих беженцев и оказания им помощи»12.

С другой стороны, представитель Еврейского агентства, принимавшего к тому времени участие в работе Организации Объединенных Наций, настаивал на том, что оба вопроса должны быть увязаны и что Специальная комиссия должна посетить Европу:

«Я уверен, что члены Комиссии зададут себе вопрос, почему суда с беззащитными еврейскими беженцами — мужчинами, женщинами и детьми, прошедшими через ад нацистской Европы, — отсылаются от берегов еврейского национального очага правительством-мандатарием, которое взяло на себя в качестве важнейшего обязательства решение задачи по облегчению еврейской иммиграции в эту страну.

Если евреи находятся в Палестине по праву, тогда следует признать все вытекающие из этой предпосылки заключения и выводы. Основным выводом является то, что евреям должно быть разрешено переселяться в Палестину в неограниченном числе при условии, что они не будут вытеснять других живущих там тоже по праву обитателей или ухудшать их положение. Если эта основная предпосылка не признается, тогда мало о чем остается говорить...»13.

После снятия проекта Аргентины был принят проект Соединенных Штатов (с некоторыми поправками), и миссия Специальной комиссии была утверждена в целом:

«Специальная комиссия составляет доклад для Генеральной Ассамблеи и представляет такие предложения, какие она сочтет необходимыми для разрешения палестинской проблемы»14.

Избегая конкретных упоминаний о положении беженцев в Европе, Специальная комиссия была уполномочена вести расследование в любом месте, где она сочтет необходимым, что, таким образом, косвенно связывало вопрос о еврейских беженцах с будущим Палестины.

В ходе прений в Комиссии советский и польский представители предложили поправки к полномочиям Специальной комиссии, согласно которым она должна была представить предложения по вопросу о создании «независимого демократического государства Палестина», но обе поправки были отклонены15 . Однако на пленарном заседании представитель Советского Союза упомянул о возможности раздела Палестины:

«То обстоятельство, что ни одно западноевропейское государство не оказалось в состоянии обеспечить защиту элементарных прав еврейского народа и оградить его от насилий со стороны фашистских палачей, объясняет стремление евреев к созданию своего государства. Было бы несправедливо не считаться с этим и отрицать право еврейского народа на осуществление такого стремления...

Решение вопроса о Палестине путем создания единого арабского-еврейского государства с равными правами для евреев и арабов можно, таким образом, рассматривать как один из возможных и наиболее заслуживающих внимания путей решения этой сложной проблемы...

Если бы оказалось, что этот вариант является неосуществимым ввиду испортившихся отношений между евреями и арабами... то было бы необходимо рассмотреть второй вариант, также имеющий, как и первый, хождение в Палестине, предусматривающий раздел Палестины на два самостоятельных независимых государства: еврейское и арабское. Повторяю, такое решение вопроса о Палестине оправдывалось бы только в том случае, если бы оказалось, что отношения между еврейским населением и арабским населением Палестины действительно настолько плохи, что их невозможно наладить, что невозможно обеспечить мирное сосуществование арабов и евреев»16.

Делегации арабских стран выступили с решительным протестом в связи с тем, что в полномочиях Специальной комиссии не упоминалось о независимом палестинском государстве:

«...Комитет, не считаясь даже с духом просьбы британского правительства, выраженной в письменном обращении к Организации Объединенных Наций об урегулировании этой проблемы, одним росчерком пера фактически уничтожил всякое упоминание о независимости Палестины, и мы считаем, что Первый комитет превысил свои полномочия и не имел права принять решение опустить фразу о «будущем правительстве Палестины» и заменить ее туманной и общей ссылкой на «палестинский вопрос...»17.

Вопрос о признании прав палестинских арабов не был решен на специальной сессии. В Уставе ЮНСКОП не было упоминания об окончании мандата и о независимости Палестины. Вопрос о еврейских беженцах в Европе был увязан с Палестиной.

II. СПЕЦИАЛЬНАЯ КОМИССИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО ВОПРОСАМ ПАЛЕСТИНЫ

Специальная комиссия провела подготовительные заседания в Нью-Йорке, избрав председателем судью Эмиля Сандстрема, Швеция, и прибыла в Палестину в середине июня 1947 года. Генеральный секретарь Арабской лиги указал, что Лига будет сотрудничать с Комиссией, однако палестинское руководство в Высшем арабском комитете приняло решение воздержаться от сотрудничества, проинформировав Специальную комиссию по телеграфу:

«... Высший арабский комитет Палестины желает сообщить Организации Объединенных Наций, что после тщательного изучения прений и обстоятельств, на основании которых была образована Комиссия для установления фактов в Палестине, и дискуссий, приведших к установлению ее круга ведения, он решил, что палестинские арабы воздержатся от сотрудничества и откажутся предстать перед данной Комиссией на основании следующих главных причин: во-первых, это отказ Организации Объединенных Наций принять логический курс о включении в повестку дня специальной сессии Организации Объединенных Наций и в круг ведения вопроса о прекращении действия мандата и объявлении независимости; во-вторых, отказ отделить проблему еврейских беженцев со всего мира от проблемы Палестины; в-третьих, замена интересов жителей Палестины включением всемирных религиозных интересов, хотя они не являются объектом спора; кроме того, естественные права палестинских арабов сами по себе очевидны и не могут продолжать быть объектом расследования, но заслуживают быть признанными на основе принципов Устава Организации Объединенных Наций»18.

Председатель Специальной комиссии обратился к Высшему арабскому комитету по радио, а затем в письме с призывом о сотрудничестве, однако Комитет не изменил своего решения воздержаться от сотрудничества.

Рассмотрение Специальной комиссией положения евреев

С Другой стороны, еврейские организации оказали полное содействие ЮНСКОП, представив ей более ста документов, причем некоторые из них были объемными и подробными по сравнению с двумя документами, представленными арабскими государствами. Еврейское агентство назначило двух сотрудников для связи со Специальной комиссией по просьбе последней. Сионистские террористические группы заверили Специальную комиссию в безопасности.

Положение евреев было изложено в многочисленных выступлениях в ходе нескольких слушаний. Гюн Давид Бен-Гурион, один из главных защитников сионистов, обвинил Великобританию, которая в соответствии с «политикой Черчилля» создала «национальный очаг», в невыполнении чаяний евреев.

«Мы — малый, слабый, беззащитный народ и знаем, что пока все человечество не объединится на основе мира и доброй воли, не может быть безопасности для нас ни как отдельных лиц, ни как нации, ни в диаспоре, ни на родине, ни даже в своем собственном государстве, когда мы станем независимыми...

Великий народ и весь цивилизованный мир признали наше право воссоздать здесь свой национальный очаг. А теперь то же правительство, на которое была возложена эта священная обязанность содействовать созданию еврейского национального очага, загнало нас в территориальное гетто...

Но все это не меняет существа дела, а именно того, что мандат на Палестину так и не был проведен в жизнь. Его главная цель не была осуществлена, и достижению ее часто ставились препятствия еще до появления Белой книги. Страна-мандатарий потерпела неудачу в Палестине не потому, что евреи и арабы не сотрудничали между собой, а потому, что она отказалась сотрудничать с мандатом...»19.

На вопрос о позиции Еврейского агентства в отношении раздела Палестины, Бен-Гурион конкретного ответа не дал:

«... мы стоим на тех же позициях, что и в прошлом году, и готовы рассмотреть вопрос о создании еврейского государства в подходящей для этого части Палестины, но мы имеем право на Палестину в целом»20.

Он также заявил, что в случае, если решение Организации Объединенных Наций, способствующее достижению сионистских целей, вызовет бурные протесты со стороны палестинских арабов, то «... мы сами позаботимся о себе»21.

Доктор Вейцман, выступивший в своем личном качестве, проявил большую готовность к согласию на раздел:

«... если лично я пришел к выводу, что раздел будет наилучшим решением, то я действовал методом исключения. Мне известно, что речь идет о двунациональном государстве; о своего рода федеративном варианте; ... Не думаю, чтобы эти проекты имели преимущества, какие дает раздел, который является решением определенным, окончательным и недвусмысленным. Всякое половинчатое решение чревато опасностью новых споров. Евреи будут пытаться добиться лучшего; арабы будут стремиться отобрать то, что у нас есть. Поэтому я сделал вывод, что, хотя раздел будет своего рода соломоновым решением, оно будет, быть может, наилучшим при существующих обстоятельствах.. .»22.

Как и следовало ожидать, правительство Великобритании решительно опровергло утверждения сионистов, направленные в его адрес:

«...Общая тема заявлений г-на Бен-Гуриона заключалась в нападках на Великобританию и обвинениях ее в том, что она не выполнила международных обязательств... Он говорит, что палестинская администрация и Лондон с самого начала были предубеждены против мандата и делали все возможное, чтобы помешать его осуществлению. Очевидно, необходимо снова напомнить о том, что национальный очаг никогда не был бы создан без непосредственной помощи и поддержки Великобритании, которая расходовала свои средства и жертвовала жизнью своих сыновей. Отрицать этот факт, скрывать правду и не признавать того, что никогда не было основательных причин для удовлетворения чрезмерных требований евреев, предъявляемых несмотря на твердую оппозицию всего населения страны, всякому беспристрастному наблюдателю должно казаться по меньшей мере неприкрытым самообманом...»23.

Позиция палестинских арабов

Ознакомившись с позицией сионистов, а также с мнениями правительства Великобритании, Специальная комиссия вновь призвала представителей палестинцев и арабов изложить свои аргументы. Высший арабский комитет Палестины вновь заявил о своем отказе выступать в Специальной комиссии, отметив, что он изложит позицию палестинцев на Генеральной Ассамблее. Государства — члены Арабской лиги согласились встретиться со Специальной комиссией в Ливане, за исключением Трансиордании, которая согласилась встретиться со Специальной комиссией только в Аммане.

Основные положения позиции арабов сводятся к следующему:

«... вопрос о создании еврейского государства не может рассматриваться без учета двух связанных с ним проблем, т.е. вопроса иммиграции и вопроса иностранных субсидий. Еврейское государство, разумеется, будет распоряжаться иммиграцией в Палестину. Оно может постановить, что иммиграция должна быть неограниченной, и экономические соображения, согласно которым очень большое число людей не сможет жить на очень маленькой территории, станут недействительными, если еврейское государство сможет рассчитывать на иностранную финансовую поддержку. Поэтому при неограниченной возможности въезда в страну и при финансовой поддержке извне еврейское государство станет чрезмерно заселенным. Таким образом, число иммигрантов может составить не один миллион, а два, три и четыре миллиона, так как еврейское государство не будет зависеть от собственного хозяйства или от собственного производства. Как только численность иммигрантов превысит определенный уровень, государство перестанет быть безопасным убежищем для евреев и превратится в передовую линию укреплений против арабского мира. Этого мы хотим избежать во что бы то ни стало.

... Посторонние люди не могут решать судьбы Палестины. Это противоречит Уставу. Судьба Палестины будет решена ее собственным народом. Судьбы Палестины будет решать народ Палестины...

Сионизм не имеет законных прав на Палестину. При осуществлении своей программы сионисты полагались исключительно на поддержку режима иностранной державы, которая действовала произвольно и несправедливо. Сила сионистов была силой репрессий»24.

Представитель Египта выразил особую озабоченность:

«... Египетское правительство, разумеется, серьезно озабочено образованием еврейских колоний вблизи египетской границы. Это лишь начало первого шага к осуществлению еврейских стремлений занять Синай, которые уже упоминались в различных прокламациях, и египетское правительство, конечно, приняло меры против этой опасности, которая все время приближается к египетской территории...» 25.

Делегация Специальной комиссии посетила Амман и убедилась, что Трансиордания полностью поддерживает позицию арабов по вопросу о Палестине.

Поездка Специальной комиссии в Европу

Из Палестины Специальная комиссия направилась в Женеву, откуда была направлена подкомиссия для обследования лагерей беженцев в Германии и Австрии. Подкомиссия сообщила:

«Были расследованы альтернативы переселения, а именно, репатриация или поглощение немецкими или австрийскими общинами. Преобладающее мнение среди опрошенных лиц, из которых многие вернулись к прежнему месту жительства с целью найти своих родственников и имущество, было против репатриации. Приводившиеся доводы основывались на страхе перед распространяющимся антисемитизмом... Чувство антисемитизма сильно среди коренного населения, особенно в отношении евреев, живущих теперь в сборных пунктах.

Возникает вопрос о том, изменилось бы ли решение уехать в Палестину, если бы представились реальные перспективы расселения в других странах. Подавляющее большинство опрошенных лиц подтвердило, что они и думать не хотят о переселении в какую-либо другую страну, кроме Палестины, заявляя, что скорее предпочли бы ждать неопределенно долгое время, пока им не представится возможность уехать в Палестину или пока они не предпримут попытку нелегального въезда туда...

По существу дела, такое настроение, преобладающее в сборных пунктах, вероятно, является результатом сочетания факторов, которые в совокупности влияют друг на друга. Несомненно, имеется некоторый элемент пропаганды и существует также элемент самоубеждения... Что касается пропаганды, то можно сказать, что некоторые реальные доказательства ее были отмечены в некоторых сборных пунктах в форме плакатов и литературы. В частности, в одном центре был замечен плакат с надписью «Палестина — еврейское государство для еврейского народа«, а также большой рисунок, изображающий евреев Восточной Европы на пути в Палестину, площадь которой изображена в гораздо больших размерах, чем она в действительности показана на географических картах...»26.

В отдельной записке один член Специальной комиссии отметил:

«... Г-н Соммерфельт, сотрудник Подготовительной комиссии Международной организации по делам беженцев, подтвердил что в лагерях для перемещенных лиц Еврейским агентством или от его имени ведется усиленная пропаганда с целью побудить евреев иммигрировать в Палестину, хотя он и нашел, что лица, находящиеся в этих лагерях, как общее правило, соглашаются, если им предоставляется такая возможность, уехать в другие страны, помимо Палестины...»27.

Специальная комиссия закончила свое обследование, продолжавшееся 3 месяца, к августу 1947 года, и в ее докладе доводы арабов и евреев были обобщены следующим образом:

«Доводы еврейской стороны

Доводы еврейской стороны, рассматриваемые в настоящем докладе, это, главным образом, доводы, выдвинутые Еврейским агентством, имеющим по условиям мандата особый статус в отношении еврейских интересов в Палестине.

Еврейская сторона добивается создания еврейского государства в Палестине. По мнению еврейской стороны, вопросы о еврейском государстве и о неограниченной иммиграции неразрывно связаны. С одной стороны, еврейское государство необходимо для обеспечения убежища для еврейских иммигрантов, которые, находясь сейчас в лагерях для перемещенных лиц и в других местах... требуют допустить их в Палестину. С другой стороны, еврейское государство срочно нуждалось бы в еврейских иммигрантах, чтобы создать противовес существующему в настоящее время значительному численному превосходству арабов над евреями в Палестине. Еврейская сторона открыто признает трудности, с. которыми в настоящее время сопряжено создание еврейского государства на всей территории Палестины, где евреи фактически были бы лишь меньшинством, или в той части Палестины, где в лучшем случае они теперь составляли бы лишь очень незначительное большинство. Поэтому еврейская сторона указывает главным образом на право евреев на иммиграцию как по политическим, так и по гуманитарным соображениям. При этом особенно подчеркивается право евреев на «возвращение» в Палестину ...»28.

Аргументы арабов сводились к следующему:

«Доводы арабской стороны

Арабская сторона добивается немедленного создания независимой Палестины как арабского государства к западу от Иордании...

Они выдвигают «естественное» право арабского большинства на неоспоримое владение страной, так как она находится и находилась в их владении в течение многих столетий. Эта ссылка на «естественное» право основана на утверждении, что связь арабов с Палестиной не прерывалась с давних периодов истории.

Арабы также настаивают на «приобретенных» правах, основанных на общих обещаниях и заверениях, официально данных арабскому народу во время первой мировой войны...

С точки зрения арабов все эти обещания, взятые в совокупности, являются достаточным доказательством для признания политических прав арабов в Палестине; на Великобританию, утверждают они, возлагается договорное обязательство признать эти права и соблюдать их — обязательство, которое это государство до сих пор не выполнило...

Арабы настойчиво придерживаются той позиции, что мандат на Палестину, включающий Декларацию Бальфура, является незаконным. Арабские государства отказались признать его действенность...»29.

Однако Специальная комиссия не смогла договориться о рекомендациях. Большинство членов (Гватемала, Канада, Нидерланды, Перу, Уругвай, Чехословакия и Швеция) рекомендовали раздел Палестины на два государства, которые были бы политически самостоятельными и независимыми, но осуществляли бы совместное управление экономикой. Иерусалим стал бы международным городом. Меньшинство (Индия, Иран и Югославия) выдвинуло предложение о независимой Палестине в качестве федеративного государства с Иерусалимом в качестве столицы. Австралия не поддержала ни одно из этих предложений.

Единогласие было достигнуто лишь в отношении прекращения мандата, принципа независимости и роли Организации Объединенных Наций:

«Мандат на Палестину должен быть прекращен как можно скорее...

Палестине должна быть предоставлена независимость в кратчайшие сроки...

В переходный период власть, которой будет поручено управление Палестиной и подготовка ее к независимости, должна нести ответственность перед Организацией Объединенных Наций...

Генеральной Ассамблее в целях облегчения положения евреев в Европе и разрешения палестинской проблемы следует немедленно приступить к выработке и проведению в жизнь мероприятий международного характера, посредством которых проблема проживающих разбросанно европейских евреев, из которых 250 тыс. человек находятся в сборных пунктах, могла бы быть разрешена в весьма срочном порядке...»30.

Обоснование выдвинутого большинством плана раздела при экономическом союзе было изложено следующим образом:

«Главной предпосылкой, на которой основывается предложение о разделе Палестины, является то убеждение, что притязания на Палестину со стороны как арабов, так и евреев, притязания, имеющие некоторые основания, являются непримиримыми, и что среди всех выдвинутых предложений раздел Палестины представляется самым реальным и практичным решением проблемы, способным в будущем создать приемлемую основу для частичного удовлетворения притязаний и национальных чаяний обеих сторон...

Основной конфликт в Палестине представляет собой столкновение двух резких форм национализма. Независимо от вопроса об исторических источниках этого конфликта, вопроса о вреде или пользе обещаний и контр-обещаний и международной интервенции, связанной с условиями мандата, надо считаться с тем фактом, что в Палестине проживают около 650 тыс. евреев и около 1,2 млн. арабов, которые отличаются друг от друга по своему образу жизни и разделены теперь политическими интересами, что затрудняет полное и эффективное политическое сотрудничество между ними, будь то добровольное или основанное на какой-либо принятой конституции.

Разрешение проблемы путем раздела Палестины носит характер окончательности, которая является здесь самым существенным требованием. Все другие предложенные решения могли бы создать такое положение, при котором обе стороны стремились бы к его изменению — каждая в свою пользу — путем постоянного давления друг на друга. Предоставление независимости обеим странам лишает подобного рода стремления всякого основания.

Раздел страны основывается на реальной оценке ныне существующих арабо-еврейских отношений в Палестине. Во всех планах, предусматривающих создание единого государства, как, например, план создания федеративного государства, предполагается в качестве непременного условия эффективного осуществления такого плана полное политическое сотрудничество, за исключением тех случаев, когда откровенно имеется в виду государство, в котором доминирующая роль предоставлена либо арабам, либо евреям.

Раздел является единственным практическим средством возложить непосредственную политическую и экономическую ответственность как на арабов, так и на евреев: в результате этого у обеих сторон, возможно, возникнет осознание своей ответственности за все последствия своих собственных действий, что приведет к возникновению нового и важного фактора, способствующего улучшению политического положения. В предложенном разрешении проблемы путем устройства федеративного государства этот фактор отсутствует.

Проблема еврейской иммиграции в Палестину является в настоящее время самым жгучим вопросом и самым главным фактором, исключающим установление необходимого сотрудничества между арабской и еврейской общинами в одном и том же государстве. Создание еврейского государства согласно плану о разделе представляется единственным способом изъятия этой проблемы из сферы конфликта.

Нашел признание тот факт, что раздел страны наталкивается на сильное сопротивление со стороны арабов, но считается, что это сопротивление уменьшится в результате такого решения вопроса, которое определенно зафиксирует размер территории, предназначенной для евреев, и таким образом ограничит возможности иммиграции. Тот факт, что такое решение палестинского вопроса будет санкционировано Организацией Объединенных Наций, придаст ему характер окончательности, который должен рассеять опасения арабов относительно дальнейшей экспансии еврейского государства. ..»31.

В обосновании рекомендации меньшинства о создании независимого федеративного государства были выдвинуты следующие соображения:

«Неоспоримо, что никакое решение, касающееся Палестины, не может рассматриваться как решение еврейского вопроса в целом.

Признано, что Палестина является общей страной как для местных арабов, так и для евреев, и что оба эти народы связаны с ней исторически и что оба играют жизненно важную экономическую и культурную роль в этой стране.

Поскольку это установлено, задачей является динамическое решение вопроса, позволяющее обеспечить равные права как для арабов, так и для евреев в общем для них государстве, притом такое решение, которое сохранит необходимое для жизни и развития страны экономическое единство.

В основе высказываемых здесь взглядов заложено мнение, что предложение других членов Комиссии создать союз путем искусственной комбинации, которая задумана для того, чтобы добиться жизненно важного экономического и социального единства лишь после того, как предварительно будет осуществлено политическое и экономическое расчленение путем раздела, является непрактичным и неприменимым и никак не может привести к созданию двух в достаточной мере жизнеспособных государств...

Было бы трагической ошибкой, если бы международное сообщество не приложило всех усилий в этом направлении. Поддержка в деле сохранения единства Палестины со стороны Организации Объединенных Наций сама по себе была бы важным фактором в поощрении совместной жизни и совместной работы этих двух народов и в значительной мере помогла бы создать такую атмосферу, в которой может культивироваться воля к сотрудничеству. В этом отношении должно быть ясно, что здесь глубоко затронут нравственный и политический престиж Организации Объединенных Наций...

Хотя проблема еврейской иммиграции является таким образом тесно связанной с решением палестинского вопроса, никоим образом нельзя смотреть на Палестину как на средство разрешения проблемы мирового еврейства. Подобной мысли решительно и категорически противоречат два факта: ограниченная площадь со слабыми ресурсами и сильная и упорная оппозиция со стороны арабского народа, составляющего большинство населения страны.

По этим причинам нельзя признать требование на независимое от срока право неограниченной иммиграции евреев в Палестину. Из этого вытекает, таким образом, что нет никаких оснований для предположения, что нынешнее еврейское население Палестины сможет увеличиться путем свободной массовой иммиграции до таких пределов, которые дадут ему возможность стать большинством населения страны...»32.

Эти два плана были представлены на рассмотрение Генеральной Ассамблеи в сентябре 1947 года.

Специальная комиссия и события в Палестине

В течение пяти недель своего пребывания в Палестине Специальная комиссия была занята не только слушаниями официального характера. Почти сразу после ее прибытия в Иерусалим внимание Специальной комиссии было обращено на дело, по которому смертный приговор, вынесенный для трех членов «Иргуна» за террористическую деятельность, ожидал утверждения Верховным комиссаром. Лидер «Иргуна» г-н Менахем Бегин пригрозил, что два захваченных «Иргуном» британских сержанта будут убиты, если смертный приговор будет приведен в исполнение. Специальная комиссия получила петицию от семей осужденных с просьбой о помиловании. Вопрос , который представлял собой дилемму для Специальной комиссии с точки зрения ее компетенции, обсуждался на закрытых совещаниях, в результате которых Специальная комиссия приняла резолюцию с указанием на то, что она «обеспокоена возможностью неблагоприятного влияния» на работу Комиссии, которое может последовать «в результате приведения в исполнение трех смертных приговоров»... и направила письмо Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, а также информировала семьи приговоренных о том, что оно будет также передано управляющей державе33. Британское правительство ответило, что приговоры

«... все еще являются sub judice. Если приговоры будут утверждены генералом-главнокомандующим, то Верховный комиссар, если он сочтет это нужным, имеет право воспользоваться возложенной на него Его Величеством королевской прерогативой помилования. Неизменным правилом правительства Его Величества является невмешательство в свободу действий Верховного комиссара в применении этой прерогативы...»34.

Вскоре после того, как Специальная комиссия покинула Палестину, трое осужденных были казнены и в ответ на это оба британских сержанта были убиты, что вызвало еще более мощную волну насилия.

Другие инциденты касались нелегальной иммиграции, которая в то время достигла крайнего предела. Специальная комиссия подверглась значительному давлению со стороны Еврейского агентства, настаивавшего на том, чтобы она посетила лагеря для депортированных на Кипре, в которых содержались задержанные нелегальные иммигранты, однако она приняла решение, направленное против такого посещения33. Один инцидент касался судна «Эксодус 1947» с 4 500 нелегальными беженцами на борту, которое было перехвачено британскими кораблями и доставлено в порт Хайфа для перегрузки. Начались беспорядки, очевидцами которых явились члены Специальной комиссии, которые отмечали в своем докладе:

«... Не подлежит никакому сомнению, что проведение в жизнь положений, содержащихся в Белой книге 1939 года, разрешавших въезд в страну, начиная с декабря 1945 года, 1 500 еврейских иммигрантов в месяц, породило в еврейских кругах чувство глубокого недоверия и обиды по отношению к государству-мандатарию. Это чувство особенно резко проявилось в отношении попыток администрации препятствовать высадке на берег нелегальных иммигрантов. Во время своего пребывания в Палестине Комиссия заслушала сообщения некоторых своих членов, бывших очевидцами инцидентов, имевших место, когда пароход «Эксодус 1947» с нелегальными иммигрантами на борту был доставлен в порт Хайфу под британским морским конвоем. В этом случае, как и в других подобных инцидентах, Комиссия обратила внимание на то, что, несмотря на решительные предупредительные меры со стороны администрации, продолжаются настойчивые попытки доставить еврейских иммигрантов в Палестину, а также на то, что такие попытки пользуются широкой поддержкой со стороны еврейских кругов в Палестине и за границей. Неослабевающая борьба за допущение в Палестину все большего количества евреев вопреки разрешенной правительством квоте является мерилом разногласий, существующих между Еврейским агентством и еврейской общиной, с одной стороны, и администрацией, с другой. В условиях настоящего напряженного положения возможности Еврейского агентства по выполнению возложенных на него мандатом функций «быть совещательным органом и сотрудничать» с администрацией в вопросах, касающихся еврейской общины, крайне ограничены...»35.

Положение в Палестине в 1947 году

В докладе Специальной комиссии положение, преобладающее в Палестине во время ее пребывания там, описывается следующим образом:

Текущее положение

В настоящее время атмосфера в Палестине чрезвычайно напряжена. Во многих отношениях страна находится на полувоенном положении. Проволочные заграждения, заставы на дорогах, пулеметные гнезда и постоянное патрулирование броневиков являются обычным явлением на улицах Иерусалима и других важных районов страны. В опасных районах административные служащие и военные живут в строго охраняемых полицией зонах и работают в укрепленных и бдительно охраняемых зданиях. Свобода личного передвижения в любой момент может быть подвергнута серьезному ограничению, а введение комендантского часа и объявление военного положения стали весьма обычными явлениями. Главной задачей палестинского правительства, при наличии повторных террористических нападений, является поддержание условий, необходимых с его точки зрения для обеспечения общественной безопасности. Все чаще приходится прибегать к специальным мерам безопасности, предусмотренным в положениях о чрезвычайных мерах стороны. На основании этих положений по распоряжению командующего войсками округа, любое лицо может содержаться под стражей в течение неограниченного времени или быть отдано под наблюдение полиции сроком на один год, а по распоряжению Верховного комиссара может быть депортировано из Палестины с запрещением обратного въезда в страну. Там, где имеются основания предполагать, что налицо имеются обстоятельства, могущие оправдать... задержание... или высыпку, всякий может быть арестован без предъявления постановления судебной власти любым представителем вооруженных сил Соединенного Королевства или полицейским чиновником и заключен под стражу не более чем на семь дней в ожидании дальнейшего решения командующего войсками. Положения о военных трибуналах запрещают всякое обжалование в судебном порядке или оспаривание приговора или решения военного трибунала. На основании этих положений в разных районах страны были произведены многочисленные аресты, на 12 июля 194 7 года по соображениям безопасности под стражей содержалось 820 лиц, в том числе 291 в Кении (на основании изданного в 1947 году в Кении приказа о контроле над задержанными лицами). За исключением четырех арабов, все задержанные были евреи. Кроме того, было задержано 17 873 нелегально въехавших в страну иммигранта».

Отношение администрации к вопросу о поддержании общественной безопасности в нынешних условиях было высказано Комиссией в следующих выражениях:

«В Британском содружестве ни за одной общественной группой не признается право пользоваться силой как средством для достижения своих политических целей. С начала 1945 года евреи своим поведением требуют для себя этого права и, с помощью организованной кампании беззакония, убийств и диверсий пытаются доказать, что, каковы бы ни были интересы других групп населения, ничто не должно стоять на пути образования еврейского государства и свободной иммиграции евреев в Палестину. Совершенно справедливо, что большое число евреев не пытается в настоящее время оправдывать преступления, совершаемые во имя этих политических устремлений. Они понимают, какой ущерб применение этих методов наносит их доброму имени в глазах мирового общественного мнения. Однако еврейская палестинская община все еще открыто отказывается придти на помощь администрации в ее борьбе с террором на том основании, что политика правительства направлена якобы против еврейских интересов. Ошибочность такой позиции очевидна, и результатом ее, хотя и совершенно помимо воли самих еврейских лидеров, оказались активное поощрение диссидентов и усиление их деятельности...»35.

В докладе Специальной комиссии содержится также описание того, как далеко продвинулось сионистское движение по пути к достижению своей цели создания еврейского государства в Палестине:

«Развитие национального очага

В 1937 году члены Палестинской королевской комиссии следующим образом суммировали свои впечатления: «Двенадцать лет назад национальный очаг был лишь экспериментом, сегодня это уже предприятие, работающее на полном ходу». За десятилетие со времени опубликования доклада Комиссии еврейское население Палестины увеличилось с 400 000 примерно до 625 000 человек. Вместо 203 земледельческих поселений с общей численностью населения примерно 97 000 человек в настоящее время имеется более 300 поселений этого типа, включая небольшие города с населением, достигающим 140 000 человек. Более значительные поселения и города Ишува (еврейская община в Палестине) тоже значительно разрослись и улучшились в смысле благоустройства...

Вступление в еврейскую общину является фактически автоматическим для всех евреев от восемнадцати лет и старше, которые прожили в Палестине по крайней мере три месяца. Все взрослое население в возрасте 20 лет и старше принимает участие в избрании членов Выборного собрания, из которого образуется «Ваад леуми» (Национальный совет). В сотрудничестве с другими общественными организациями «Ваад леуми» содержит — почти исключительно на средства, получаемые от взимаемых им налогов и из других доходов, — систему еврейских школ и сеть учреждений общественного здравоохранения и социального обслуживания...

В жизни еврейского населения Палестины Еврейское агентство занимает особое место как ввиду его положения согласно статье 4 мандата, так и в качестве организации, представляющей мировое еврейство. Организованное в Палестине в форме примерно двадцати департаментов, соответствующих в общем министерствам самоуправляющегося государства, Агентство касается всех сторон еврейского экономического и социального развития в Палестине и имеет решающее влияние в главных вопросах политики и управления, особенно в вопросах иммиграции и развития сельского хозяйства.

Ишув (еврейская община в Палестине) является, таким образом, высокоорганизованным и тесно сплоченным обществом, которое создало, отчасти на основе общинных усилий, национальный образ жизни, в достаточной мере характерный, чтобы заслужить определение, данное Королевской комиссией, как «государство в государстве...»36.

III. СПЕЦИАЛЬНАЯ (AD HOC) КОМИССИЯ ПО ВОПРОСАМ ПАЛЕСТИНЫ

В сентябре 1947 года, когда была созвана вторая сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, она объявила себя Специальной (Ad Hoc) комиссией по рассмотрению палестинского вопроса, в то время как на своей обычной сессии рассматривала другие пункты повестки дня.

Основными пунктами планов большинства и меньшинства ЮНСКОП были следующие:

«Предложение большинства: раздел в условиях экономического союза

Раздел и независимость. По прошествии двухлетнего переходного периода начиная с 1 сентября 1947 года Палестина в пределах ее ныне существующих границ должна быть реорганизована в независимое арабское государство, независимое еврейское государство и город Иерусалим...

Независимость предоставляется каждому государству по его просьбе только после того, как оно примет конституцию.., представит Организации Объединенных Наций декларацию, содержащую ряд определенных гарантий, и подпишет договор о создании Палестинского экономического союза и учреждении системы сотрудничества между обоими государствами и городом Иерусалимом.

Гражданство. Палестинские граждане, а также арабы и евреи, которые не будучи палестинскими гражданами проживают в Палестине, после признания независимости становятся гражданами того государства, в котором они проживают...

Экономический союз. Оба государства заключают договор... Договор вступает в силу немедленно и без ратификации. Он содержит положение об учреждении Палестинского экономического союза...

Население. Приводимые ниже данные о распределении оседлого населения в обоих намечаемых государствах... приблизительно выражаются в следующих цифрах:

Евреев
Арабов и пр.
Всего
Еврейское государство
498 000
407 000
905 000
Арабское государство
10 000
725 000
735 000
Город Иерусалим
100 000
105 000
205 000

 

Кроме того, в еврейском государстве будут проживать около 90 000 (арабских) бедуинов...

(Иерусалим). Город Иерусалим должен быть включен в международную систему опеки согласно соглашению об опеке, которое установит, что управляющей властью является Организация Объединенных Наций...»37.

«Предложение меньшинства: федеративное палестинское государство

Независимое палестинское государство. По окончании переходного периода, не превышающего трех лет, создается независимое федеративное палестинское государство, ибо народы Палестины имеют право на признание за ними права на независимость...

Независимое федеративное палестинское государство состоит из арабского государства и еврейского государства...

В течение переходного периода население Палестины выбирает учредительное собрание, и последнее составляет конституцию независимого федеративного палестинского государства...

Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций объявляет о достижении независимости независимым федеративным палестинским государством немедленно по получении Генеральной Ассамблеей официального извещения от власти, управляющей этой территорией, об утверждении конституции, учредительным собранием, упомянутым в предыдущем параграфе,...

Предусматривается единое палестинское гражданство, которое дается арабам, евреям и прочим.

Иерусалим. Иерусалим, который будет столицей независимого федеративного палестинского государства, будет состоять в отношении местного самоуправления из двух отдельных муниципалитетов, из которых один будет ведать арабскими кварталами города, включая часть, окруженную стенами, а другой будет ведать городскими районами с преобладающим еврейским населением.

Еврейская иммиграция в Палестину

Проблема еврейской иммиграции в Палестину решается следующим образом:

a) в течение трех лет с начала переходного периода, предусмотренного решением в отношении Палестины, даже если этот переходный период будет короче, будет разрешена еврейская иммиграция в пределы еврейского государства, входящего в состав намечаемого независимого федеративного государства Палестина, в количестве, не превышающем возможности этого еврейского государства по ее абсорбции, с надлежащим учетом как прав населения, уже там находящегося, так и ожидаемого нормального его прироста. Власти, ответственные от имени Организации Объединенных Наций за выполнение соглашений на переходный период, примут все необходимые меры для обеспечения соблюдения этих принципов;

b) для объективного определения возможностей еврейского государства, входящего в состав независимого палестинского государства, абсорбировать иммиграцию будет учреждена международная комиссия в составе трех представителей по выбору палестинских арабов, трех представителей по выбору палестинских евреев и трех представителей по назначению соответствующего органа Организации Объединенных Наций»38.

Принципиально различные рекомендации Специальной комиссии вызвали соответствующие отклики еще до того, как была созвана Генеральная Ассамблея. Политический комитет Лиги арабских стран заявил, что он будет решительно выступать против плана раздела. Высший арабский комитет по Палестине осудил этот план, который, по его мнению, является:

«Крайне несправедливым в отношении Палестины... грубым нарушением естественных прав арабов в их собственной стране... результатом влияния сионизма...»39.

Высший арабский комитет, который отказался сотрудничать со Специальной комиссией, решил отстаивать дело палестинцев в Ассамблее.

Сионистская организация одобрила резолюцию о разделе с некоторыми возражениями в отношении того, что, по его мнению, еврейскому государству не была выделена достаточная территория, и заявила, что предложения меньшинства являются «неприемлемыми»40. Сионисты также проводили подготовку к Ассамблее.

Палестина вновь стояла перед лицом исторического решения, касающегося ее будущего, аналогичного решению Лиги Наций, в соответствии с которым она стала подмандатной территорией. Теперь вопрос имел еще большее значение, поскольку сводился к следующему: получит ли Палестина независимость как объединенное образование или это будет достигнуто лишь путем раздела. По этому вопросу в Организации Объединенных Наций имели место длительные и горячие прения, поэтому в данном документе можно кратко изложить лишь аргументы основных сторон. Как и на всех переговорах, неофициальные политические соглашения, которые были достигнуты вне залов заседаний, в конечном итоге имели решающее значение.

Хотя Великобритания ясно заявила о своем намерении отказаться от мандата, ее позиция как управляющей державы придавала особое значение ее отношению к рекомендациям Специальной комиссии. Представитель Великобритании заявил, что его правительство в целом согласно с принципами, единодушно одобренными Специальной комиссией, и поддержит любое решение Организации Объединенных Наций, однако оно не может взять на себя ответственность за его осуществление и в любом случае вскоре осуществит вывод своих войск:

«Что касается... лиц еврейской национальности, то правительство Соединенного Королевства считает, что вся проблема перемещенных лиц в Европе в целом, как евреев, так и лиц других национальностей, имеет международное значение и требует срочного разрешения...

Правительство Соединенного Королевства готово взять на себя ответственность за проведение в жизнь любого плана, на который согласятся арабы и евреи. Если же Ассамблея будет рекомендовать такую политику, которая окажется неприемлемой для евреев и арабов, то правительство Соединенного Королевства не сочтет для себя возможным взяться за ее выполнение. В этом случае появится необходимость подумать о том, какой другой власти поручить проведение такой политики в жизнь»41.

Представитель Высшего арабского комитета прокомментировал предложения Специальной комиссии следующим образом:

«Позиция арабов Палестины зиждется на принципах международной справедливости; это позиция народа, который хочет спокойно жить и владеть страной, отведенной ему провидением и историей. Арабы Палестины не могут понять, почему их право жить, пользуясь свободой и миром, и развивать свою страну в духе своих традиций должно ставиться под сомнение и служить постоянным предметом расследований...

Сионисты ведут агрессивную кампанию, чтобы силой завладеть страной, на которую они не имеют наследственных прав. Таким образом, с одной стороны, налицо самооборона, а с другой — агрессия. Организация Объединенных Наций для того и существует, чтобы помогать обороняющимся против агрессоров...

Борьба палестинских арабов против сионизма не имеет ничего общего с антисемитизмом. Арабские страны были одним из немногих прибежищ для евреев до тех пор, пока добрососедские отношения между обоими народами не были отравлены Декларацией Бальфура и агрессивными тенденциями, которые она породила среди еврейской общины...

Решение проблемы надо искать в Уставе Организации Объединенных Наций, в соответствии с которым арабы Палестины, составляющие большинство населения этой страны, имеют право на создание в ней своего свободного и независимого государства...

Что касается того, какими образом и в какой форме Палестина обретет независимость, то, по мнению Высшего арабского комитета, этот вопрос должны решать законные хозяева этой страны. Поскольку право Палестины на независимость признано, Организация Объединенных Наций более некомпетентна решать или диктовать, какую конституционную организацию должна иметь Палестина, поскольку такие действия были бы равносильны вмешательству во внутренние дела независимой нации»42.

Еврейское агентство следующим образом изложило свою позицию:

«Выражая надежду, что и другие страны, кроме Палестины, согласятся принять желающих эмигрировать туда перемещенных лиц, Еврейское агентство считает, что было бы несправедливо отказывать в праве въезда в еврейский национальный очаг тем, кто этого желает.

Рекомендация.., в которой говорится, что никакое решение палестинского вопроса нельзя будет считать решением еврейской проблемы в целом, непонятна... Еврейская проблема в целом — это и есть вековая проблема бесприютности евреев, которая может быть решена только одним путем — тем, который указан в Декларации Бальфура и в мандате, — путем воссоздания еврейского национального очага в Палестине.

... план, предложенный меньшинством Специальной комиссии.., неприемлем; фактически он предусматривает лишь создание полуавтономных кантонов или провинций, хотя они и называются в нем государствами. Палестина по этому плану стала бы арабским государством с двумя еврейскими анклавами. Евреи, которые так и остались бы на все времена в положении меньшинства в этом федеративном государстве, не имели бы даже права контролировать ни свою собственную финансовую политику, ни иммиграцию; эти вопросы, наряду со многими другими весьма важными вопросами, решались бы арабским большинством...»43.

Впоследствии были проведены продолжительные общие прения, в ходе которых была вновь подробно изложена вся история Палестины, тщательно изучена Декларация Бальфура, рассмотрен мандат и тщательно проанализированы оба плана Специальной комиссии. Точки зрения некоторых представителей по этим вопросам излагаются ниже:

Великобритания

«... несмотря на мятежи и террористические акты, национальный очаг был создан, возникла еврейская община, насчитывающая свыше 600 000 человек, арабское население удвоилось, а в социальной и экономической областях достигнуты успехи, приносящие пользу всем...

Выдвигались предложения, чтобы всю ответственность за управление Палестиной и осуществление перемен, которые предложит Организация Объединенных Наций, несло Соединенное Королевство в течение переходного периода неопределенного срока, вплоть до достижения независимости... Соединенное Королевство ни в коем случае не согласится принять на себя ответственность за принудительное проведение в жизнь какого-либо решения — ни единолично, в качестве главной действующей силы.

...нелегальная иммиграция в Палестину, которая происходит при попустительстве или с помощью некоторых правительств,.. это вопрос, больше всего возбуждающий страсти в Палестине; поэтому те, кто не несет ответственности за последствия, не должны легкомысленно вносить предложения об изменении статус-кво...»44.

Соединенные Штаты

«...делегация Соединенных Штатов поддерживает основные принципы единогласно принятых рекомендаций, и план большинства, предусматривающий раздел и иммиграцию. Однако в план большинства необходимо внести некоторые дополнения и поправки, с тем чтобы привести его в более точное соответствие с принципами, на которых этот план основан.

...согласившись включить в свою повестку дня вопрос о будущем режиме в Палестине, Ассамблея не брала на себя обязательство возложить на собственные плечи ответственность за управление Палестиной в течение переходного периода, пока она не станет независимой. Ответственность за управление этой страной лежит пока на государстве-мандатарии. Однако Генеральная Ассамблея не выполнила бы свои обязанности до конца, если бы она не изучила самым внимательным образом и проблемы проведения в жизнь...»45.

СССР

«..Суть вопроса — это право на самоопределение сотен тысяч евреев и арабов, живущих в Палестине; право как арабов, так и евреев Палестины жить, пользуясь миром и свободой, в своем собственном государстве. Необходимо считаться со страданиями и лишениями еврейского народа, к которому ни одно из западноевропейских государств не смогло придти на помощь, когда он боролся против гитлеровцев и их союзников, защищая свои права и свое существование.

Именно поэтому еврейский народ стремится создать свое собственное государство, и было бы несправедливо отрицать за ним это право. Вот проблема, которая требует срочного решения, и от нее не следует уходить, забираясь в дебри веков.

Все народы, в том числе и еврейский народ, имеют право требовать, чтобы их судьба не зависела от милости или доброй воли того или иного государства. Члены Организации Объединенных Наций могут помочь еврейскому народу, если они будут действовать в соответствии с принципами Устава, который требует, чтобы каждому народу было гарантировано его право на независимость и самоопределение...»46.

Д-р Вейцман выступил, как он выступал и перед Специальной комиссией, в своем личном качестве. Он сказал:

«... В мандате предусматривалось выделить гораздо более обширную территорию для еврейского государства — в восемь раз больше той, какая предлагается ныне, — и, как он уже заявлял в Специальной комиссии, евреям нелегко согласиться на такой компромисс...

Мысль о том, чтобы дать евреям статус меньшинства в арабском государстве, была отвергнута всеми комиссиями и всеми беспристрастными трибуналами. .. Евреи не для того основали свой очаг в Палестине в силу данных им международных обещаний, чтобы стать гражданами арабского государства...

Таким образом, остается только одно решение — раздел Палестины и создание еврейского государства, как это предлагается в плане большинства..»47.

Позиция палестинцев получила яркое выражение в следующем выступлении:

«первая обязанность Организации Объединенных Наций — предотвратить агрессию. Между тем Палестина вот уже тридцать лет является жертвой такой несправедливости, ибо Соединенное Королевство оккупировало Палестину своими вооруженными силами и принуждает ее население мириться с такими масштабами еврейской иммиграции, которые грозят в конечном счете превратить палестинских арабов в политическое меньшинство.

...В конце первой мировой войны население Палестины было на 93 процента арабским и только на 7 процентов еврейским, но замаскированная форма агрессии... привела к тому, что еврейское население выросло до 33 процентов.

Говорилось, что преследование евреев в Европе дало им право на неограниченную иммиграцию в Палестину. Здесь также делались заявления, что сами евреи страстно желают жить в Палестине и не хотят ехать ни в какую другую страну... Спрашивается, должно ли желание евреев, ставших жертвами преследований, считаться определяющим фактором при решении этой проблемы и должны ли иммиграционные законы различных стран отступать перед желанием перемещенных лиц поселиться в определенной стране или районе. Сомнительно, чтобы какая-нибудь другая страна согласилась разрешить неограниченную иммиграцию только на этом основании...

Говорилось, наконец, что евреи ни за что не согласятся быть в положении политического меньшинства в Палестине, однако ни в какой стране нежелание меньшинства оставаться в таком положении не будет сочтено достаточным основанием для того, чтобы превращать меньшинство в большинство, а большинство в меньшинство. Могут сказать, что именно по этой причине и предлагается такое решение, как раздел, но если мы ознакомимся с планом большинства, то увидим, что более чем на половине территории страны арабов предлагается превратить в меньшинство для того, чтобы дать возможность еврейскому населению создать еврейское государство, в котором оно бы преобладало в политическом отношении...

... (в) письме ректора Еврейского университета в Иерусалиме д-ра Магнеса, опубликованном 28 сентября 1947 года в «Нью-Йорк таймс», резко критикуется план большинства. Д-р Магнес говорит в нем, что раздел не остановит террористических действий еврейских групп и что, добившись с помощью террора раздела, они попытаются таким же путем добиться, чтобы вся остальная часть страны была отдана евреям...»48.

Когда общие прения подходили к концу, Председатель предложил создать две подкомиссии, чтобы представить доклад о двух предложениях, находящихся на рассмотрении Специальной (Ad Hoc) комиссии, и третью подкомиссию, которая предприняла бы попытку примирить позиции арабов и сионистов, причем последняя подкомиссия должна была быть неофициальной. Представитель Сирии предложил создать другую подкомиссию,

«... составленную из юристов для рассмотрения вопроса о правомочности Генеральной Ассамблеи принимать и в принудительном порядке осуществлять свое решение, а также для изучения юридических аспектов мандата. Если доклад этой подкомиссии не удовлетворит Комиссию, можно будет обсудить вопрос о передаче всего этого дела в Международный Суд...»49.

Председатель не поддержал это предложение, поскольку оно затянуло бы работу Комиссии, и состав двух подкомиссий был определен следующим образом:

Подкомиссия № 1:

Венгрия, Венесуэла, Гватемала, Канада, Польша, Соединенные Штаты Америки, Союз Советских Социалистических Республик, Чехословакия, Южная Африка.

Подкомиссия № 2:

Афганистан, Ирак, Йемен, Колумбия, Ливан, Пакистан, Саудовская Аравия, Сирия.

Обе подкомиссии проводили свои заседания на протяжении четырех недель в конце 1947 года. Подкомиссия 1 после проведения интенсивных прений относительно даты провозглашения независимости, а также формы и объема контроля со стороны Организации Объединенных Наций во время переходного периода внесла следующие важные изменения в план большинства Специальной комиссии, с тем чтобы он соответствовал некоторым решениям, на принятии которых настаивала Великобритания:

a) Предложенный двухлетний переходный период был значительно сокращен. Великобритания должна была вывести свои войска к 1 августа 1948 года, и до этого времени правительство Великобритании должно было осуществлять управление Палестиной, не неся ответственности за претворение в жизнь каких-либо решений Организации Объединенных Наций и сохраняя полную свободу действий в отношении объема сотрудничества с Организацией Объединенных Наций. Предполагалось, что за этим последует двухмесячный переходный период, причем управление Палестиной будет осуществляться Комиссией Организации Объединенных Наций (состоящей из пяти членов), избранной Генеральной Ассамблеей и несущей ответственность перед Советом Безопасности. Оба государства должны были получить независимость к 1 октября 1948 года;

b) Арабский город Яффа, переданный Специальной комиссией еврейскому государству, явится арабским анклавом на еврейской территории и будет связан с арабским государством.

Вопрос о южной части Палестины, районе Негев, который полностью передавался еврейскому государству в соответствии с планом большинства Специальной комиссии, также был повторно рассмотрен. Было внесено предложение о разделе этого района между арабским и еврейским государствами. Сионистские лидеры были особенно заинтересованы в том, чтобы весь Негев, дающий доступ к заливу Акаба, находился под их контролем. Вейцман следующим образом излагает подход к этой проблеме:

«На пути к принятию 29 ноября окончательного решения стояло множество вопросов, которые касались не только возможного исхода голосования делегатов. Например, вопрос о действительном разделе территории. Во время обсуждения этого вопроса у некоторых членов американской делегации создалось впечатление, что евреям достается слишком большой кусок Палестины и что арабы могут совершенно законно представить свои возражения. Было предложено отделить от намеченной территории еврейского государства значительную часть района Негев, лишив нас доступа к заливу Акаба. Еще со времени Декларации Бальфура, я придавал большое значение Акабе... Акаба - это ворота в Индийский океан и путь через нее из Палестины на Дальний Восток намного короче, чем путь через Порт-Саид и Суэцкий канал.

Я был несколько обеспокоен, когда ближе к середине ноября узнал, что американская делегация, стремясь найти компромисс, который был бы более приемлемым для арабов, выступила за отторжение южной части района Негев, включая Акабу. После консультаций с членами исполнительного комитета Еврейского агентства я решил отправиться в Вашингтон, чтобы встретиться с президентом Трумэном и изложить ему весь этот вопрос.

...Далее я обратил внимание президента на то, что если египтяне враждебно отнесутся к еврейскому государству, чего, однако, как я надеюсь, не случится, то они могут закрыть для нас навигацию через Суэцкий канал, когда через несколько лет он станет их собственностью. Ирак также может воспрепятствовать нашему проходу через Персидский залив. Таким образом мы будем полностью отрезаны от Востока... Я с большим удовлетворением заметил, что президент очень быстро и точно читал карту. Он обещал мне вскоре связаться с американской делегацией в Лейк-Саксессе50.

Доклады двух подкомиссий были представлены Специальной (Ad Hoc) комиссии 24 ноября 1947 года, когда обстановка была серьезно накалена. В докладе подкомиссии 2 (голосование по которому было проведено до голосования по докладу подкомиссии 1) были подробно изложены аргументы в пользу объединенной Палестины, и был затронут правовой аспект вопроса о компетенции Организации Объединенных Наций в отношении раздела страны:

«Из главы XII Устава Организации Объединенных Наций несомненно явствует, что ни Генеральная Ассамблея, ни какой-либо другой орган Организации Объединенных Наций не правомочны рассматривать какое-либо решение о подмандатной территории, а тем более рекомендовать его или проводить в жизнь...

...Генеральная Ассамблея не правомочна рекомендовать, и еще менее проводить в жизнь иное решение, кроме признания независимости Палестины, а будущее управление Палестиной — это вопрос, который должен быть решен только самим народом Палестины...

Таким образом, роспуск Лиги Наций, лишивший мандат юридической основы, а также более поздние заявления государства-мандатария, в которых оно выражает намерение покинуть Палестину, открывают путь к учреждению народом Палестины независимого правительства этой страны без вмешательства как Организации Объединенных Наций, так и любой другой стороны...

Положения, предусматривающие создание в Палестине еврейского национального очага, ни в коей мере не противоречат вышеприведенным выводам. Авторы мандата не имели и не могли иметь в виду, что еврейская иммиграция в Палестину приведет к нарушению политической, географической и административной целостности страны. Всякое иное толкование было бы равносильно нарушению принципов Пакта Лиги Наций и свело бы к нулю одну из основных целей мандата...

Кроме того, раздел связан с отчуждением территории и нарушением территориальной целостности палестинского государства. Организация Объединенных Наций не может распоряжаться чужой территорией или отчуждать ее. Она не может также лишать большинство населения Палестины его территории, передавая ее в безраздельное пользование меньшинству...»51.

Первая резолюция доклада, в которой ставилась под вопрос юридическая сила полномочий Генеральной Ассамблеи в отношении раздела Палестины, была отвергнута. Вторая резолюция, в которой содержалась рекомендация осуществлять международное сотрудничество в решении проблем еврейских беженцев, также была отвергнута, однако Комиссия решила включить эту рекомендацию в свой доклад Генеральной Ассамблее. Была отвергнута и третья резолюция, в которой содержался призыв к созданию независимой объединенной Палестины.

Затем, 25 ноября 1947 года, было проведено голосование по докладу подкомиссии 1, который по сути дела представлял собой рекомендации большинства Специальной комиссии относительно раздела Палестины с внесенными в них поправками. За данное предложение было подано 25 голосов против 13 при 17 воздержавшихся*. Поскольку в Ассамблее, заседавшей в качестве Специальной (Ad Hoc) комиссии, большинство в две трети голосов не требовалось, предложение о разделе Палестины было утверждено и рекомендовано Генеральной Ассамблее.

* Голосовали за:

Австралия, Белорусская Советская Социалистическая Республика, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Гватемала, Дания, Доминиканская Республика, Исландия, Канада, Коста-Рика, Никарагуа, Норвегия, Панама, Перу, Польша, Соединенные Штаты Америки, Союз Советских Социалистических Республик, Украинская Советская Социалистическая Республика, Уругвай, Чехословакия, Чили, Швеция, Эквадор, Южноафриканский Союз.

Госовали против :

Афганистан, Египет, Индия, Ирак, Иран, Йемен, Куба, Ливан, Пакистан, Саудовская Аравия, Сиам, Сирия, Турция.

Воздержались :

Аргентина, Бельгия, Гаити, Гондурас, Греция, Китай, Колумбия, Либерия, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Сальвадор, Соединенное Королевство, Франция, Эфиопия, Югославия.

Отсутствовали при голосовании:

Парагвай, Филиппины.

IV. РАЗДЕЛ ПАЛЕСТИНЫ

Голосование в Генеральной Ассамблее должно было стать последним актом официального одобрения решения, ранее принятого ею же в качестве Специальной (Ad Hoc) комиссии, — решения о разделе Палестины. Однако, чтобы утвердить это решение на пленарном заседании, требовалось большинство в две трети голосов. По мере приближения момента принятия этого жизненно важного решения, ораторы, придерживавшиеся противоположных мнений, предпринимали последние попытки привлечь внимание к своим доводам, поскольку каждый голос мог иметь решающее значение, в частности, в виду большого числа воздержавшихся при окончательном голосовании в Специальной (Ad Hoc) комиссии.

Представляя доклад Комиссии, в котором содержалась рекомендация о разделе, докладчик отметил, что неофициальная группа по примирению не достигла каких-либо результатов, поскольку

«... обе стороны были уверены, что Генеральная Ассамблея их поддержит, ввиду чего ... не удалось достичь примирения сторон или соглашения между ними» 52.

Позиция государства-мандатария

Правительство Великобритании, мандат которой на Палестину должен был истечь через несколько месяцев, вновь изложило свою позицию:

«С глубоким сожалением мое правительство отмечает, что взаимоприемлемое решение до сих пор не найдено. Я говорю это не в порядке критики. Мое правительство ни в коем случае не стремится преуменьшить трудности этой задачи, ибо яснее других отдает себе отчет в том, что была проделана весьма значительная работа. Однако непреложным фактором остается и то, что налицо отсутствие плана урегулирования, приемлемого для обеих сторон. Моя делегация не выполнила бы своего долга, если бы она с самого начала сессии не обращала весьма настойчиво внимание Ассамблеи на необходимость рассмотреть положение, которое может возникнуть после вывода из Палестины вооруженных сил, которые в настоящее время поддерживают там законность и порядок. После их вывода эти функции некому будет выполнять, и наиболее трудной задачей Генеральной Ассамблеи в этом вопросе является найти соответствующие пути для того, чтобы эти функции продолжали выполняться...,

... Я ... уполномочен еще раз совершенно определенно заявить, что правительство Соединенного Королевства не может разрешить использовать свои войска и администрацию для того, чтобы проводить в жизнь решения, которые не являются приемлемыми для обеих сторон в Палестине...»53.

Прения по вопросу о разделе

В ходе общих прений государства, выступавшие в поддержку плана раздела, утверждали, что он является наиболее приемлемым решением, учитывающим реальное политическое положение в Палестине и проблему еврейских беженцев в Европе, подчеркивая, что они не видят альтернативы этому плану. Государства, выступавшие против раздела Палестины, оспаривали правовую компетенцию Организации Объединенных Наций в отношении принятия такой решительной меры, утверждая, что такой шаг явился бы нарушением принципа самоопределения и отказом применить этот принцип в отношении палестинского народа; он также шел бы вразрез со статьей 6 мандата, в которой указывалось, что «права и статус других (кроме еврейских) групп населения не должны нарушаться». Эти государства далее заявили, что заинтересованные державы использовали политическое давление для того, чтобы собрать требуемое большинство в две трети голосов. Ниже приводится ряд выдержек из выступлений представителей, по которым можно составить представление об атмосфере, преобладавшей на этой Ассамблее, которая должна была принять жизненно важное решение.

Государства, поддерживающие план раздела

Польша:

«... К какому решению вопроса мы стремимся? Ответ на этот вопрос очень прост. Как арабы, так и евреи, живущие в Палестине, хотят национальной независимости. Они хотят, чтобы был положен конец действию мандата, а также нынешнему положению и чтобы были созданы их национальные государства.

В течение некоторого времени моя делегация и мое правительство считали и надеялись, что эти национальные устремления найдут свое воплощение в едином палестинском государстве, в котором арабы и евреи будут равноправными гражданами, имеющими все возможности для своего национального развития. Однако при создавшемся положении эта цель не может быть достигнута, во всяком случае в настоящее время. Ввиду этого необходимо создать два государства — еврейское государство и арабское государство, что обеспечит осуществление национальных устремлений этих двух народов, живущих в Палестине. Никакого другого реального пути решения этого вопроса нет, и все, кто хочет, чтобы были удовлетворены национальные устремления как арабов, так и евреев, должны поддержать это предложение ...»54.

Бразилия:

«... Решение этой проблемы приведет к существенным изменениям в политическом статус-кво важного района — к изменениям, которые существенно повлияют на правовой статус и интересы других стран в этом регионе.

Однако решение этой проблемы представлено нам сегодня в виде свершившегося факта, так как обещания, данные в так называемой Декларации Бальфура, и последующее учреждение мандата Лиги Наций, имевшего совершенно ясную цель создать «еврейский национальный очаг», привели к иммиграции в Палестину значительного числа лиц еврейской национальности, которые стали постоянными жителями этой страны, создали там многие предприятия и образовали национальный коллектив, который быстро развивался и в настоящее время приобрел черты государства...» 55.

Соединенные Штаты:

«... предложение о разделе на основе экономического союза, которое мы сейчас рассматриваем, в полной мере принадлежит Организации Объединенных Наций. Оно является результатом проведения специальной сессии Организации Объединенных Наций и работы Специальной комиссии Организации Объединенных Наций, не говоря уже о работе нынешней сессии Генеральной Ассамблеи...

Во время прений много говорилось о целесообразности и необходимости представления Генеральной Ассамблее плана, приемлемого для обеих главных сторон в данном конфликте. Я думаю, что нет ни одной делегации, которой не было бы известно, что ни Ассамблее, ни правительству страны, которая много лет осуществляла мандат, ни какому-либо другому органу не было представлено ни одного плана, который был бы приемлемым как для арабов, так и для евреев. Ни одного такого плана представлено не было, и я не думаю, что такой план когда-либо будет представлен. Если мы хотим добиться при посредстве Организации Объединенных Наций решения этой проблемы, то этого нельзя сделать без применения, так сказать, хирургического вмешательства. Как евреи, так и арабы никогда не будут полностью удовлетворены нашими действиями, и нам не следует об этом забывать.

... По искреннему убеждению делегации Соединенных Штатов, план раздела, рекомендованный Комиссией Ad Hoc по вопросам Палестины, при всех своих недостатках обеспечивает для народа Палестины наиболее реальные возможности достижения этих высоких целей...»56.

СССР:

«... Возникает вопрос, почему подавляющее большинство делегаций, представленных на Генеральной Ассамблее, остановилось на этом варианте, а не на каком-либо другом. Объяснить это можно только тем, что всякие другие варианты решения вопроса о Палестине оказались нереальными и непрактичными. При этом я имею в виду также и вариант создания единого независимого арабско-еврейского государства с равными правами для арабов и евреев. Опыт изучения вопроса о Палестине, включая опыт работы Специальной комиссии, показал, что евреи и арабы в Палестине не хотят или не могут жить вместе. Отсюда следовал логический вывод: если эти два народа, населяющие Палестину, оба имеющие глубокие исторические корни в этой стране, не могут жить вместе в пределах единого государства, то ничего иного не остается, как образовать вместо одного два государства — арабское и еврейское. Никакого иного практически осуществимого варианта, по мнению советской делегации, нельзя было придумать...»57.

Государства, выступающие против плана раздела

Филиппины:

«... В результате этого изучения филиппинское правительство пришло к выводу, что оно не может поддержать какое-либо предложение, имеющее целью политический раздел и территориальное расчленение Палестины.

Мы рассмотрели правовую сторону вопроса и пришли к выводу, что она не является решающим фактором в подготовке справедливого и практически осуществимого решения. Каково бы ни было наше мнение об аргументах той или другой стороны, правительство Филиппин считает, что права, полученные по мандату, даже если они были подтверждены международным соглашением, не могут отменить исконного права народа любой страны определять свое политическое будущее и защищать территориальную целостность своей родины.

Мы считаем, что данный вопрос является в основном вопросом морального порядка. Вопрос заключается в том, должна ли Организация Объединенных Наций принять на себя ответственность за осуществление политики, которая не является необходимой с точки зрения какого-либо положения Устава, противоречит его основным принципам и идет вразрез с законными национальными устремлениями народа Палестины. Филиппинское правительство считает, что Организация Объединенных Наций не должна принимать на себя такую ответственность...»58.

Ливан:

«... По сообщениям печати, которые мы получаем каждые два или три дня, можно легко себе представить, какому давлению и проискам подвергалось в течение последних тридцати шести часов ваше чувство справедливости и объективности и ваши демократические убеждения. Я также могу легко представить себе, как вы сопротивлялись этому давлению, для того чтобы сохранить то, что мы считаем самым дорогим и самым святым в Организации Объединенных Наций, то есть сохранить в неприкосновенности принципы Устава и защитить демократию и демократические методы работы нашей Организации. Друзья, вспомните об этих демократических методах, о свободе голосования, которая является священной для всех делегаций. Если мы откажемся от этих методов и заменим их антидемократической системой обработки каждой делегации в номерах гостиниц, в постели, в коридорах и холлах, угрозами экономических санкций или обещаниями, для того чтобы заставить их голосовать желаемым образом, что станет с нашей Организацией в будущем? Останемся ли мы демократической организацией? Будем ли мы организацией, заслуживающей уважение в глазах всего мира? В этот ответственнейший момент я призываю вас. задуматься о тех далеко идущих последствиях, которые могут иметь эти происки, особенно если мы не будем с ними бороться...»59.

Колумбия:

«... План раздела Палестины был принят Специальной (Ad Hoc) комиссией большинством в двадцать пять голосов против тринадцати при семнадцати воздержавшихся. Говорят, что в Генеральной Ассамблее, где по правилам процедуры предложение считается принятым, если оно одобрено большинством в две трети голосов, до двух третей не хватило бы одного голоса. Однако, по нашему мнению, нет никакого сомнения в том, что этот план не получил поддержки тридцати двух делегаций, иными словами, что предложение является, по существу, предложением меньшинства. Именно как предложение меньшинства мы и рассматриваем это предложение и таковым оно для нас и останется даже в том случае, если за него проголосуют еще три или четыре делегации. Шаткость этого предложения становится еще более очевидной, если принять во внимание огромное международное значение решения данной проблемы, а также тот факт, что в поддержку его выступили как Соединенные Штаты, так и СССР. Любому беспристрастному наблюдателю ясно, что при отсутствии такой мощной поддержки это предложение никогда не было бы поставлено на рассмотрение Генеральной Ассамблеи. Возможно, это предложение будет в конце концов принято, но мы берем на себя смелость утверждать, что одобрение этого плана большинством голосов, поданных с неохотой и собранных в результате неуместных напоминаний о приближении решающего часа, отнюдь не делает его более привлекательным в глазах мировой общественности...

Учитывая эти обстоятельства, мы считаем наиболее целесообразным, чтобы Генеральная Ассамблея отложила решение по этому вопросу...»60.

Пакистан:

«... Какой должна быть независимая Палестина? Какую независимость ей необходимо предоставить? Каково то решение, которое нам предлагают одобрить и осуществить? По сути дела, в соответствии с предложением, рассматриваемым сейчас Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций, мы, а не народ Палестины, который лишается права на самоопределение и согласия которого никто не спрашивал, должны решить, какую независимость должна получить Палестина. Мы назовем Палестину независимой и суверенной страной, однако Палестина будет принадлежать нам и она не станет плодом, который нам следует беречь как зеницу ока — зеницу наших многих и разных очей, а станет яблоком раздора между Востоком и Западом, если только не возобладает идея единства, которая так призывно звучит в названии нашей Организации.

Мы начнем с того, что расчленим территорию Палестины на три части, которые составят еврейское государство, и еще на три части, которые составят арабское государство. Затем мы создадим Яффский анклав, а сердце Палестины — Иерусалим навсегда станет международным городом. Это будет началом нашей работы по приданию Палестине ее окончательного вида.

Разодрав таким образом Палестину на части, мы затем навсегда пригвоздим к кресту ее кровоточащее тело. И это должно стать не временным, а постоянным решением вопроса. Палестина никогда не будет принадлежать своему народу. Она навсегда останется распятой на кресте.

Какое право имеет Организация Объединенных Наций действовать подобным образом? Какое юридическое, какое законное право имеет она навсегда ставить независимое государство под свое управление?

... Если мы сегодня не одобрим план раздела, то это не означает, что не может быть других решений. Если же мы одобрим план раздела, то все пути к мирному решению вопроса будут закрыты. Пусть тот, кто хочет, берет на себя эту ответственность. Я призываю вас не пренебрегать имеющимися возможностями. Организация Объединенных Наций должна стремиться к тому, чтобы объединять и примирять, а не разъединять и противопоставлять...»61.

Одиннадцать делегаций заявили о поддержке ими плана раздела:

Бельгия, Бразилия, Гватемала, Канада, Нидерланды, Новая Зеландия, Польша, США, СССР, Уругвай, Швеция.

Тринадцать делегаций высказались против предложения:

Гаити, Греция, Египет, Ирак, Иран, Йемен, Колумбия, Куба, Ливан, Пакистан, Саудовская Аравия, Сирия, Филиппины.

Франция заняла нейтральную позицию. Великобритания, как государство-мандатарий, заявила о своем намерении воздержаться, так же как это сделали Китай и Эфиопия.

Вслед за предпринятыми в последнюю минуту попытками государств, выступающих против плана, прервать заседание Ассамблеи или передать вопрос на рассмотрение Международного Суда вопрос о разделе был, наконец, поставлен на голосование 29 ноября 1947 года. За него голосовали 33 члена, против 13 при 10 воздержавшихся:

Голосовали за:
Австралия, Белорусская Советская Социалистическая Республика, Бельгия, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Гаити, Гватемала, Дания, Доминиканская Республика, Исландия, Канада, Коста-Рика, Либерия, Люксембург, Нидерланды, Никарагуа, Новая Зеландия, Норвегия, Панама, Парагвай, Перу, Польша, Соединенные Штаты Америки, Союз Советских Социалистических Республик, Украинская Советская Социалистическая Республика, Уругвай, Филиппины, Франция, Чехословакия, Швеция, Эквадор, Южно-Африканский Союз.

Голосовали против:
Афганистан, Греция, Египет, Индия, Ирак, Иран, Йемен, Куба, Ливан, Пакистан, Саудовская Аравия, Сирия, Турция.

Воздержались:
Аргентина, Гондурас, Китай, Колумбия, Мексика, Сальвадор, Соединенное Королевство, Чили, Эфиопия, Югославия62.

Арабские государства, как и некоторые другие, заявили, что они не будут рассматривать рекомендацию Генеральной Ассамблеи как обязательную, так как считают, что она противоречит Уставу Организации Объединенных Наций. Другие высказали опасения по поводу будущих последствий голосования за раздел Палестины. Ниже приводится отрывок из заявления, который передает царившую в тот момент атмосферу.

«Роковое решение принято. Жребий брошен. Говоря словами великого американца, «Мы боролись за справедливость, как Бог вразумил нас». Нам удалось добиться того, что многие делегаты Ассамблеи начали понимать справедливость так, как понимаем ее мы, но им не дали возможности осуществить справедливость так, как они ее понимали. Наши сердца полны печали, но наша совесть чиста, и мы не хотели бы, чтобы было иначе...

Сегодня никто не может предсказать, явятся ли предложения, внесенные и принятые при поддержке этих двух великих держав, благом или, наоборот, злом при проведении их в жизнь.

Мы серьезно опасаемся, что то благо — если оно вообще будет таковым, — которое может дать раздел Палестины, будет ничтожно в сравнении с тем злом, которое может причинить этот раздел. У этого решения нет законных оснований. Мы не испытываем недобрых чувств по отношению к тем нашим коллегам, которые были вынуждены под сильным нажимом примкнуть к другой стороне и проголосовать за предложение, справедливость которого для них весьма сомнительна. Мы испытываем к ним сочувствие в связи с тем, что они испытывали разлад между своей совестью и убеждениями, с одной стороны, и тем давлением, которому подвергались они и их правительства, с другой»63.

Положения резолюции о разделе

Резолюция Генеральной Ассамблеи о разделе Палестины, известная как Резолюция 181 (II), в сущности представляет собой рекомендацию «Соединенному Королевству, как государству-мандатарию для Палестины, а также всем остальным государствам — членам Организации Объединенных Наций принятия ими и выполнения, в вопросе о будущем управлении в Палестине, нижеизложенного плана раздела на основе экономического союза...», предлагающую Совету Безопасности принять «необходимые меры, предусмотренные в плане, в целях проведения его в жизнь...».

Палестина должна была быть разделена на неназванное «Еврейское государство» и неназванное «Арабское государство». Великобритания должна была положить конец своему присутствию к 1 августа 1948 года, однако, передав к 1 февраля 1948 года в распоряжение Еврейского государства район, включающий морской порт для облегчения «значительной иммиграции». В течение переходного периода начиная с ноября 1947 года Организация Объединенных Наций должна была постепенно взять на себя управление всей территорией для осуществления его комиссией и передачи власти этим двум государствам в день независимости, не позднее 1 октября 1948 года. Оба государства должны были объединиться в экономическом союзе.

Территория Палестины была разделена на восемь частей. Три части были переданы Еврейскому государству, три — Арабскому государству. Седьмая часть, Яффа, должна была образовать арабский «анклав» на еврейской территории (приложение I).

Восьмой частью должен был стать Иерусалим как отдельная единица («corpus separatum»), пользующаяся специальным международным режимом. Он должен был находиться под управлением Совета по Опеке Организации Объединенных Наций в течение начального периода, равного 10 годам, по истечении которого этот план должен был быть вновь рассмотрен Советом, а жителям города должна была быть «предоставлена возможность выразить путем референдума свои пожелания о возможных переменах в режиме этого города».

Гарантии по обеспечению статуса Иерусалима были определены в следующих выражениях:

«Уже существующие права в отношении Святых Мест или зданий и мест, предназначаемых для религиозных целей, не подлежат отмене и не могут быть ограничены.

В отношении Святых Мест, свободы доступа, посещения и проезда обеспечивается, в соответствии с существующими правами, всем жителям и гражданам другого государства и города Иерусалима, а также иностранцам, независимо от их национальности, при условии соблюдения требований национальной безопасности, общественного порядка и благочиния.

Святые Места и здания или участки, предназначаемые для религиозных целей, подлежат охранению. Не разрешаются никакие действия, которые могут нарушить их священный характер...».

Логическим обоснованием этого лоскутного территориального раздела было стремление обеспечить включение в Еврейское государство максимального числа евреев и уменьшить до минимума (по подсчетам около 10 000) число тех, кто оставался бы в Арабском государстве. Однако в границах Еврейского государства должно было остаться большое число палестинских арабов — 497 000 человек, включая 90 000 бедуинов, против 498 000 евреев64.

В резолюции о разделе содержались подробные гарантии по обеспечению прав меньшинств, которые включали нижеследующее:

«Свобода совести и свобода отправления всех видов религиозных культов при единственном условии соблюдения общественного порядка и требований морали обеспечивается всем.

Не допускается никакая дискриминация в отношении населения по признаку расы, религии, языка или пола.

В пределах юрисдикции данного государства все имеют одинаковое право на защиту законом.

Семейное право и личный статус членов различных меньшинств, религиозные интересы, включая вклады религиозной надобности, должны уважаться.

Государство обеспечивает достаточное начальное и среднее образование соответственно для арабского и еврейского меньшинства, на их родном языке и следуя их культурным традициям...

Право каждой общины содержать свои общественные школы, в которых члены этих общин могут получать образование на своем родном языке, хотя оно и обусловлено соблюдением таких требований общего характера в области просвещения, которые установлены данным государством, не может быть отменено или нарушено...

Не допускается отчуждение земли, которой владеют арабы в Еврейском государстве (или евреи в Арабском государстве), за исключением тех случаев, когда этого требуют общественные интересы. Во всех случаях отчуждения устанавливается полное возмещение, определяемое Верховным судом, и выплачивается до того, как земля отчуждается...».

Свобода передвижения и проезда также должна была обеспечиваться обоими государствами.

Гарантии статуса Иерусалима и прав меньшинств должны были обладать в каждом государстве статусом конституционных положений:

«Временное правительство каждого из намеченных государств, до того как они станут независимыми, должно представить Организации Объединенных Наций декларацию; ...

Условия, содержащиеся в этой декларации, признаются как основные законы данного государства, и никакой закон, установление или официальное действие правительства не может иметь больше силы, чем эти условия и требования».

V. ОТМЕНА МАНДАТА И ОБРАЗОВАНИЕ ИЗРАИЛЯ

Обстановка в Палестине

Резолюция Организации Объединенных Наций о разделе не обеспечила решения палестинской проблемы, и число актов насилия увеличилось. В знак протеста против раздела своей страны палестинский Высший арабский комитет призвал к всеобщей забастовке. Столкновения между арабами и евреями участились в результате того, что военизированные силы евреев стали действовать более свободно после того, как началась эвакуация английских войск. Диверсии, нападения на военные сооружения и захват английского оружия этими группами стали наряду с увеличением числа столкновений между евреями и арабами основной характерной чертой ситуации в Палестине. В условиях, когда события перерастали в крупное вооруженное столкновение, Великобритания объявила о прекращении Мандата 15 мая 1948 года, на несколько месяцев раньше срока, предусмотренного в плане Организации Объединенных Наций.

Совет Безопасности после обсуждения резолюции 181 (II) (резолюция о разделе) в декабре 1947 года не смог принять какого-либо эффективного решения. В марте 1948 года проект предложения, выдвинутого Соединенными Штатами, которое наделило бы Совет полномочиями для действий в соответствии с резолюцией о разделе, не был принят, и Совет ограничился лишь призывом положить конец насилию в Палестине. Под давлением быстро развивающихся событий резолюция о разделе даже не достигла стадии обычной процедуры передачи ее в Шестой комитет для изучения ее юридических последствий и значения. Комиссия Организации Объединенных Наций по Палестине, организованная согласно резолюции 181 (II), не смогла переехать в Иерусалим и ограничилась лишь проведением консультаций в Нью-Йорке. Организация вооруженной милиции, которая должна была помогать Комиссии в осуществлении ее функций в Палестине, оказалась невозможной в результате ускорившихся темпов вывода английских войск в условиях ухудшающейся обстановки, когда общее число потерь за первые три месяца после принятия резолюции о разделе составило 869 убитыми и 1909 ранеными65.

Сионистская политика территориальной экспансии

В то время как правительство Великобритании постепенно прекращало свою деятельность в Палестине, а Организация Объединенных Наций оказалась неспособной заменить его в качестве эффективного органа управления, сионистское движение начало устанавливать контроль над территорией зарождавшегося Еврейского государства. В то же время пограничные арабские государства дали ясно понять, что они вмешиваются в конфликт.

Из работ руководителей сионистского движения становится очевидным, что политика сионистов была направлена на оккупацию в период вывода английских войск как можно большей территории (включая «Западный берег»), за пределами границ, установленных для Еврейского государства резолюцией о разделе. Одним израильским официальным лицом был изложен всеобъемлющий военный план, называвшийся Планом "D" (или «Далет»):

В марте 1948 года Верховное командование «Хаганы» подготовило общий оперативный план "D", заменивший планы "А", "В" и "С", определявшие стратегию «Хаганы» в предыдущие годы. Начало отсчета времени по Плану "D" должно было наступить после того, как эвакуация английских войск достигнет такой стадии, когда «Хагана» почувствует себя в достаточной безопасности от вмешательства Великобритании и когда мобилизация достигнет стадии, на которой окажется осуществимым проведение в жизнь плана в широком масштабе. Миссия «Хаганы» была столь же простой, сколь и революционной: «установить контроль над территорией, переданной Еврейскому государству, и стоять на защите его границ, а также границ объединений еврейских поселений и еврейского населения, которое проживало вне этих границ, от регулярных и полурегулярных сил противника, действующего с баз, находящихся вне Еврейского государства или внутри его» 66.

Бегин пишет:

«В течение нескольких месяцев, предшествовавших вторжению арабов, в то время как пять арабских государств (Египет, Ирак, Сирия, Ливан и Трансиордания) вели подготовку к совместной агрессии, мы продолжали совершать вылазки на арабскую территорию. Тем не менее в начале 1948 года мы разъясняли офицерам и рядовым, что этого недостаточно. Нападения такого характера, совершавшиеся каким бы то ни было еврейским подразделением имели, безусловно, огромное психологическое значение, а их последствия с военной точки зрения, в той степени, в какой они расширяли арабский фронт и вынуждали противника переходить к обороне, также были небезрезультатными. Но для нас было очевидным, что даже самые дерзкие вылазки, осуществляемые нашими партизанскими подразделениями, никогда не смогут решить вопрос. Мы возлагаем надежду на установление контроля над территорией.

В конце января 1948 года на совещании Командования «Иргун», в котором принимал участие Отдел планирования, мы наметили четыре стратегические цели: 1) Иерусалим; 2) Яффа; 3) Равнина Лидда-Рамла; и 4) Треугольник.

Ставя перед собой эти цели, мы знали, что их достижение будет зависеть от многих факторов, но в первую очередь, от численности вооруженных сил и оружия, которое мы будем иметь в своем распоряжении. Вследствие этого мы решили рассматривать планы как «альтернативные»: мы бы осуществляли те из них, которые соответствовали бы нашим возможностям. Так случилось, что из четырех частей стратегического плана мы полностью выполнили только вторую.

Что касается первой и третьей частей, то мы смогли записать в свой актив важные достижения на поле боя, но мы не добились решающих побед.

В отношении четвертой части нам так и не представилась возможность даже начать осуществление плана. Вместе с тем завоевание Яффы является событием первостепенной важности в борьбе за независимость евреев».

(Название «Треугольник» объясняется как «общепринятое название территории, населенной арабами, в центре западного Израиля, конфигурация которой напоминает треугольник с вершинами в районах городов Наблус, Дженин и Тулькарм и которая включает основную часть свободной от пустынь территории к западу от Иордана, находящейся в настоящее время за пределами Государства Израиль»)67.

Бен Гурион пишет:

«... Таким образом, были развернуты полевые войска, в частности, «Пальмах», которые быстро показали, на что они способны, и это в скором времени подняло дух нашей армии и принесло ей победу.

... Новый Иерусалим был оккупирован, партизаны были вытеснены из Хайфы, Яффы, Тиверии, Сафада, когда присутствие мандатария все еще продолжалось. Потребовалось благоразумие и самообладание, чтобы не пойти на конфронтацию с британской армией. «Хагана» сделала свое дело; за день или два до нападения арабов не было оставлено ни одно поселение, ни одна дорога не была перекрыта, хотя движение было в значительной мере нарушено, несмотря на прямые заверения англичан об обеспечении безопасности дорог до конца их пребывания. Арабы начали покидать города почти сразу же после начала беспорядков, вспыхнувших в начале декабря 1947 года. По мере распространения боевых действий к массовому исходу присоединились также бедуины и феллахи, но не была оставлена ни одна даже самая отдаленная еврейская усадьба и ничто из того, что шаткая администрация (имеется в виду британский мандатарий) могла предпринять в недоброжелательных по отношению к нам целях, не остановило нас на пусти к достижению нашей цели 14 мая 1948 года в государстве, ставшем благодаря «Хагане», большим по размеру и еврейским...»68.

Первый массовый исход палестинцев

Эта территориальная экспансия путем использования силы привела к массовому исходу беженцев из районов боевых действий. Палестинцы утверждают, что это было частью запланированной политики, направленной на вытеснение палестинских арабов с целью освобождения территории для иммигрантов и цитируют сионистские источники, в том числе написанное Герцлем:

«Мы постараемся организовать выезд крайне нуждающегося населения из страны предоставляя ему работу в промежуточных странах и отказывая в предоставлении работы в нашей стране.

Как процесс экспроприации, так и выезд бедных слоев населения должны осуществляться осторожно и продуманно»69.

Планы Герцля в отношении размеров Еврейского государства приводятся в качестве еще одного доказательства этой политики. Вот что пишет Вейцман о своей встрече с Черчиллем, состоявшейся в 1939 году:

«... (Я) поблагодарил его за неослабный интерес к проблемам сионизма. Я сказал: «Вы стоите у колыбели свершений. Я надеюсь, Вы будете свидетелем их осуществления». Затем я добавил, что после войны мы хотели бы создать в Палестине государство, населенное тремя или четырьмя миллионами евреев. Он ответил: «Да, я полностью согласен с этим»70.

Палестинцы также утверждают, что терроризирование гражданского населения путем использования военных или психологических средств было неотъемлемой частью этой политики, направленной на вытеснение палестинцев. Они вновь цитируют работы сионистов:

«... Мы должны уяснить для себя, что в этой стране нет места для обоих народов... Мы не достигнем нашей цели — национальной независимости, живя с арабами в этой маленькой стране. Единственным решением является Палестина, по крайней мере Западная Палестина (к западу от реки Иордан) — без арабов... Не существует иного пути, кроме переправки арабов в соседние страны, переправки всех; здесь не должны оставаться ни одна деревня, ни одно племя... Только после этого наша страна может принять миллионы наших собратьев. Другого выхода нет...»71.

Одним из наиболее печально известных случаев терроризма против гражданского населения произошел, согласно палестинским и другим источникам, в апреле 1948 года в Дер-Яссине — деревне, расположенной недалеко от Иерусалима, на территории, переданной Еврейскому государству в соответствии с резолюцией о разделе. Бывший израильский военный губернатор Иерусалима пишет:

«9 апреля потерпели неудачу иного характера, когда объединенные подразделения групп «Этцель» и «Штерн» устроили преднамеренное и ничем не спровоцированное нападение на арабскую деревню Дер-Яссин на западной окраине Иерусалима. Никакого повода для нападения не было. Это была мирная деревня, которая отказалась принимать подразделения арабских добровольцев, проникавших через границу, и которая не была замешана в каком-либо нападении на еврейские районы. Террористические группы выбрали ее по чисто политическим мотивам. Это был преднамеренный акт терроризма...

...Женщинам и детям не было предоставлено достаточно времени для эвакуации из деревни, хотя об этом их предупредили через громкоговорители, и многие из них оказались в числе 254 человек, которые, по сообщению Высшего арабского комитета, были убиты.

Это событие было роковым с любой точки зрения. Террористы удерживали деревню в течение двух дней, а затем оставили ее. Они вызвали к себе чувство презрения со стороны большинства евреев в Иерусалиме, их публично и решительно отвергло Еврейское агентство. Но они дали арабам основания для серьезного обвинения против нас, и слова «Дер-Яссин» неоднократно использовались для того, чтобы оправдать чинимые ими самими жестокости, а также для того, чтобы уговорить арабских крестьян присоединиться к массовому бегству, которое наблюдалось по всей Палестине»72.

Другие сионистские лидеры отрицают эти обвинения, представляя случившееся как спорный вопрос. Бегин пишет:

«Цель вражеской пропаганды заключалась в том, чтобы очернить наше имя. В результате это помогло нам. Паника охватила арабов земли израильской... Арабы в ужасе пустились в бегство еще до того, как они столкнулись с еврейскими войсками. Нам помогли продолжить путь к нашим решающим победам на поле боя не реальные события в Дер-Яссине, а домыслы о них. В частности, легенда о Дер-Яссине помогла нам при захвате Хайфы... Все еврейские войска прошли через Хайфу, как нож сквозь масло. Арабы в панике обратились в бегство с криками «Дер-Яссин»73.

Какими бы ни были версии этого спорного случая, психологическим последствием таких инцидентов был массовый исход гражданского населения.

Использовавшаяся психологическая тактика изложена Игалом Аллоном:

«Я собрал всех еврейских мухтаров, которые поддерживали отношения с арабами в различных деревнях и попросил их шепнуть некоторым арабам, что в Галилею прибыло огромное подкрепление евреев и что оно собирается сжечь все деревни в Хуле. Они должны были намекнуть этим арабам как своим друзьям, чтобы те бежали, пока есть время. И по всей Хуле пронесся слух, что пришло время пускаться в бегство. Бегство охватило несметное количество людей. Эта тактика полностью достигла своей цели. Здание полицейского участка в Хуле перешло в наши руки без единого выстрела.

Были очищены обширные районы, снята опасность с транспортных линий, и мы смогли перегруппироваться для борьбы с противником вдоль границ, не беспокоясь при этом о тыле»74.

Ужас, который охватил палестинское население, был решающим фактором, повлиявшим на события в Палестине. Он привел к массовому исходу беженцев в соседние страны. Число палестинских беженцев в результате этих военных действий составило к концу 1949 года 726 000 — половину коренного населения Палестины75. Обвинения в адрес арабских лидеров в подстрекательстве к этому бегству были опровергнуты докладом Организации Объединенных Наций, в котором отмечалось, что беженцы спасались от войны или были изгнаны:

«В результате конфликта в Палестине почти все арабское население из района, оккупированного евреями, бежало или было изгнано.

...огромное число людей было вынуждено покинуть свои жилища. Значительное большинство беженцев в Палестине и соседних странах составляют арабы. Будущее этих беженцев представляет собой один из спорных вопросов, разрешение которого связано с весьма значительными трудностями...

Большинство этих беженцев пришло с территории, подлежавшей согласно резолюции Ассамблеи от 29 ноября включению в Еврейское государство. Исход палестинских арабов явился результатом паники, вызванной боями вблизи их селений, а также слухами о действительных или предполагаемых актах терроризма и об их изгнании...»76.

Прекращение Мандата и создание Израиля

По мере расширения военных действий в Палестине в Организации Объединенных Наций были приложены новые усилия для изыскания путей прекращения насилия. Предложение Соединенных Штатов передать Палестину под временную опеку Организации Объединенных Наций встретило мощную оппозицию со стороны лидеров сионизма, которые увидели в этом возможность отмены решения о разделе. Таким же образом было отвергнуто предложение начать переговоры о перемирии. Вейцман пишет об этой стадии следующее:

«... В Вашингтоне уже принимали за должное в связи с «фактами», что будет неизбежно иметь место коренной пересмотр, и ноябрьское решение, если и не будет полностью пересмотрено, то будет, возможно, отложено на неопределенное время...

В создавшихся обстоятельствах я получил возможность встретиться с президентом Соединенных Штатов... Президент выразил личное сочувствие, и все же проявил твердую решимость настаивать на разделе. Я сомневаюсь, однако, что он сам сознавал, в какой степени его подчиненные из государственного департамента мешали осуществлению его политики и достижению целей... Представитель Соединенных Штатов в Совете Безопасности объявил об изменении курса американской политики. Он предложил приостановить проведение в жизнь раздела, объявить в Палестине перемирие и созвать специальную сессию Генеральной Ассамблеи для принятия решения об опеке над Палестиной после прекращения действия мандата, т.е. 15 мая. Несмотря на все предостережения, удар оказался неожиданным, тяжелым и внешне фатальным для уже долго лелеемых нами надежд...

Ожидалось, что принятие плана опеки не вызовет трудностей, но в течение двух месяцев поле того, как он был предложен, ситуация снова резко изменилась ...

... Когда в Ассамблее стало очевидным, что план опеки не может быть принят, была найдена новая формула затягивания — «временное перемирие»: обе стороны должны были прекратить огонь, не должно было приниматься ни одно политическое решение, на несколько месяцев должна была быть разрешена ограниченная иммиграция евреев, а взамен этой временной и неустойчивой безопасности евреи должны были воздержаться от провозглашения своего государства в соответствии с решением, принятым в ноябре...

Я ни минуты не сомневался в отношении вопроса об этом перемирии или вопроса об опеке. Для меня было совершенно очевидно, что отступление было бы фатальным. Единственным нашим шансом в тот момент, как и в прошлом, было собрать факты, представить миру эти факты и строить на этой основе ...»77.

Израиль провозгласил свою независимость 14 мая 1948 года. Отъезд британского Верховного комиссара на следующий день церемониально оповестил о прекращении действия мандата.

В декларации, в которой провозглашалось образование Государства Израиль, был прослежен ход недавних исторических событий, в результате которых оно было создано:

«... В 5657 (1897) году по призыву духовного отца Еврейского государства Теодора Герцля был созван первый Сионистский конгресс, на котором было провозглашено право еврейского народа на национальное возрождение в его собственной стране.

Это право было признано в Декларации Бальфура от 2 ноября 1917 года и подтверждено в Мандате Лиги Наций, которая, в частности, санкционировала в международном плане историческую связь между еврейским народом и Землей израильской и право еврейского народа воссоздать свой национальный очаг.

Катастрофа, которая недавно обрушилась на еврейский народ, — массовое убийство миллионов евреев в Европе — послужила еще одним ярким подтверждением неотложности решения проблемы отсутствия у него родины и восстановления на Земле израильской Еврейского государства, которое широко открыло бы границы родины для каждого еврея и предоставило бы еврейскому народу статус полноправного члена сообщества наций...

29 ноября 1947 года Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла резолюцию, в которой содержится призыв к созданию Еврейского государства на Земле израильской; в соответствии с решением Генеральной Ассамблеи жители Земли израильской должны были, со своей стороны, принять необходимые меры по осуществлению этой резолюции. Это признание Организацией Объединенных Наций права еврейского народа на создание своего государства необратимо.

Это право является естественным правом еврейского народа, как и всех других наций, быть хозяином своей собственной судьбы в своем собственном суверенном государстве...»78.

В течение нескольких месяцев, предшествовавших прекращению Мандата, еврейские войска оккупировали ключевые города и районы на территории, предназначавшейся для вхождения в Арабское государство. Бен Гурион пишет, что до прекращения Мандата:

«... арабы не вошли ни в одно и не захватили ни одно даже самое отдаленное еврейское поселение, в то время как «Хагана»... захватила многие арабские позиции и освободила Тиберию и Хайфу, Яффу и Сафад... Таким образом, в день, когда решалась судьба, та часть Палестины, где «Хагана» могла осуществлять свои действия, почти полностью была освобождена от арабов»79.

Большая часть Иерусалима, который в соответствии с планом раздела должен был получить международный статус, также была оккупирована еврейскими войсками.

После прекращения Мандата еврейские войска оккупировали новые территории, расположенные за границами, определенными резолюцией о разделе. В течение последних недель действия Мандата в Палестину из соседних арабских государств уже начали проникать подразделения нерегулярных сил, теперь же из этих стран границу Палестины перешли регулярные войска. Арабская лига информировала телеграммой Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о причинах этих действий арабов. Вслед за изложением истории палестинского вопроса и усилий, прилагаемых арабскими государствами по оказанию помощи палестинским арабам в обеспечении их законной независимости, в телеграмме содержалось следующее заявление:

«Теперь, когда действие Мандата в Палестине прекращено и после него не осталось ни одного созданного на законных основаниях органа управления для осуществления правопорядка в стране и обеспечения необходимой и соответствующей защиты жизни людей и имущества, арабские государства заявляют нижеследующее:

«а) право создать правительство в Палестине принадлежит ее жителям в соответствии с принципами самоопределения, признанными Пактом Лиги Наций, а также Уставом Организации Объединенных Наций;

b) мир и правопорядок в Палестине полностью нарушены, и в результате агрессии со стороны евреев примерно четверть миллиона арабского населения было вынуждено покинуть свои жилища и эмигрировать в соседние арабские страны. Происходящие в Палестине события выявили скрытые агрессивные намерения сионистов и их империалистические побуждения...

Мандатарий уже объявил о том, что после прекращения Мандата он больше не несет никакой ответственности за поддержание законности и порядка в Палестине... В результате Палестина остается абсолютно без какого-либо органа управления...

c) ...Недавние волнения в Палестине усиливают серьезную и прямую угрозу миру и безопасности внутри самих арабских государств. Арабские государства по этой причине, а также ввиду того, что обеспечение безопасности Палестины является их святой обязанностью, стремясь приостановить дальнейшее ухудшение существующих условий и предотвратить распространение беспорядков и беззакония на соседние арабские страны, и с целью заполнить вакуум, создавшийся в результате прекращения Мандата и неудавшейся попытки заменить его каким бы то ни было органом управления, учрежденным на законных основаниях, считают, что они вынуждены вмешаться с единственной целью восстановить мир и безопасность и установить законность и порядок в Палестине.

Арабские государства признают, что независимость и суверенитет Палестины, которые до этого ограничивались Мандатом Великобритании, теперь, после прекращения Мандата, достигнуты, и придерживаются того мнения, что лишь законные жители Палестины правомочны создавать органы управления в Палестине для выполнения всех правительственных функций без постороннего вмешательства извне. Как только эта стадия будет достигнута, вмешательство арабских государств, которое направлено лишь на установление мира и утверждение законности и порядка, будет прекращено, и суверенное Палестинское государство будет правомочно в сотрудничестве с другими государствами — членами Лиги арабских государств предпринимать любые шаги, направленные на рост благосостояния и укрепление безопасности своего народа и территории...»80.

Бои между арабскими вооруженными силами, с одной стороны, и тем, что стало израильскими вооруженными силами, с другой, переросли в первую войну на Ближнем Востоке. Израильские вооруженные силы были хорошо укомплектованы и обучены, их ядро составляли Еврейская бригада, созданная во время второй мировой войны, и различные вооруженные группы, такие как «Хагана», «Пальмах» и «Иргун». Они были хорошо оснащены оружием, добытым в Палестине и за ее пределами в период действия Мандата. Интервенция арабских государств в целях поддержки «Арабского государства» в Палестине оказалась в значительной степени неэффективной в результате полного военного превосходства Израиля. В течение нескольких недель Израиль оккупировал большую часть территории Палестины, за исключением Западного Берега реки Иордан, удерживаемого Арабским легионом из Иордании, и сектора Газа, удерживаемого египетскими войсками (карта в приложении II). Однако за этими исключениями Израиль теперь контролировал практически всю территорию, объявленную сионистским движением на Парижской мирной конференции в 1919 году «Еврейским национальным очагом».

VI. ПАЛЕСТИНА И ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ

 

К 1948 году Организация Объединенных Наций была полностью вовлечена в сложный клубок событий, связанных с палестинским вопросом. Она несла ответственность за выполнение международных обязательств по обеспечению неотъемлемых прав палестинского народа, которые не были обеспечены во время действия Мандата и которые ограничивались теперь резолюцией о разделе. Совет Безопасности, оказавшись перед угрозой миру, беспрецедентной за два года существования Организации Объединенных Наций, которую не смогли устранить первые две специальные сессии Генеральной Ассамблеи, принял решение о прекращении огня 29 мая 1948 года; к этому времени Израиль консолидировал оккупацию палестинской территории, не принадлежавшей ему по плану раздела.

Граф Бернадотт, назначенный Генеральной Ассамблеей Посредником Организации Объединенных Наций в день прекращения Мандата, был направлен в Палестину для наблюдения за прекращением огня и «поощрения мирного урегулирования будущего положения в Палестине». Он успешно осуществил временное перемирие и представил свои первые предложения по Палестине, предлагая «Союз в составе двух членов — арабского и еврейского». В плане предлагалось некоторое территориальное урегулирование границ, возвращение всех беженцев, и некоторое ограничение иммиграции евреев81. Обе стороны отклонили этот план, при этом Израиль особенно возражал против предложений, касающихся иммиграции.

Предложения Бернадотта

По истечении срока первого перемирия Посредник потребовал установления нового, бессрочного перемирия согласно решению Совета Безопасности от 15 июля. Сведения, полученные в ходе миссии Посредника, взяты из его доклада:

«Арабские лидеры были серьезно обеспокоены и возмущены возрастающей нуждой среди громадного числа арабских беженцев. Они считали разрешение этого вопроса существенно важным для урегулирования всей палестинской проблемы. Я заметил, что в арабских государствах общественное мнение в связи с палестинским вопросом очень возбуждено...

... (в результате переговоров)... стало ясно, что еврейская позиция в период между двумя перемириями стала тверже, что требования евреев в вопросе об урегулировании конфликта, вероятно, возрастут и что еврейская общественность менее настроена в пользу посредничества. За время между двумя перемириями в связи с еврейскими военными успехами выросло чувство уверенности и самостоятельности. На Организацию Объединенных Наций возлагалось меньше надежд, и наблюдалась растущая тенденция критиковать ее промахи в отношении Палестины...»82.

Арабские государства ответили отказом на переданные через Посредника предложения Израиля о прямых переговорах. Бернадотт пришел к заключению о том, что его предыдущие рекомендации о Союзе были неосуществимы. Он сделал новые рекомендации, основанные на той предпосылке, что палестинцы и арабы должны согласиться с существованием Израиля.

В новом плане предусматривалось включение в Арабское государство Трансиордании вместе с большей частью территории, переданной в соответствии с резолюцией о разделе «Арабскому государству», но с далеко идущими территориальными корректировками, которые должны были объединить арабскую территорию путем включения Негева, в то время как Галилея должна была быть занята Израилем. Иерусалим предлагалось передать под контроль Организации Объединенных Наций83.

Этот план также был отклонен как арабскими государствами (за исключением Иордании), так и Израилем. Бернадотт предложил и другие меры, но прежде чем Организация Объединенных Наций смогла начать выполнение какой-либо из его рекомендаций, он был убит, согласно официальной точке зрения Израиля, бандой Штерна — одной из семи террористических организаций, деятельность которых стала более открытой после прекращения Мандата.

В докладе Организации Объединенных Наций по поводу убийства указывалось, что позиция Временного правительства Израиля мало чем способствовала тому, чтобы помешать компании, начатой прессой против Посредника и Организации Объединенных Наций «в том отношении, что Посредник произвольно противится еврейским притязаниям, а наблюдение за выполнением перемирия умышленно направлено против интересов Израиля». Угрозе группы Штерна о том, что «задачей момента является устранение Бернадотта... Да будет благословенна рука, которая это сделает» не было придано какого-либо «особого значения» со стороны израильских властей, несмотря на тот факт, что она исходила от группы, пользующейся дурной славой в результате совершаемых ею актов насилия. Министр иностранных дел Израиля пояснил, что «Группа Штерна... существует в Израиле исключительно как политическая организация, ибо была уже распущена как организация военная, и члены ее вступили в армию как отдельные лица». Убийцы графа Бернадотта были в израильской военной форме. В докладе отмечалось, что «Временное правительство Израиля должно принять на себя подлинную ответственность... за совершенные убийства...»84.

Совет Безопасности предложил правительству Израиля провести расследование убийства и представить Совету доклад, но никакого доклада не было получено.

Соглашения о перемирии и резолюция 194 (III)

Враждебное отношение арабов к участию Организации Объединенных Наций в решении палестинского вопроса, вытекающее из резолюции о разделе, ослабевало по мере того, как Израиль наращивал свою военную мощь и укреплял режим оккупации палестинской территории. Исполняющий обязанности Посредника д-р Ральф Банч смог добиться заключения соглашений о перемирии между Израилем, с одной стороны, и Египтом, Иорданией, Ливаном и Сирией, с другой, которые были подписаны в период между февралем и июлем 1949 года (карта в Приложении II).

В этих соглашениях, в частности, указывалось, что «перемирие между вооруженными силами [было] необходимым шагом на пути к ликвидации вооруженного конфликта и восстановлению мира в Палестине», признавался «принцип отказа от приобретения военного или политического преимущества». Соглашения, «необходимость заключения которых диктовалась исключительно военными, а не политическими соображениями», не повлияли на политические позиции любой из сторон в отношении окончательного урегулирования палестинского вопроса. Таким образом, они не давали Израилю какого-либо юридического права на территории, оккупированные в ходе военных действий 1948 года за пределами границ, предусмотренных резолюцией о разделе.

По-прежнему оккупируя территории за пределами, указанными в резолюции, Израиль 29 ноября 1948 года подал заявление о приеме в Организацию Объединенных Наций. Он подвергся критике в Совете Безопасности за несоблюдение резолюций Организации Объединенных Наций и 17 декабря 1948 года его заявление было отклонено, причем в его пользу было подано 5 голосов, против — 1 голос при 5 воздержавшихся85.

Неделей раньше Генеральная Ассамблея приняла еще одну резолюцию, которая стала важным документом в палестинском вопросе. Основанная на рекомендациях Бернадотта, резолюция 194 (III) содержала следующие основные положения:

учредить Согласительную комиссию с местом пребывания в Иерусалиме для продолжения осуществления функций Посредника и Комиссии по перемирию;

предложить Совету Безопасности принять дальнейшие меры по обеспечению демилитаризации Иерусалима, а Согласительной Комиссии представить предложения о постоянном международном режиме для Иерусалима ввиду его тесной связи с тремя мировыми религиями;

предложить рассматривать проблему беженцев в следующем контексте:

«... беженцам, желающим вернуться к своим очагам и мирной жизни со своими соседями, такая возможность должна быть предоставлена в кратчайший срок, с оплатой компенсаций за имущество тех, кто предпочтет не возвращаться, и за пропажу и ущерб имущества, которое должно быть компенсировано соответствующими правительствами или властями в соответствии с принципами международного права, или правом справедливости...»

Значение этой резолюции вытекает главным образом из конкретного определения ею права палестинцев на мирное возвращение в свои жилища (вопрос о таком праве вплоть до сегодняшнего дня ежегодно поднимался на Генеральной Ассамблее).

Согласительная комиссия и Лозаннские протоколы

Согласительная комиссия для Палестины (СКП) была учреждена в январе 1949 года в составе Франции, Турции и Соединенных Штатов. Хотя арабские государства голосовали против резолюции и по-прежнему отказывались вести прямые переговоры с Израилем, они сотрудничали с Комиссией, так как видели в ней единственную надежду на решение вопросов о возвращении беженцев и уход Израиля за линии раздела, а также из Иерусалима. Израиль, однако, вопреки резолюциям Организации Объединенных Наций, в 1950 году перевел свою столицу из Тель-Авива в западную часть Иерусалима.

Согласительной комиссии удалось организовать конференцию в Лозанне в апреле 1949 года, которая проводилась в виде отдельных переговоров с обеими сторонами, так как арабские государства последовательно отказывались вести прямые переговоры с Израилем. Арабские государства потребовали, чтобы вопрос о беженцах, как самый срочный вопрос, был решен в первую очередь, Израиль же настаивал на том, чтобы это было увязано с территориальным урегулированием в рамках мирного договора. Попытки Согласительной комиссии увязать эти два вопроса оказались безуспешными, 12 мая 1949 года арабские государства и Израиль подписали два отдельных протокола, согласившись использовать границы, определенные резолюцией о разделе, в качестве «основы для обсуждений с Комиссией». Этот документ вновь подтвердил международное обязательство создать палестинское арабское государство на основе резолюции о разделе, но в эту позицию, по сообщению Согласительной комиссии, Израиль внес следующие оговорки:

«Вопрос о беженцах

...Делегации арабских государств продолжают придерживаться того мнения, что первым шагом должно быть признание правительством Израиля принципа, изложенного в резолюции 194 (III) от 11 декабря 1948 года относительно репатриации беженцев, желающих вернуться к себе домой и жить в мире со своими соседями. Комиссии не удалось добиться признания этого принципа правительством Израиля... Отказ Израиля признать принцип репатриации приводится арабскими делегациями в качестве причины осторожной и сдержанной позиции, занятой ими в отношении территориальных вопросов...

Территориальные вопросы

Делегация Израиля предложила, чтобы политическая граница между Израилем и Египтом и Израилем и Ливаном была бы той же, которая отделяла два последних государства от Палестины во время действия британского мандата...

В отношении политической границы между Израилем и Хашимитским Королевством Иордании делегация Израиля предложила оставить ее той же, какой была граница между Иорданией и Палестиной во время действия британского мандата...

Что касается центрального района Палестины, находящегося в настоящее время под военной оккупацией Иордании, то делегация Израиля предложила, не предрешая будущего режима этого района, чтобы граница между этим районом и Израилем следовала нынешней линии между Израилем и территорией, занятой иорданскими военными силами...

Делегация Израиля заявила, что ее государство не претендует на вышеуказанный центральный район Палестины; в настоящее время Израиль не желает выдвигать никаких предложений относительно судьбы этого района. Делегация Израиля считала, что судьба района является вопросом, относительно которого должно быть выдвинуто предложение, получившее согласие делегаций арабских государств, арабского населения этой территории и беженцев. Впредь до урегулирования будущего статуса этого района Израиль будет продолжать рассматривать Хашимитское Королевство Трансиордании как державу, осуществляющую де-факто военную оккупацию.

В отношении района Иерусалима, делегация Израиля указала, что судьба этой территории является отдельным вопросом, не охваченным сделанным делегацией предложением.

...делегации арабских государств, со своей стороны, предложили, чтобы беженцы из некоторых районов (включая «Западный берег») получили возможность немедленно вернуться домой... Делегации арабских государств указали на наличие в этом предложении территориального аспекта, ибо в нем предусматривается возвращение беженцев в районы, определенные как арабская территория, которые в принципе должны быть признаны таковой.

Что касается сделанного делегацией Израиля предложения относительно границы этого государства с Египтом и Ливаном, включая предложение относительно района Газы, то делегации арабских государств уведомили Комиссию о том, что, по их мнению, это предложение является вопиющим нарушением условий протокола от 12 мая 1949 года о территориальных вопросах, так как это, по их мнению, влечет за собой ряд аннексий, а вовсе не незначительные территориальные изменения, предусмотренные в протоколе.

Делегация Израиля заняла ту позицию, что, поскольку вышеуказанное предложение делегаций арабских государств касается территориальных вопросов, она при нынешних условиях не может принять в качестве критерия для территориального урегулирования определенное пропорциональное распределение территории, на которое было дано согласие в 1947 году...»86.

Из доклада Согласительной комиссии* можно было бы сделать выводы, что Израиль предполагает ограничить Палестинское арабское государство территориями, оккупированными Египтом и Иорданией, однако в то время это было неприемлемым ни для палестинских арабов, ни для арабских государств.

Израиль вступает в Организацию Объединенных Наций

11 мая 1949 года, за день до подписания Лозаннских протоколов, Израиль был принят в члены Организации Объединенных Наций. В заявлении Политическому Комитету представитель Израиля заверил, что его страна будет соблюдать принципы Устава Организации Объединенных Наций и выполнять ее резолюции. Израиль был единственным государством, которое обрело государственность и территорию в результате действий Организации Объединенных Наций. В преамбуле резолюции о приеме Израиля в члены Организации Объединенных Наций содержалась специальная ссыпка на предпринимаемые Израилем меры по выполнению резолюций 181 (II) и 194 (III) — двух резолюций, составляющих основу палестинского вопроса в Организации Объединенных Наций:

«получив доклад Совета Безопасности по вопросу о заявлении Израиля о приеме его в члены Организации Объединенных Наций,

принимая к сведению, что, по мнению Совета Безопасности, Израиль является миролюбивым государством, могущим и желающим выполнять содержащиеся в Уставе обязательства,

принимая к сведению, что Совет Безопасности рекомендовал Генеральной Ассамблее принять Израиль в число членов Организации Объединенных Наций,

принимая к сведению далее декларацию государства Израиль о том, что оно «безоговорочно принимает на себя обязательства, предусмотренные Уставом Организации Объединенных Наций, и обязуется выполнять их с того дня, как оно станет членом Организации Объединенных Наций,

помня о своих резолюциях от 29 ноября 1947 года и от 11 декабря 1948 года и принимая к сведению заявления и разъяснения, с которыми представитель правительства Израиля выступил в Специальном комитете по политическим вопросам относительно выполнения указанных резолюций,

Генеральная Ассамблея,

действуя в порядке выполнения функций, возложенных на нее статьей 4 Устава и правилом 125 ее правил процедуры,

решает, что Израиль является миролюбивым государством, которое принимает на себя содержащиеся в Уставе обязательства и которое может и желает эти обязательства выполнять;

постановляет принять Израиль в число членов Организации Объединенных Наций»87.

Ссылки в пунктах преамбулы на резолюции 181 (II) и 194 (III), первая из которых создала Израиль и еще не существующее палестинское арабское государство, а вторая сохранила права палестинских беженцев возвратиться в свои жилища и жить в мире со своими соседями, подразумевали признание Израилем продолжающегося существования палестинского арабского образования. Однако палестинское арабское образование как таковое не начало существовать. Эта часть территории, оккупированная Израилем в 1948 году, была поглощена де-факто Израилем путем распространения действия его законов на эту территорию как составную часть Израиля. В «Указе о территории действия юрисдикции и полномочий» от 22 сентября 1948 года говорилось:

«Временный государственный совет настоящим постановляет:

Любой закон, распространяющийся на государство Израиль в целом, должен рассматриваться как распространяющийся на всю территорию, включая территорию государства Израиль и любую часть Палестины, которую министр обороны определил путем объявления как находящуюся под контролем Армии обороны Израиля.

Любое лицо или группа лиц, правомочное по закону, согласно вышеуказанному, занимать государственный пост или выполнять функции на всей территории государства Израиль, должно рассматриваться как правомочное занимать государственный пост или выполнять функции на всей территории, включая территорию государства Израиль и любую часть Палестины, которую министр обороны определил путем объявления как находящуюся под контролем Армии обороны Израиля.

Настоящий Указ имеет обратную силу начиная с 6 яра 5 708 года (15 мая 1948 года), и все предпринятые действия, которые в отсутствие положений Указа были бы недействительными, настоящим приобретают обратную силу»88.

24 апреля 1950 года Западный берег формально перешел под контроль Иордании. В законодательстве Иордании говорится:

«...подтверждается ее намерение сохранить в полной мере права арабов в Палестине, защищать эти права всеми законными средствами, в осуществлении ее естественных прав, но не в ущерб окончательному урегулированию справедливого дела Палестины в сфере национальных устремлений, межарабского сотрудничества и международной справедливости» 89.

Палестинский вопрос перерос в более широкий арабо-израильский конфликт, оправдав опасения многих, предвидевших последствия создания Израиля в Палестине вопреки оппозиции со стороны палестинского арабского большинства.

Суэцкая война 1956 года была результатом этого спора, хотя палестинский вопрос или территориальный вопрос прямо не были затронуты. Арабо-израильская война в июне 1967 года, однако, имела непосредственное и прямое влияние на палестинский вопрос. Израиль оккупировал Западный берег, сектор Газа и Восточный Иерусалим, а также территории, расположенные за ними, взяв под контроль территории намного превышающие те, на которые претендовала Всемирная сионистская организация в 1919 году, за исключением Восточного берега реки Иордан (карта в приложении IV).

Подавляющее большинство палестинцев на Западном берегу и в Газе вынуждены были стать беженцами, многие из них во второй раз, после того как они уже искали убежище в этих районах во время первого исхода в 1948 году. Те, кто оставался на оккупированной Израилем территории после 1967 года, образовали новую категорию, отличную от категории лиц, проживавших в пределах границ Израиля до 1967 года и имевших право на израильское гражданство. Этот новый класс состоял из людей, живущих в условиях иностранной военной оккупации и подчиняющихся военному режиму со всеми вытекающими отсюда последствиями в отношении подавления их гражданских свобод и прав.

Но как палестинцы, находившиеся в пределах границ Израиля до 1967 года, так и те из них, кто проживал на оккупированных арабских территориях, представляли собой меньшинство палестинского народа. Большинство теперь находилось в изгнании. В июне 1967 года из примерно 2,7 млн. лиц палестинского происхождения около 1,7 млн. проживали в Израиле или на оккупированной территории, около 1 млн. на Западном берегу, 400 000 в секторе Газа и 300 000 в районах, находящихся под контролем Израиля90. В результате войны 1967 года почти полмиллиона человек покинули свои жилица, в результате чего в районах, вновь оккупированных Израилем, осталось около 900 000 палестинцев, что в итоге составило 1,2 млн. человек, находившихся под контролем Израиля91. 1,5 млн. человек были беженцами в изгнании, проживающими за границей, в то время как их родина оставалась под контролем Еврейского государства.


 

* Последующие попытки Согласительной комиссии обеспечить право на мирное возвращение палестинских арабов и определить в ходе переговоров международный режим для Иерусалима оказались безрезультатными. В 1951 году Комиссия созвала еще одну конференцию, в Париже, и вновь безрезультатно. Хотя формально она продолжала предпринимать усилия в течение нескольких лет, включая попытки учредить международный режим для Иерусалима, в конечном итоге, ее функции ограничились текущей деятельностью, включавшей составление списков имущества беженцев, владельцев собственности, замороженных банковских счетов и т.д., но не включали осуществление каких-либо эффективных функций по палестинскому вопросу.

VII. ПАЛЕСТИНА И ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ

(1967 - 1977)

На международном уровне палестинский вопрос по-прежнему рассматривался в этот период в основном как «проблема беженцев», при этом национальной самостоятельности палестинских арабов уделялось мало внимания. Растущие арабо-израильские противоречия по-прежнему оставались нерешенной, наболевшей проблемой, поскольку арабские государства продолжали рассматривать Израиль как незаконное государство. Начиная с 1956 года нестабильный мир поддерживался с помощью Чрезвычайных вооруженных сил Организации Объединенных Наций (ЧВС ООН), а после 1967 года ответственность за поддержание мира взял на себя Орган Организации Объединенных Наций по наблюдению за выполнением условий перемирия в Палестине (ОНВУП).

Резолюции 237 (1967) и 242 (1967) Совета Безопасности

Сразу же после прекращения огня в июне 1967 года Совет Безопасности единодушно принял резолюцию 237 (1967),

Усилия, направленные на решение ближневосточной проблемы, продолжались. После интенсивных переговоров и обсуждения различных формул решения Совет Безопасности принял резолюцию 242 (1967) от 22 ноября 1967 года. Основные положения резолюции 242, которая стала основным документом всех последующих обсуждений ближневосточного мирного урегулирования.

С точки зрения Организации Объединенных Наций цель резолюции 242 заключалась в создании основы для мира на Ближнем Востоке. Однако в ней прямо не упоминается Палестина; единственное существенное упоминание о палестинском вопросе содержится в ссылке на «проблемы беженцев».

Далее, в отношении территории резолюция 242, призывая Израиль вывести свои войска за границы, существовавшие до войны 1967 года, косвенным образом утвердила юрисдикцию Израиля над территорией, оккупированной Израилем во время войны 1948 года, которая выходит за границы, установленные на основе резолюции о разделе.

Сирия и Ирак отвергли эту резолюцию, в то время как Египет и Иордания потребовали, чтобы Израиль вывел свои войска со всех территорий, оккупированных в ходе войны 1967 года, в качестве предварительного условия для начала любых переговоров. Израиль отклонил это предложение, мотивируя свой отказ тем, что вывод войск, проблема беженцев и другие вопросы могут быть решены лишь путем прямых переговоров с арабскими государствами и заключения всеобъемлющего мирного договора.

Миссия Ярринга

В соответствии с резолюцией 242 (1967) Совета Безопасности Генеральный секретарь назначил представителя Швеции посла Ярринга Специальным представителем Организации Объединенных Наций для осуществления еще одного мероприятия, направленного на проведение переговоров по урегулированию ближневосточной проблемы. Усилия посла Ярринга, которые он прилагал с. 1967 по 1970 год с целью содействовать достижению соглашений на основе резолюции 242 (1967), не увенчались успехом. В 1971 году в меморандуме аналогичного содержания (приложение V), направленном Египту и Израилю, он предложил им одновременно взять на себя взаимные обязательства в случае возможного удовлетворительного определения всех других аспектов мирного урегулирования. Израиль должен был взять на себя обязательство вывести свои войска с оккупированной египетской территории к прежней границе между Египтом и подмандатной Палестиной, а Египет должен был взять на себя обязательство заключить мирный договор с Израилем на основе определенных недвусмысленных договоренностей в отношении резолюции 242 (1967). Египет согласился взять на себя требуемое обязательство в том случае, если Израиль также даст гарантии, охватывающие его собственные обязательства.

В своем ответе, в котором не содержалось какой-либо конкретной ссылки на требуемое от него обязательство, Израиль сообщал о том, что он положительно относится к выраженной готовности Египта заключить мирный договор с Израилем и вновь заявляет о своей готовности вести конструктивные переговоры по всем вопросам, касающимся соглашения о мире между двумя странами. Израиль заявил, что он возьмет на себя обязательство вывести свои войска, чтобы обеспечить безопасность признанных и согласованных границ, которые будут установлены в соответствии с мирным договором; Израиль не выведет свои войска за границы, существовавшие до 5 июня 1967 года. Миссия Ярринга не смогла выработать согласованную основу для переговоров, и в 1972 году ее деятельность была прекращена.

Организация освобождения Палестины

Переговоры Ярринга велись на основе резолюции 242 (1967) и поэтому не касались основного вопроса о национальной самостоятельности палестинцев, который лежит в основе конфликта на Ближнем Востоке. Тем не менее, одним из непосредственных результатов войны 1967 года и экспансии Израиля с целью оккупации всей территории Палестины было усиление активности борьбы палестинцев, направленной на восстановление их основных национальных прав. Организация освобождения Палестины, созданная в 1964 году, приняла в 1968 году новый Устав, которым все палестинцы обязывались продолжать борьбу за свои права и в котором говорилось, что международное сообщество до сего времени не смогло выполнить обязательство, которое оно взяло на себя почти полвека назад. В Уставе Израиль назывался незаконным государством, что привело к отказу Израиля иметь дело с ООП. Усиление вооруженной борьбы ООП, направленной на восстановление национальной самостоятельности палестинцев, и требование о предоставлении неотъемлемого права на самоопределение в значительной степени сконцентрировали внимание мировой общественности на решении палестинского народа возвратить свои национальные права. Положения резолюции 194 (III) 1948 года, в которой устанавливались особый статус Иерусалима и право палестинских беженцев вернуться в свои дома, если они этого желают и готовы жить в мире со своими соседями, или право получения компенсации подтверждались начиная с 1948 года практически ежегодно, причем Израиль упорно подчеркивал, что он будет выполнять свои обязательства лишь в контексте всеобщего урегулирования. Однако в Организации Объединенных Наций о национальных правах палестинцев заговорили лишь спустя два десятилетия после раздела Палестины.

Признание Организацией Объединенных Наций национальной самостоятельности палестинцев

В 1969 году Генеральная Ассамблея конкретно и официально признала неотъемлемые права палестинского народа, заявив, что Ассамблея:

«признавая, что проблема палестинских арабских беженцев возникла в связи с лишением их неотъемлемых прав, гарантированных в Уставе Организации Объединенных Наций и Всеобщей декларации прав человека, серьезно обеспокоенная тем, что лишение их прав еще более усугубляется сообщаемыми актами коллективного наказания, произвольного задержания, введения комендантского часа, разрушения домов и имущества, депортации и другими репрессивными мерами, направленными против беженцев и других жителей оккупированных территорий,

вновь подтверждает неотъемлемые права народа Палестины;

обращает внимание Совета Безопасности на серьезное положение, создавшееся в результате политики и практики Израиля на оккупированных территориях и отказа Израиля выполнить вышеуказанные резолюции [Организации Объединенных Наций];

просит Совет Безопасности принять эффективные меры согласно соответствующим положениям Устава Организации Объединенных Наций, чтобы обеспечить выполнение этих резолюций»92.

Однако Совет Безопасности занимался более широким кругом ближневосточных проблем на основе своей резолюции 242 (1967), и конкретный вопрос о правах палестинцев им не рассматривался.

В 1970 году Генеральная Ассамблея, вновь подтверждая свои предыдущие требования о выводе израильских войск с территорий, оккупированных в 1967 году, о соблюдении права беженцев на возвращение и о прекращении нарушений прав человека, признала, что палестинский вопрос занимает центральное место в положении на Ближнем Востоке, сформулировав это следующим образом:

«1. признает, что народ Палестины имеет право пользоваться равноправием и самоопределением в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций;

2. заявляет, что полное уважение неотъемлемых прав народа Палестины является необходимым элементом в деле установления справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке»93.

Резолюции подобного характера принимались Генеральной Ассамблеей в 1971 и 1972 годах. В 1973 году в резолюции, касающейся положения в Африке, которую, однако, можно расценивать как косвенно относящуюся и к Ближнему Востоку, Генеральная Ассамблея признала, что вооруженная борьба является законной частью освободительного движения, заявив, что Ассамблея:

«1. вновь подтверждает неотъемлемое право всех народов, находящихся под колониальным и иностранным господством и иностранным игом, на самоопределение, свободу и независимость ...;

2. вновь подтверждает также законность борьбы народов за освобождение от колониального и иностранного господства и иностранного ига всеми доступными средствами, включая вооруженную борьбу;

...

6. осуждает все правительства, которые не признают права на самоопределение и независимость народов, в особенности народов Африки, все еще находящихся под колониальным господством, и народа Палестины»94*.

После октябрьской войны на Ближнем Востоке 1973 года последовало изменение статуса ООП, когда в октябре 1974 года Конференция глав арабских государств и правительств, состоявшаяся в Рабате, приняла резолюцию с подтверждением права палестинского народа на самоопределение и родину и признанием Организации освобождения Палестины в качестве законного представителя палестинского народа. Принятие этой резолюции Иорданией имело особое значение, поскольку с 1948 по 1967 год Иордания осуществляла управление Западным берегом. В резолюции говорилось, что Конференция:

«Подтверждает право арабского народа Палестины на возвращение своей родины и его право на самоопределение.

Подтверждает право палестинского народа на создание независимой национальной администрации под руководством Организации освобождения Палестины в качестве единственного законного представителя палестинского народа на любой части освобожденной земли Палестины. Арабские страны полны решимости поддерживать такую администрацию, как только она будет создана.

Заявляет о своей поддержке Организации освобождения Палестины в осуществлении ею своих национальных и международных обязательств в рамках обязательств арабских государств».

Палестинский вопрос в Организации Объединенных Наций

В сентябре 1974 года большая группа государств совместно предложила включить пункт, озаглавленный «Вопрос о Палестине», в качестве отдельного пункта повестки дня Генеральной Ассамблеи. По рекомендации Генерального комитета Ассамблеи палестинский вопрос впервые с 1952 года вновь появился в повестке дня Ассамблеи. В октябре 1974 года по предложению, за которое было подано 105 голосов против 4 (при 20 воздержавшихся), Организация освобождения Палестины была приглашена принять участие в работе Ассамблеи.

«Генеральная Ассамблея,

считая, что палестинский народ является главной стороной в вопросе о Палестине,

приглашает Организацию освобождения Палестины как представителя палестинского народа принять участие в обсуждении вопроса о Палестине на пленарных заседаниях Генеральной Ассамблеи»95.

Месяц спустя права палестинцев получили полное признание в Организации Объединенных Наций, когда Генеральная Ассамблея приняла следующую резолюцию, за которую было подано 87 голосов против 8 при 37 воздержавшихся:

«Генеральная Ассамблея,

будучи глубоко озабоченной тем, что до сих пор не достигнуто справедливое решение проблемы Палестины, и признавая, что проблема Палестины продолжает угрожать международному миру и безопасности,

признавая, что палестинский народ имеет право на самоопределение в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций,

выражая свою серьезную озабоченность тем, что палестинский народ лишен возможности пользоваться своими неотъемлемыми правами, в частности своим правом на самоопределение,

руководствуясь целями и принципами Устава,

ссыпаясь на свои соответствующие резолюции, которые подтверждают право палестинского народа на самоопределение,

1. подтверждает неотъемлемые права палестинского народа в Палестине, включая:

a) право на самоопределение без внешнего вмешательства;

b) право на национальную независимость и суверенитет;

2. подтверждает также неотъемлемое право палестинцев на возвращение к своим очагам и к своему имуществу, откуда они были перемещены и изгнаны, и призывает к их возвращению;

3. подчеркивает, что полное уважение и осуществление этих неотъемлемых прав палестинского народа является необходимым для решения вопроса о Палестине;

4. признает, что палестинский народ является одной из главных сторон в установлении справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке;

5. признает далее право палестинского народа на восстановление своих прав всеми средствами в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций;

6. обращается с призывом ко всем государствам и международным организациям оказать поддержку палестинскому народу в его борьбе за восстановление его прав в соответствии с Уставом;

7. просит Генерального секретаря установить контакты с Организацией освобождения Палестины по всем вопросам, касающимся вопроса о Палестине»96.

Одновременно Ассамблея предоставила Организации освобождения Палестины статус наблюдателя в Ассамблее и на других международных конференциях, проводимых под эгидой Организации Объединенных Наций97. 13 ноября 1974 года Председатель Организации освобождения Палестины г-н Ясир Арафат выступил в Генеральной Ассамблее. В своей речи, отрывки из которой приводятся ниже, он прямо затронул вопрос относительно существующего представления об ООП как о террористической организации.

«Те, кто называет нас террористами, хотят помешать мировому общественному мнению узнать правду о нас. и увидеть, что справедливость находится на нашей стороне. Они стремятся скрыть терроризм и тиранию, присущие их деятельности, и скрыть нашу позицию, заключающуюся в самообороне.

Различие между революционером и террористом состоит в цели, за которую каждый из них борется. Все, кто выступает за справедливое дело и борется за свободу и освобождение своей земли от захватчиков, поселенцев и колониалистов, не могут называться террористами, в противном случае американцы, боровшиеся за освобождение от британских колониалистов, могли бы быть охарактеризованы как террористы; движение сопротивления в Европе против фашистов тоже было бы террористическим, борьба народов Азии, Африки и Латинской Америки также была бы названа терроризмом, и многие из присутствующих здесь, в зале Ассамблеи, рассматривались бы как террористы...

Нужно ли напоминать Ассамблее о многочисленных резолюциях, которые осуждали Израиль за агрессию, совершенную против арабских стран, нарушениях Израилем прав человека, а также статей Женевской конвенции, равно как и резолюций, которые касались аннексии города Иерусалима и восстановления его прежнего статуса?

Я — повстанец, и мое дело — дело свободы. Я хорошо знаю, что многие присутствующие здесь сегодня когда-то находились в точно таком же положении, в каком сейчас нахожусь я и за изменение которого веду борьбу. Вы когда-то сами вынуждены были в своей борьбе превращать мечту в реальность. Поэтому вы сейчас должны понять мою мечту. Я думаю, что именно поэтому я могу просить вас сейчас оказать помощь, поскольку все вместе мы сможем превратить нашу мечту в светлую действительность, осуществить нашу общую мечту в отношении мирного будущего на священной земле Палестины...

В официальном качестве председателя Организации освобождения Палестины и руководителя палестинской революции я провозглашаю здесь: когда мы говорим о наших общих надеждах в отношении завтрашней Палестины, и которые предпочтут жить с нами в обстановке мира и отсутствия дискриминации.

Палестинцы постоянно мечтали о возвращении. Ни преданность палестинцев Палестине, ни их решимость вернуться не ослабли; ничто не смогло заставить их отказаться считать себя палестинцами или отказаться от своей родины. Время не притупило память палестинского народа, на что некоторые надеялись. Наш народ утратил веру в международное сообщество, которое постоянно игнорировало его права, и когда стало очевидным, что палестинцы не вернут ни единого дюйма Палестины с помощью политических средств, у нашего народа не осталось иного выбора, кроме как перейти к вооруженной борьбе. Все материальные и людские ресурсы он бросил на эту борьбу. Мы мужественно встречали злобные акты израильского терроризма, которые были направлены на отвлечение нас от борьбы и на ее прекращение...

Мы предлагаем им самое щедрое решение — жить в мире вместе в условиях справедливого мира в нашей демократической Палестине...

Я призываю вас дать моему народу возможность создать национальный независимый суверенитет на нашей собственной земле.

Сегодня я пришел сюда с оливковой ветвью в руках и с винтовкой борца за свободу. Не дайте оливковой ветви пасть из моих рук. Я повторяю: не дайте оливковой ветви выпасть из моих рук.

Война бушует в Палестине, однако именно в Палестине родится мир»98.

В своем ответе представитель Израиля заявил:

«... очевидно, что инициаторы обсуждения так называемого вопроса о Палестине озабочены не столько вопросом осуществления прав палестинцев, сколько вопросом о ликвидации прав еврейского народа. Уничтожение Израиля и отказ народу Израиля в его правах на самоопределение и независимость являются официально провозглашенными целями Организации освобождения Палестины, по инициативе которой арабские правительства просили о проведении этих прений. Поступая таким образом, выступая инициаторами приглашения представителей Организации освобождения Палестины и принимая решения на недавней Конференции в Рабате, арабские правительства вновь подтвердили их связь с подставной организацией, за которой скрываются арабские банды убийц. Это не удивительно. ООП не вышла из недр палестинского населения. Она создана самими правительствами арабских государств. Эта организация была создана на первом совещании в верхах руководителей арабских государств в Каире в 1964 году как средство ведения террористической войны против Израиля. Ее устав гласит, что:

«Существование Израиля в основе своей недействительно. Заявление об исторических и духовных связях между евреями и Палестиной не соответствует исторической реальности. Евреи не являются одним народом, обладающим собственной индивидуальностью...».

Поддержка идеологии убийств и зловещих целей ООП проявляется в Организации Объединенных Наций по-разному. Часто говорят о «коренной проблеме» палестинского вопроса, что является эвфемизмом государственности Израиля. Часто ораторы беззастенчиво и грубо выступают против независимости Израиля, называя его колониальным государством в дополнение к Иордании. Иногда используемые формулировки носят более общий характер, говорят о восстановлении неотъемлемых прав палестинского народа, самоопределении и так далее. Со времени заседания ООП 8 июня 1974 года в Каире и со времени Конференции на высшем уровне в Рабате говорят об установлении власти ООП на территориях, которые будут отторгнуты от Израиля, при этом со всей ясностью заявляя о том, что это будет всего лишь первый шаг на пути к ликвидации Израиля...»99.

Нарушение прав человека

Организация Объединенных Наций начала рассматривать вопрос о нарушении прав человека после войны 1967 года и оккупации Израилем остальной территории Палестины и частей территории соседних арабских стран. В августе 1967 года Генеральная Ассамблея одобрила резолюцию 237 (1967) Совета Безопасности, призывающую Израиль разрешить возвращение беженцев и соблюдать международные конвенции, регулирующие обращение с гражданскими лицами во время войны100. В 1968 году Генеральная Ассамблея вновь подтвердила право беженцев вернуться к своим очагам и учредила Специальный комитет по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий 101. Израиль отказался разрешить Комитету посетить оккупированные районы, однако Комитет на основе достоверной информации из различных источников осуществлял наблюдение за происходящими в этих районах событиями и регулярно представлял доклады Генеральной Ассамблее о нарушениях Израилем прав человека. Генеральная Ассамблея неоднократно принимала резолюции, осуждающие действия Израиля на оккупированных территориях. В принятой в 1977 году резолюции, составленной на основе резолюций прошлых лет, говорится, что Ассамблея:

«осуждает следующую политику и действия Израиля:

a) аннексию частей оккупированных территорий;

b) создание на них израильских поселений и переселение в них инородного населения;

c) эвакуацию, депортацию, изгнание, перемещение арабского населения и переселение инородного населения;

d) конфискацию и экспроприацию арабского имущества на оккупированных территориях, а также все другие сделки по приобретению земли, заключаемые между израильскими властями, организациями или гражданами, с одной стороны, и жителями или организациями оккупированных территорий, с другой;

e) разрушение и уничтожение арабских домов;

f) массовые аресты, административное задержание арабских жителей и плохое обращение с ними;

g) плохое обращение и пытки задержанных лиц;

h) разграбление археологических и культурных ценностей;

i) вмешательство в свободу вероисповедания и отправления обрядов, а также в права и обычаи семьи;

j) противозаконную эксплуатацию природных богатств, ресурсов и населения оккупированных территорий»102.

Комиссия по правам человека также осудила нарушения Израилем прав человека на оккупированных территориях. Ниже приводятся отрывки из ее резолюции 1977 года103:

«Комиссия по правам человека.

принимая во внимание, что в резолюции 31/20 Генеральной Ассамблеи содержится ссылка на резолюцию 3376 (XXX), где выражается серьезная озабоченность тем, что не достигнут прогресс в направлении:

а) осуществления палестинским народом своих неотъемлемых прав в Палестине, включая право на самоопределение без внешнего вмешательства и право на национальную независимость и суверенитет,

b) осуществления палестинцами своего неотъемлемого права на возвращение к своим очагам и к своей собственности, откуда они были перемещены и изгнаны . . .

испытывая чувство глубокой тревоги в связи с продолжением нарушений Израилем прав человека и основных свобод на оккупированных арабских территориях, в особенности в связи с мерами, направленными на аннексию, а также в связи с продолжающимся созданием колоний поселенцев, массовым разрушением домов, пытками и плохим обращением с заключенными, экспроприацией собственности и введением дискриминационного экономического законодательства,

1. выражает свое глубокое беспокойство и тревогу в связи с ухудшением серьезного положения на оккупированных арабских территориях в результате продолжающейся израильской оккупации и агрессии;

2. призывает Израиль незамедлительно принять меры для возвращения палестинцев и других перемещенных жителей оккупированных арабских территорий к их очагам;

3. вновь выражает сожаление в связи с тем, что Израиль продолжает нарушать на оккупированных арабских территориях основные нормы международного права и соответствующие международные конвенции, в частности в связи с серьезными нарушениями Израилем Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 года, что считается военными преступлениями и оскорблением для человечества, а также в связи с тем, что Израиль упорно игнорирует соответствующие резолюции Организации Объединенных Наций и продолжает свою политику нарушения основных прав человека жителей оккупированных арабских территорий;

...

6. подтверждает, что все такие меры, принимаемые Израилем для изменения физического характера, демографического состава или статуса оккупированных арабских территорий или любой их части, включая Иерусалим, не имеют законной силы, и призывает Израиль аннулировать все такие меры, которые уже приняты, и воздержаться впредь от принятия любых дальнейших мер, направленных на изменение статуса оккупированных арабских территорий, в том числе Иерусалима;

...

8. призывает Израиль освободить всех арабов, задержанных или заключенных в тюрьму в результате их борьбы за самоопределение и освобождение своих территорий, и предоставить им до их освобождения защиту, предусмотренную в соответствующих положениях, касающихся режима военнопленных, и в этой связи просит Генерального секретаря собрать всю соответствующую информацию о лицах, содержащихся под стражей, такую как их число, личность, место и продолжительность заключения, и представить эту информацию Комиссии на ее следующей сессии;

9. далее вновь призывает Израиль соблюдать свои обязательства, вытекающие из Устава Организации Объединенных Наций и Всеобщей декларации прав человека, и признавать и выполнять свои обязательства, вытекающие из Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны;

10. вновь обращается с призывом ко всем государствам, международным организациям и специализированным учреждениям не признавать никакие изменения, проводимые Израилем на оккупированной территории, и избегать действий, которые могут быть использованы Израилем для осуществления своей политики и практики, о которой говорится в настоящей резолюции».

Десятилетие 1967–1977 годов, в течение которого произошли два крупных конфликта на Ближнем Востоке, было отмечено коренным изменением в подходе к палестинскому вопросу. Он не рассматривался больше как проблема беженцев, а был признан в качестве важного вопроса, затрагивающего основные права палестинского народа на возвращение на родину и на национальное самоопределение.

VIII. КОМИТЕТ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ
ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ НЕОТЪЕМЛЕМЫХ ПРАВ ПАЛЕСТИНСКОГО НАРОДА

На своей тридцатой сессии, проведенной в 1975 году, Генеральная Ассамблея обратилась с просьбой к Совету Безопасности принять необходимые меры, с тем чтобы предоставить возможность палестинскому народу осуществить свои права. Ассамблея также призвала ООП к участию на равной основе с другими сторонами во всех переговорах по Ближнему Востоку, проводимых под эгидой Организации Объединенных Наций, и просила Генерального секретаря принять меры к тому, чтобы обеспечить приглашение ООП на Мирную конференцию по Ближнему Востоку (впервые проведенную в Женеве в декабре 1973 года)104.

В другой резолюции Генеральная Ассамблея выразила свою озабоченность в связи с тем, что:

«... все еще не достигнуто справедливое решение проблемы Палестины,

... проблема Палестины продолжает угрожать международному миру и безопасности,

... не достигнут прогресс в направлении:

a) осуществления палестинским народом его неотъемлемых прав в Палестине, включая право на самоопределение без внешнего вмешательства и право на национальную независимость и суверенитет;

b) осуществление палестинцами их неотъемлемого права на возвращение к своим очагам и к своему имуществу, откуда они были перемещены и изгнаны»105.

Этой же резолюцией Генеральная Ассамблея учредила Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа. Членами этого Комитета* являлись:

Афганистан, Венгрия, Гайана, Гвинея, Германская Демократическая Республика, Индия, Индонезия, Кипр, Куба, Лаосская Народно-Демократическая Республика, Мадагаскар, Малайзия, Мали, Мальта, Пакистан, Румыния, Сенегал, Сьерра-Леоне, Тунис, Турция, Украинская Советская Социалистическая Республика и Югославия.

В качестве наблюдателей в работе Комитета принимали участие следующие государства: Египет, Иордания, Ирак, Ливийская Арабская Республика, Мавритания и Сирийская Арабская Республика. Кроме того, наблюдателями также являлись ООП и Лига арабских государств.

Представитель Сенегала посол Медун Фаль являлся Председателем Комитета с момента его учреждения. Мандат Комитета заключался в выработке рекомендаций в отношении программы мер, направленной на то, чтобы дать возможность палестинскому народу пользоваться своими неотъемлемыми правами, к которым относятся:

a) право на самоопределение без внешнего вмешательства;

b) право на национальную независимость и суверенитет;

c) неотъемлемое право палестинцев на возвращение к своим очагам и своему имуществу, откуда они были перемещены и изгнаны.

После нескольких заседаний, состоявшихся в 1976 году, Комитет подготовил первый доклад106, в котором содержались следующие основные рекомендации (текст см. в приложении VI):

Право на возвращение

Первый этап

На первом этапе предусматривается возвращение к своим очагам палестинцев, перемещенных в результате войны в июне 1967 года. Комитет рекомендует:

i) Совету Безопасности следует потребовать немедленного осуществления его резолюции 237 (1967), причем такое осуществление не должно быть связано с какими-либо условиями;

Второй этап

На втором этапе предусматривается возвращение к своим очагам палестинцев, перемещенных в период с 1948 по 1967 год. Комитет рекомендует, чтобы:

i) в ходе осуществления первого этапа Организация Объединенных Наций в сотрудничестве с непосредственно заинтересованными государствами и Организацией освобождения Палестины как временным представителем палестинского образования приступила к проведению необходимых мероприятий, чтобы дать возможность палестинцам, перемещенным в период с 1948 по 1967 год, осуществить свое право на возвращение к своим очагам и к своей собственности согласно соответствующим резолюциям Организации Объединенных Наций, в частности резолюции 194 (III) Генеральной Ассамблеи;

ii) палестинцам, решившим не возвращаться к своим очагам, была выплачена справедливая и соразмерная компенсация, как это предусмотрено в резолюции 194 (III).

Право на самоопределение, национальную независимость и суверенитет

«... Эвакуация территорий, оккупированных с помощью силы и в нарушение принципов Устава и соответствующих резолюций Организации Объединенных Наций, является conditio sine qua non для осуществления палестинским народом своих неотъемлемых прав в Палестине...

а) Совету Безопасности следует составить график полного вывода израильских оккупационных сил из районов, оккупированных в 1967 году...

b) Совету Безопасности, возможно, придется предоставить на временной основе силы по поддержанию мира для облегчения процесса вывода войск;

c) Совету Безопасности следует предложить Израилю воздерживаться от создания новых поселений и в течение этого периода уйти из поселений, созданных на оккупированных территориях после 1967 года ...

d) следует также предложить Израилю неукоснительно соблюдать положения Женевской конвенции ...

е) освобожденные территории,.. должны быть переданы Организации Объединенных Наций, которая... впоследствии передаст эти освобожденные районы Организации освобождения Палестины как представителю палестинского народа;

...

g) как только будет создано независимое палестинское образование, Организация Объединенных Наций в сотрудничестве с непосредственно заинтересованными государствами и палестинским образованием должна ... принять дальнейшие меры в целях полного осуществления неотъемлемых прав палестинского народа, урегулирования нерешенных проблем и установления справедливого и прочного мира в этом районе в соответствии со всеми относящимися к этому вопросу резолюциями Организации Объединенных Наций ...»

Представляя эти рекомендации Генеральной Ассамблее в 1976 году, Председатель Комитета, в частности, заявил:

«Никогда в истории наций действия международной организации не оказывали столь решающего влияния на судьбу народа, как действия Организации Объединенных Наций на судьбу палестинского народа...

Внесенный 2 апреля 1947 года в Организацию Объединенных Наций Соединенным Королевством палестинский вопрос носил и по-прежнему носит характер вопроса о самоопределении, которому Организация Объединенных Наций до сих пор не смогла найти справедливого, а следовательно долгосрочного решения.

По этим причинам палестинский вопрос в настоящее время находится в Организации Объединенных Наций в таком же состоянии неопределенности, как и в первые дни его рассмотрения в Организации, которая посвятила этому вопросу больше времени, обсуждений и усилий, чем любому другому вопросу, и все же не смогла обеспечить его справедливое и прочное урегулирование... Это положение никоим образом не означает, что Организация Объединенных Наций не способна содействовать мирному решению этого вопроса ...

Следует признать, что это очень важная и трудная задача. Важная потому, что впервые Организация Объединенных Наций конкретно занимается вопросом, который лежит в основе конфликта на Ближнем Востоке. Трудная потому, что осуществление прав палестинского народа является предметом различных интерпретаций, часто прямо противоположных...

Наш Комитет, как вы могли убедиться, руководствовался в своей работе исключительно резолюциями и решениями Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности будь то по вопросам о беженцах, об освобождении оккупированных арабских территорий, или, наконец, об осуществлении права на самоопределение палестинского народа...

... мандат Комитета заключается не в урегулировании вопроса о Ближнем Востоке и не в подтверждении права Израиля, а в определении путей и средств, позволяющих осуществить неотъемлемые права палестинского народа ...»107.

Ранее рекомендации Комитета были рассмотрены Советом Безопасности, где Председатель Комитета заявил:

«Нынешнее международное положение требует от Совета Безопасности внимательного изучения представленных ему рекомендаций относительно поиска урегулирования этого вопроса, которое, как каждому известно, является необходимым условием для установления мира на Ближнем Востоке. Мы полагаем, что такие действия весьма своевременны. Организация Объединенных Наций должна нести значительную часть ответственности за ту трагедию, которую в настоящее время переживает арабский народ Палестины.

Государство Израиль также заинтересовано в установлении подлинного и прочного мира на Ближнем Востоке.

Жестокая, слепая и несправедливая сила не может создать ничего такого, что не может быть разрушено с помощью еще большей силы, основанной на справедливости и праве.

Израильские руководители обладают слишком большим чувством воображения и слишком большим чувством политической ответственности, чтобы не понять, что время работает против них. С сожалением мы должны признать, что они сейчас начинают понимать, что потеряно слишком много возможностей [далее Председатель цитирует слова г-на Мендес-Франса]:

«Когда народ стремится освободиться от оккупанта, даже превосходящего его в военном отношении, он всегда добьется успеха. Так было во Вьетнаме, в Алжире, на Мадагаскаре, в Анголе. То же самое будет в Палестине»108.

Совет Безопасности обсудил палестинский вопрос в контексте доклада Комитета и рассмотрел проект резолюции, провозглашающий, что Совет:

«Подтверждает неотъемлемые права палестинского народа на самоопределение, включая право на возвращение и право на национальную независимость и суверенитет в Палестине в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций»109.

За резолюцию было подано 10 голосов против — 1 (Соединенные Штаты) при 4 воздержавшихся*. Резолюция не была принята в результате применения права вето110.

Голосовали за: Бенин, Гайана, Китай, Ливийская Арабская Республика, Объединенная Республика Танзания, Пакистан, Панама, Румыния, Союз Советских Социалистических Республик и Япония.

Воздержались: Италия, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Франция и Швеция.

Совет вновь рассматривал доклад Комитета в октябре 1977 года. Председатель Комитета вновь подчеркнул, что:

«... мандат [Комитета] заключается не в рассмотрении всего ближневосточного вопроса в целом, а в том, чтобы изыскивать пути и средства, которые позволили бы осуществить неотъемлемые права палестинского народа. Другими словами, задача нашего Комитета заключается прежде всего в ликвидации того основополагающего неравновесия, которым всегда характеризовались различные подходы к вопросу о Палестине в Организации Объединенных Наций. Поэтому, отнюдь не проповедуя пристрастность, Комитет попытался исправить это прискорбное неравновесие и поставить палестинский вопрос в необходимую плоскость и в правильную перспективу ...»111.

Председатель подчеркнул, что неотъемлемые права палестинского народа были признаны большинством стран, добавив, что:

«Право Израиля на существование уже никем более не оспаривается. Однако Израиль в свою очередь должен признать законные права своих соседей. Мир сейчас жаждет мира и безопасности. Израиль не в праве постоянно угрожать самому существованию нашей планеты ...»112.

Тем не менее, Совет Безопасности отложил рассмотрение этого вопроса, не предприняв никаких действий, хотя вопрос остался в его повестке дня.

IX. СТАТУС ПАЛЕСТИНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Палестинский вопрос в настоящее время находится в таком состоянии, когда неотъемлемое право палестинского народа на самоопределение и создание палестинского образования привлекает все большее внимание, как и первоначальные факторы, которые привели к возникновению палестинской проблемы, а также вопросы, лежащие в ее основе. Они кратко изложены в настоящем исследовании и могут быть подытожены для того, чтобы рассмотреть эту сложную проблему в перспективе.

В 1917 году существовало палестинское образование, обладающее двумя из основных признаков нации: народом, веками проживающим на определенной территории. Это образование, как и другие, представляло собой часть империи, распавшейся во время первой мировой войны. Палестина являлась одним из образований, которые Лига Наций признавала в качестве одного из тех сообществ, «чье существование в качестве независимых наций может быть временно признано». В соответствии с Пактом Лиги Наций мандат заключался в обеспечении административного управления, предназначенного для содействия переходу к полной независимости, однако в соответствии с ним также требовалось, чтобы страна-мандатарий обеспечила содействие еврейского национального очага. При разработке этой политики не были учтены интересы коренного народа Палестины.

Осуществление этой политики изменило демографические и землевладельческие соотношения в Палестине. Если в 1917 году еврейская община составляла 9 процентов населения Палестины, то в 1947 году в результате массовой иммиграции эта цифра достигла 32 процентов. В 1917 году земли, которыми владели евреи, составляли 2,5 процента общей площади земель Палестины. К 1947 году эта цифра возросла до 6,2 процента.

Эти изменения, как и другие факторы и направления политики, создали ситуацию, когда вместо того, чтобы достичь независимости в качестве единого государства подобно другим подмандатным территориям, Палестина была поделена в соответствии с резолюцией Организации Объединенных Наций, поскольку держава-мандатарий заявила о своей неспособности урегулировать конфликт, возникший в результате противоречивых обязательств по мандату. В соответствии с резолюцией о разделе, которую отвергли как палестинские арабы, так и арабские государства, 56 процентов территории Палестины предоставлялось 32 процентам ее населения.

Во время войны 1948 года новое государство Израиль оккупировало 77 процентов территории Палестины. Израиль также оккупировал большую часть Иерусалима, которая в соответствии с резолюцией о разделе должна была стать международной зоной. Иордания и Египет оккупировали другие части территории, предназначаемой в соответствии с резолюцией о разделе для палестинского арабского государства, которое не было создано. Более половины коренных палестинцев бежали или были изгнаны, при этом число беженцев составило к концу 1949 года 726 000 человек.

В результате войны 1967 года Израиль оккупировал оставшуюся территорию Палестины, находившуюся до того времени под контролем Иордании и Египта. Сюда относится оставшаяся часть Иерусалима, который стал столицей Израиля. Война привела ко второму исходу палестинцев, который оценивался в полмиллиона человек. К 1970 году, согласно оценке, из 3 миллионов палестинского населения 1,6 миллиона человек, т.е. более половины, находились в изгнании, 1 млн. человек находились на территориях, оккупированных Израилем в 196 7 году, и 400 тыс. человек проживало на территории Израиля, которой он обладал до 1967 года.

Израиль отказывался ответить на призыв Организации Объединенных Наций, который повторялся буквально ежегодно начиная с 1948 года, позволить вернуться тем палестинским беженцам, которые желают вернуться к себе домой и жить в мире со своими соседями, или выплатить компенсацию тем, кто предпочтет не возвращаться.

Израиль также не выполнил ту часть резолюции 242 Совета Безопасности от 22 ноября 1967 года, которая призывала Израиль вывести свои войска с территорий, оккупированных в ходе конфликта 1967 года, на том основании, что вопрос о выходе может быть рассмотрен лишь в контексте всеобщего урегулирования, которого касается другой пункт постановляющей части резолюции, а именно:

«... уважение и признание суверенитета, территориальной целостности и политической независимости каждого государства в данном районе и их права жить в мире в безопасных и признанных границах, не подвергаясь угрозам силой или ее применению».

На протяжении более десяти лет как в Организации Объединенных Наций, так и вне ее, прилагаются усилия по достижению такого урегулирования конфликта на Ближнем Востоке, однако до сих пор они не увенчались успехом. Ближневосточный конфликт, который привел к четырем крупным войнам и который представляет угрозу международному миру, вырос из семян палестинского вопроса. Начиная с 1969 года Генеральная Ассамблея неоднократно отмечала этот факт и подчеркивала, что палестинский вопрос может быть решен лишь при том условии, что палестинскому народу будет обеспечена возможность осуществить свои неотъемлемые права на возвращение и национальное самоопределение.

Свидетельством признания подавляющим большинством государств — членов Организации Объединенных Наций того факта, что проблема народа Палестины может быть решена лишь в условиях мира на Ближнем Востоке, являются следующие заявления.

В августе 1976 года Конференция глав государств и правительств неприсоединившихся стран, состоявшаяся в Коломбо, сделала следующее заявление:

«Конференция считает, что справедливый и прочный мир на Ближнем Востоке может быть установлен лишь на основе решения палестинского вопроса — основной причины конфликта в этом районе — в соответствии с резолюциями Организации Объединенных Наций, в которых признаются неотъемлемые национальные права палестинского народа»113.

Конференция уточнила эти права как право на самоопределение, право на возвращение и право на национальную независимость и создание независимого суверенного государства в Палестине в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций.

Конференция глав государств и правительств Организации африканского единства, состоявшаяся в Либревиле в июле 1977 года, заявила:

«... что справедливый и прочный мир может быть достигнут лишь на основе полного ухода Израиля со всех оккупированных арабских территорий и признания законного национального права палестинского народа на свою территорию, свой суверенитет и национальную независимость, а также его права на самоопределение и создание независимого государства на своей национальной территории»114.

Представитель Европейского экономического сообщества, выступая на Генеральной Ассамблее в сентябре 1977 года, заявил:

«Что касается положения на Ближнем Востоке, которое продолжает глубоко тревожить «девятку», мы убеждены, что в принципиальном плане любое решение должно основываться на резолюциях 242 (1967) и 338 (1973) Совета Безопасности, как мы заявили 29 июня 1977 года, а также на следующих основных принципах: во-первых, Израиль должен прекратить оккупацию территорий, захваченных им в 1967 году; в-третьих, должны уважаться суверенитет, территориальная целостность и независимость каждого государства в этом регионе, а также право каждого государства этого района жить в мире в рамках безопасных и признанных границ; в-четвертых, при установлении прочного и справедливого мира должно быть уделено соответствующее внимание правам палестинцев.

Девять государств продолжают также считать, что урегулирование конфликта будет возможным только тогда, когда законные права палестинского народа на деле получат свое национальное выражение. Это означает, разумеется, необходимость для палестинского народа иметь родину.

Девять государств по-прежнему придерживаются твердого мнения, что все аспекты проблемы должны рассматриваться как единое целое.

Они считают, что представители сторон в конфликте, включая палестинский народ, должны принять участие в переговорах, а также в консультациях со всеми заинтересованными сторонами. В рамках общего урегулирования Израиль должен быть готов признать законные права палестинского народа; арабская сторона также должна быть готова признать права Израиля жить в мире в рамках безопасных и признанных границ»115

1 октября 1977 года в совместном советско-американском заявлении было сказано:

«Соединенные Штаты и Советский Союз считают, что все конкретные вопросы урегулирования должны решаться в рамках всеобъемлющего урегулирования ближневосточной проблемы, включая такие ключевые вопросы, как вывод израильских вооруженных сил с территорий, оккупированных во время конфликта 1967 года; решение палестинского вопроса, включая обеспечение законных прав палестинского народа; прекращение состояния войны и установление нормальных мирных отношений на основе взаимного признания принципов суверенитета, территориальной целостности и политической независимости».

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций прилагал усилия, направленные на достижение прогресса в установлении мира на Ближнем Востоке, и также подчеркнул, что значительное место занимает в этом конфликте палестинский вопрос.

В докладе по вопросу о Палестине за 1976 год Генеральный секретарь отметил, что во время обсуждений в Совете Безопасности в том году:

«... подчеркивался палестинский аспект ближневосточной проблемы и было вновь подтверждено право каждого государства этого района жить в мире и безопасности в признанных границах...».

Генеральный секретарь отметил эти аспекты в письме от 27 января 1976 года на имя сопредседателя Женевской конференции116.

В своем докладе о работе Организации Объединенных Наций, опубликованном в августе 1976 года, Генеральный секретарь заявил:

«Палестинский аспект ближневосточной проблемы привлекает все больше внимания в ходе усилий по достижению справедливого и прочного мира в этом районе... Я хотел бы еще раз подчеркнуть исключительно важное значение разрешения палестинского вопроса как существенного элемента в урегулировании ближневосточного спора»117.

 


 

 

 

 

 

Приложения

Приложение I

The Partition Plan, 1947

(map)

Приложение II

The Armistice Lines of 1949

(map)

Приложение III

United Nations General Assembly resolution 194 (III)
of 11 December 1948

Приложение IV

Территории, оккупированные Израилем в июне 1967 года

(map)

Приложение V

Памятная записка, представленная Израилю и Объединенной Арабской Республике послом Яррингом 8 февраля 1971 года

Я наблюдаю за переговорами, возобновившимися под моей эгидой, с целью достижения мирного урегулирования ближневосточного вопроса, испытывая сдержанный оптимизм и растущее беспокойство. Мой сдержанный оптимизм объясняется тем фактом, что, с моей точки зрения, стороны серьезно определяют свои позиции и стремятся добиться продвижения вперед к прочному миру. Мое растущее беспокойство объясняется тем, что каждая сторона твердо настаивает на том, чтобы другая сторона приняла определенные обязательства, прежде чем можно будет переходить к стадии разработки положений, подлежащих включению в окончательное мирное соглашение. С моей точки зрения, имеется серьезная опасность того, что мы окажемся в таком же безвыходном положении, которое существовало в течение первых трех лет моей миссии.

Поэтому я полагаю, что на этой стадии я должен разъяснить мои взгляды относительно шагов, которые я считаю необходимыми для достижения мирного и приемлемого урегулирования в соответствии с положениями и принципами резолюции 242 (1967) Совета Безопасности, которые стороны согласились выполнять во всех их частях.

Я пришел к выводу, что единственная возможность выйти из неизбежного тупика, возникающего вследствие расхождения взглядов Израиля и Объединенной Арабской Республики на порядок принятия обязательств, — что представляется мне подлинной причиной нынешнего отсутствия прогресса — заключается в том, чтобы я попытался получить от каждой стороны параллельные и одновременные обязательства, представляющиеся неизбежными предпосылками будущего мирного урегулирования между ними. После этого можно будет приступить сразу к разработке положений и условий мирного соглашения не только в отношении вопросов, затронутых обязательствами, но в то же время в отношении других вопросов, в частности вопроса о беженцах.

Если говорить конкретно, то я хочу предложить правительствам Израиля и Объединенной Арабской Республики дать мне на данном этапе следующие предвари­тельные обязательства одновременно и на том условии, что другая сторона даст свои обязательства и в последующем будет найдено удовлетворительное решение всех других аспектов мирного урегулирования, включая, в частности, мирное урегулирование вопроса о беженцах.

1. Израиль

Израиль даст обязательство вывести свои войска с оккупированной территории Объединенной Арабской Республики за бывшую международную границу между Египтом и Палестиной под английским мандатом при условии, что будут приняты удовлетворительные меры для:

a) создания демилитаризованных зон;

b) практического обеспечения безопасности в районе Шарм-эль-Шейха с целью обеспечения свободы судоходства через пролив Эт-Тиран;

c) свободы судоходства через Суэцкий канал.

2. Объединенная Арабская Республика

Объединенная Арабская Республика даст обязательство заключить мирное соглашение с Израилем и в нем ясно даст Израилю, на взаимной основе, обязательства и официальные заявления, охватывающие следующие вопросы:

a) отказ от всех притязаний и состояния войны;

b) уважение и признание суверенитета, территориальной целостности и политической независимости друг друга;

c) уважение и признание права каждого жить в мире в рамках безопасных и признанных границ;

d) обязательство сделать все возможное для обеспечения того, чтобы акты войны или враждебные акты не исходили или не совершались с их территории против населения, граждан или собственности другой стороны;

e) невмешательство во внутренние дела друг друга.

Я понимаю, что, выдвигая вышеупомянутое предложение, я предлагаю обеим сторонам взять на себя серьезные обязательства, однако я убежден, что нынешняя обстановка требует от меня этого шага.

Приложение VI

Рекомендации Комитета по осуществлению неотъемлеммых прав палестинского народа

I. Основные соображения и руководящие принципы

Вопрос о Палестине является центральным в ближневосточной проблеме, и поэтому Комитет подчеркивает свою убежденность в том, что не может быть никакого решения ближневосточной проблемы, если оно не учитывает в полной мере законные чаяния палестинского народа.

Законное и неотъемлемое право палестинского народа вернуться в свои дома и к своей собственности и достичь самоопределения, национальной независимости и суверенитета подтверждается Комитетом, который убежден, что осуществление этого права в полной мере внесет решающий вклад в достижение всеобъемлющего и окончательного урегулирования ближневосточного кризиса.

Участие Организации освобождения Палестины — представителя палестинского народа — на равных правах с другими сторонами на основе резолюции 3236 (XXIX) и 3375 (XXX) Генеральной Ассамблеи необходимо во всех усилиях, переговорах и конференциях по Ближнему Востоку, которые осуществляются под эгидой Организации Объединенных Наций.

Комитет напоминает основополагающий принцип недопустимости приобретения территории с помощью силы и подчеркивает вытекающую из него обязанность полностью и быстро уйти с любой территории, оккупированной таким образом.

Комитет считает, что долг и обязанность всех заинтересованных сторон заключается в том, чтобы позволить палестинцам осуществить свои неотъемлемые права.

Комитет рекомендует расширить и усилить роль Организации Объединенных Наций и ее органов в достижении справедливого решения палестинского вопроса и в претворении в жизнь такого решения. Совет Безопасности, в частности, должен принять соответствующие меры, чтобы облегчить осуществление палестинцами их права вернуться к своим домам, земле и собственности. Комитет далее призывает Совет Безопасности содействовать усилиям, направленным на справедливое решение, учитывая все полномочия, которыми его наделяет Устав Организации Объединенных Наций.

Именно с этой целью, ввиду и на основе многочисленных резолюций Организации Объединенных Наций, после должного рассмотрения всех фактов и предложений и соображений, выдвинутых в ходе прений, Комитет представляет свои рекомендации относительно методов осуществления неотъемлемых прав палестинского народа.

II. Право на возвращение

Естественное и неотъемлемое право палестинцев вернуться в свои дома признано в резолюции 194 (III), которую Генеральная Ассамблея подтверждала почти каждый год после ее принятия. Это право было также единогласно признано Советом Безопасности в его резолюции 237 (1967); давно пора принять срочные меры для осуществления этих резолюций.

Без ущерба для права всех палестинцев вернуться к своим очагам, земле и собственности, Комитет полагает, что программа осуществления этого права может быть выполнена в два этапа.

Первый этап

На первом этапе предусматривается возвращение к своим очагам палестинцев, перемещенных в результате войны в июне 1967 года. Комитет рекомендует:

i) Совету Безопасности следует потребовать немедленного осуществления его резолюции 237 (1967), причем такое осуществление не должно быть связано с какими-либо другими условиями;

ii) ресурсы Международного комитета Красного Креста (МККК) и/или Ближневосточного агентства Организации Объединенных Наций для помощи палестинским беженцам и организации работ, размещенные и санкционированные соответствующим образом, могут быть использованы для содействия решению любых проблем обеспечения, связанных с переселением лиц, возвращающихся к своим очагам. Эти учреждения могут также оказать помощь в сотрудничестве с принимающими странами и организацией освобождения Палестины в выявлении личности перемещенных палестинцев.

Второй этап

На втором этапе предусматривается возвращение к своим очагам палестинцев, перемещенных в период с 1948 по 196 7 год. Комитет рекомендует, чтобы:

i) в ходе осуществления первого этапа Организация Объединенных Наций в сотрудничестве с непосредственно заинтересованными государствами и Организацией освобождения Палестины как временным представителем палестинского образования приступила к проведению необходимых мероприятий, чтобы дать возможность палестинцам, перемещенным в период с 1948 по 1967 год, осуществить свое право на возвращение к своим очагам и к своей собственности в соответствии с соответствующими резолюциями Организации Объединенных Наций, в частности резолюции 194 (III) Генеральной Ассамблеи;

ii) палестинцам, решившим не возвращаться к своим очагам, была выплачена справедливая и соразмерная компенсация, как это предусмотрено в резолюции 194 (III).

III. Право на самоопределение, национальную независимость и суверенитет

У палестинского народа есть неотъемлемое право на самоопределение, национальную независимость и суверенитет в Палестине. Комитет считает, что освобождение территорий, оккупированных силой и в нарушение принципов Устава и соответствующих резолюций Организации Объединенных Наций, является непременным условием осуществления палестинским народом своих неотъемлемых прав в Палестине. Кроме того, Комитет полагает, что по возвращению палестинцев в свои дома и к своей собственности и после создания независимого палестинского отечества палестинский народ будет в состоянии осуществить свое право на самоопределение и избрать свою формулу правления без вмешательства извне.

Комитет также полагает, что Организация Объединенных Наций несет историческую ответственность за оказание всей необходимой помощи для содействия экономическому развитию и процветанию палестинского отечества.

С этой целью Комитет рекомендует:

a) Совету Безопасности следует составить график полного вывода израильских оккупационных сил из районов, оккупированных в 1967 году; такой вывод должен быть завершен не позднее 1 июня 1977 года;

b) Совету Безопасности, возможно, придется предоставить на временной основе силы по поддержанию мира для облегчения процесса вывода войск;

c) Совету Безопасности следует просить Израиль воздерживаться от создания новых поселений и в течение этого периода уйти из поселений, созданных на оккупированных территориях после 1967 года. Собственность арабов и все основное коммунальное хозяйство в этих районах должны оставаться нетронутыми;

d) следует также предложить Израилю неукоснительно соблюдать положения Женевской конвенции от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны и заявить ввиду предстоящего быстрого ухода его с этих территорий о том, что он признает применимость данной Конвенции;

e) освобожденные территории, вся собственность и хозяйство, которые должны оставаться нетронутыми, должны быть переданы Организации Объединенных Наций, которая в сотрудничестве с Лигой арабских государств впоследствии передаст эти освобожденные районы Организации освобождения Палестины как представителю палестинского народа;

f) Организации Объединенных Наций при необходимости следует оказать содействие установлению связи между Газой и Западным берегом;

g) как только будет создано независимое палестинское образование, Организация Объединенных Наций в сотрудничестве с непосредственно заинтересованными государствами и палестинским образованием и принимая во внимание резолюцию 3375 (XXX) Генеральной Ассамблеи должна принять дальнейшие меры для полного осуществления неотъемлемых прав палестинского народа, урегулирования нерешенных проблем и установления справедливого и прочного мира в этом районе в соответствии со всеми относящимися к данному вопросу резолюциями Организации Объединенных Наций;

h) Организация Объединенных Наций должна предоставить экономическую и техническую помощь, необходимую для консолидации палестинского образования.


Сноски

1. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, первая специальная сессия, пленарные заседания, General Series, документ А/286.

2. Там же, документы А/287-А/291.

3. Там же, Генеральный комитет, том II, 29-е заседание, стр. 16.

4. Там же, 31-е заседание, стр. 32-33.

5. Там же, Пленарные заседания, том I, 71-е заседание, стр. 32.

6. Там же, Генеральный комитет, том II, 32-е заседание, стр. 44.

7. Там же, Первый комитет, том III, 46-е заседание, стр. 4, документ А/С.1/145.

8. Там же, 50-е заседание, стр. 48, документ А/С.1/155.

9. Там же, Приложения, стр. 173, документ А/С.1/149.

10. Там же, Приложения, стр. 173, документ А/С.1/150.

11. Там же, Первый комитет, том III, 48-е заседание, стр. 40-41.

12. Там же, 52-е заседание, стр. 84-85.

13. Там же, 54-е заседание, стр. 117.

14. Там же, 56-е заседание, стр. 144.

15. Там же, 56-е заседание, стр. 144-145.

16. Там же, Пленарные заседания, том I, 77-е заседание, стр. 86-87.

17. Там же, 78-е заседание, стр. 92.

18. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, вторая сессия. Дополнение №11. документ А/364 (Доклад Специальной комиссии Организации Объединенных Наций по вопросам Палестины), том II, стр. 5.

19. Там же, том III, стр. 11, 16, 22.

20. Там же, стр. 71.

21. Там же, стр. 64.

22. Там же, стр. 94.

23. Там же, том IV, стр. 94.

24. Там же, том IV, стр. 45, 47, 63.

25. Там же, стр. 52.

26. Там же, том II, стр. 15 и 16.

27. Там же, стр. 44.

28. Там же, том I, стр. 31-32.

29. Там же, стр. 34-35.

30. Там же, стр. 44-46.

31. Там же, стр. 49-50.

32. Там же, стр. 60 и 65.

33. Там же, том I, стр. 6.

34. Там же, том II, стр. 14.

35. Там же, стр. 30.

36. Там же, стр. 23.

37. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, вторая сессия, Дополнение №11, документ А/364 (Доклад Специальной комиссии Организации Объединенных Наций по вопросам Палестины), том I, стр. 49-58.

38. Там же, стр. 61-65.

39. The New York Times, 2 September 1947, p. 1.

40. Palestine Post, 3 September 1947, p. 1.

41. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, вторая сессия. Специальный комитет по палестинскому вопросу, 2-е заседание, стр. 2.

42. Там же, 3-е заседание, стр. 4-7.

43. Там же, 4-е заседание, стр. 9-10.

44. Там же, 15-е заседание, стр. 56-57.

45. Там же, 11-е заседание, стр. 37-38.

46. Там же, 12-е заседание, стр. 41.

47. Там же, 18-е заседание, стр. 72-73.

48. Там же, 7-е заседание, стр. 22-23.

49. Там же, 19-е заседание, стр. 75.

50. Weizmann, Chaim, Trial and Error (New York, Harper and Bros, 1949) pp. 457-459.

51. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, вторая сессия, Специальный комитет по палестинскому вопросу, стр. 162-164

52. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, вторая сессия, Пленарные заседания, том II, 124-е заседание, стр. 291.

53. Там же, 124-е заседание, стр. 298-299.

54. Там же, 125-е заседание, стр. 304.

55. Там же, 124-е заседание, стр. 297.

56. Там же, 124-е заседание, стр. 299-301.

57. Там же, 125-е заседание, стр. 318.

58. Там же, 124-е заседание, стр. 292-293.

59. Там же, 125-е заседание, стр. 308.

60. Там же, 127-е заседание, стр. 338-339.

61. Там же, 126-е заседание, стр. 324, 328.

62. Там же, 128-е заседание, стр. 353.

63. Там же, 128-е заседание, стр. 353-354.

64. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, вторая сессия. Специальный комитет по палестинскому вопросу, том I, стр. 56.

65. Официальные отчеты Совета Безопасности, третий год, Специальное дополнение № 2, стр. 8.

66. Lorch, Nathaniel, The Edge of the Sword: Israel's War of Independence, 1947-1949 (New York, Putnam, 1961) p. 87.

67. Begin, Menachem, The Revolt (Los Angeles, Nash, 1972) p. 348.

68. Ben-Gurion David, Rebirth and Destiny of Israel (New York, The Philosophical Library, 1954) p. 419.

69. Herzl, Theodor, The Complete Diaries (N.Y. Herzl Press 1969), vol. 1, p. 88.

70. Weizmann, Trial and Error, p. 419.

71. Weitz, Joseph, Diary, cited in Hirst, David: The Gun and the Olive Branch (New York, Harcourt Brace Jovanovich, 1977), p. 142.

72. Joseph, Dov, The Faithful City (N.Y., Simon and Schuster, 1960), pp. 71-72.

73. Begin, op. cit., pp. 164-165.

74. Allon, Yigal, Ha Sepher Ha Palmach, cited in Hirst; op. cit., p. 130.

75. U.N. Conciliation Commission for Palestine: Report of the United Nations Economic Survey Mission, document A/AC.25/6, p. 142.

76. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, третья сессия, Дополнение № 11, документ А/648 (Доклад Посредника Организации Объединенных Наций в Палестине о достигнутых результатах), часть I, раздел 5, пункты 2 и 6, часть III, раздел I, пункт 1.

77. Weizmann, op. cit., pp. 472-476.

78. Moore, John Norton, The Arab-Israeli Conflict (Princeton University Press, 1974), vol. III, pp. 349-350.

79. Ben-Gurion, op. cit., p. 292.

80. Moore, op. cit., pp. 356-357.

81. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, третья сессия, Дополнение № 11, документ А/648 (Доклад Посредника Организации Объединенных Наций в Палестине о достигнутых результатах), часть I, раздел III, пункты 5 и 6.

82. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, третья сессия, Дополнение № 11, документ А/648 (Доклад Посредника Организации Объединенных Наций в Палестине о достигнутых результатах), часть I, раздел III, пункты 14 и 15.

83. Там же, раздел VIII, пункт 4.

84. Официальные отчеты Совета Безопасности, третий год, Дополнение за октябрь 1948 года, стр. 2-5, документ S/1018.

85. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, четвертая сессия, Дополнение № 2, стр. 102-105, документ А/945, Часть III.

86. Там же, Специальный комитет по политическим вопросам, Приложение, том II, стр. 6-9, документ А/927.

87. Резолюция 273 (III) Генеральной Ассамблеи от 11 мая 1949 года.

88. Badi, Joseph, Fundamental Laws of the State of Israel (New York, Twayne, 1961) p. 28.

89. The New York Times, 25 April 1950, p. 14.

90. Abu-Lughod, Janet, "The Demographic Transformation of Palestine", in Abu Lughod, Ibrahim: The Transformation of Palestine, Evanston, III, Northwestern University Press, 1971, p. 162.

91. Ibid., p. 163.


* В 1976 году в состав Комитета вошли Мали и Нигерия.



* Ряд делегаций сделали оговорки редакционного характера, касающиеся вооруженной борьбы. При голосовании в Третьем комитете за соответствующий пункт (пункт 2) было подано 82 голоса против 12 при 23 воздержавшихся. В Генеральной Ассамблее за резолюцию было подано 97 голосов против 5 при 28 воздержавшихся.


92. Резолюция 2535 В (XXIV) Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1969 года. Голосовали: 47— за, 22 — против, 47 — воздержались.

93. Резолюция 2672 С (XXV) Генеральной Ассамблеи от 8 декабря 1970 года. Голосовали: 47 — за, 22 — против, 50 — воздержались.

94. Резолюция 3070 (XXVIII) Генеральной Ассамблеи от 30 ноября 1973 года. Голосовали: 97 — за, 5 — против, 28 — воздержались.

95. Резолюция 3210 (XXIX)Генеральной Ассамблеи от 14 октября 1973 года.

96.Резолюция 3236 (XXIX)Генеральной Ассамблеи от 22 ноября 1974 года.

97. Резолюция 3237 (XXIX) Генеральной Ассамблеи от 22 ноября 1974 года. Голосовали: 95 — за, 17— против, 19 — воздержались.

98. Документ A/PV.2282, стр. 32-51.

99. Документ A/PV.2283, стр. 26-27.

100. Резолюция 2252 (ES-V) Генеральной Ассамблеи от 4 июля 1967 года. Голосовали: 116 — за, против нет, 2 — воздержались.

101. Резолюция 2443 (XXIII) Генеральной Ассамблеи от 19 декабря 1968 года. Голосовали: 60 — за, 22 — против, 30 — воздержались.

102. Резолюции Генеральной Ассамблеи: 32/91 С от 13 декабря 1977 года; голосовали: 98 — за, 2 — против, 32 — воздержались; 3240 А (XXIX) от 29 ноября 1974 года; голосовали: 95 — за, 4 — против, 31 — воздержались; 3225 А (XXX) от 15 декабря 1975 года; голосовали: 87 — за, 7 — против, 26 — воздержались; 31/106 С от 16 декабря 1976 года; голосовали: 100 — за, 5 — против, 30 — воздержались;

103. Резолюция 1 (XXXIII) Комиссии по правам человека от 15 февраля 1977 года. Голосовали: 23 — за, 3 — против, 6 — воздержались. Состав Комиссии в 1977 году: Австрия, Белорусская Советская Социалистическая Республика, Болгария, Верхняя Вольта, Федеративная Республика Германия, Египет, Индия, Иордания, Иран, Италия, Канада, Кипр, Коста-Рика, Куба, Лесото, Ливийская Арабская Джамахирия, Нигерия, Пакистан, Панама, Перу, Руанда, Сенегал, Сирийская Арабская Республика, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Соединенные Штаты Америки, Союз Советских Социалистических Республик, Турция, Уганда, Уругвай, Швеция, Эквадор, Югославия.

104. Резолюция 3375 (XXX) Генеральной Ассамблеи от 10 ноября 1975 года.

105. Резолюция 3376 (XXX) Генеральной Ассамблеи от 10 ноября 1975 года.

106. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, тридцать первая сессия, Дополнение № 35, документ А/31/35.

107. Там же, Пленарные заседания, том II, 66-е заседание, пункты 2, 4, 6, 13, 27, 33.

108. Документ S/PV.1924, стр. 26.

109. Официальные отчеты Совета Безопасности, тридцать первый год, Дополнение за апрель, май и июнь 1976 года. Документ S/12119, стр. 90.

110. Документ S/PV.1938, стр. 62.

111. Документ S/PV.2041, стр. 8-9.

112. Там же, стр. 11.

113. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, тридцать первая сессия, документ А/31/197, Приложение I, пункт 79, стр. 28.

114. Там же, тридцать вторая сессия, документ А/32/160, Приложение, стр. 2.

115. Там же, 7-е заседание, документ A/32/PV.7, стр. 22.

116. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, тридцать первая сессия, документ А/31/271, стр. 3.

117. Там же, Дополнение , документ A/31/1/Add.1, стр.5.