Принятый Омбудсменом метод анализа, оценки и использования информации

1. Анализ информации в связи с просьбами об исключении из перечня

 Омбудсмен выносит рекомендации Комитету Совета Безопасности по санкциям против ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды» относительно исключения из санкционного перечня в отношении ИГИЛ (ДАИЛ) и «Аль-Каиды» того или иного лица или организации или же их сохранения в этом перечне с учетом того, насколько Омбудсмен после оценки полученной информации убеждена в том, что на момент рассмотрения она обладает достаточной информацией, которая могла бы служить веским и убедительным основанием для включения в перечень[1].

1.1 Связь с ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каидой»

Для вынесения такой рекомендации необходимо выяснить, содержит ли собранная информация доказательства наличия соответствующих указанным критериям актов или деятельности, свидетельствующих о том, что лицо, группа, предприятие или организация связаны с ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каидой» и подлежат внесению в санкционный перечень в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды»[2].

Критерии для включения в перечень включают: а) участие в финансировании, планировании, содействии, подготовке или совершении актов или деятельности ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каиды», в связи с ними, под их именем, от их имени или в их поддержку[3]; b) поставку, продажу или передачу оружия и связанных с ним материальных средств ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каиде»; с) вербовку для ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каиды» или любой их ячейки, филиала, отколовшейся группы или ответвления или поддержку в иной форме их актов или деятельности[4].

1.2 Членство, участие в ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каиде»

Из принятой формулировки следует, что, хотя членство[5] или участие лица в организациях ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каида» повлечет за собой сохранение этого лица в перечне, такое членство или участие не требуется для того, чтобы лицо подпадало под критерий для включения в перечень Совета Безопасности. Кроме того, лица могут считаться «связанными» с ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каида», если они являются членами или агентами группы, предприятия или организации, включенных в перечень на основе их связи с ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каидой» независимо от того, занимается ли такая группа, предприятие или организация исключительно терроризмом.

Когда собранная информация полностью или частично подтверждает связь лица с включенной в перечень организацией, в ходе анализа такой информации необходимо уделять главное внимание действиям этого лица, а не только его связи. В качестве примера можно привести случай, когда связь лица ограничивалась лишь гуманитарной работой. Выводы относительно поведения, имеющего отношение к включению в перечень, могут быть сделаны в контексте связи.

1.3 Наличие преступного умысла необходимо для сохранения в перечне

Омбудсмену не требуется знать конкретное намерение лица, чтобы рекомендовать его сохранение в перечне в соответствии с режимом санкций против ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каида». Это объясняется превентивным характером санкционных мер, которые не подпадают под действие норм уголовного права, предусмотренных в национальном законодательстве. В то же время при принятии таких мер не учитывается непреднамеренная или случайная связь лица с ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каидой». В процессе рассмотрения совершенных лицом актов в поддержку ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды» или любой связанной с ними организации Омбудсмен вынесет рекомендацию о сохранении этого лица в перечне при наличии информации, которая показывает или из которой можно сделать вывод о том, что соответствующее лицо знало или должно было знать, что оно действительно занимается оказанием такой поддержки.

1.4 Действия лиц в качестве основы для сохранения организации в перечне

Действия лиц могут являться основой для вынесения рекомендации о сохранении организации в перечне или как минимум способствовать принятию такого решения. Выносимая Омбудсменом рекомендация будет зависеть от конкретных фактических обстоятельств, в том числе от характера действий лица, связи совершенных актов с ролью или должностью, которое лицо занимает в организации, возможного противоречия актов внутренним механизмам контроля в организации и уровня ответственности и старшинства лица в этой организации. Это сочетание факторов будет оцениваться для определения вовлеченности организации в силу действий, совершенных лицом.

1.5 Поддержка в иной форме актов или деятельности ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каиды» или любой ячейки, филиала, отколовшейся от них группы или их ответвления
 

1.5.1 Пропаганда

Ни в одном соответствующем положении резолюций Совета Безопасности ничего не говорится о том, что пропаганду какой-либо цели, аналогичной задачам ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каиды», при отсутствии какого-либо указания на ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каиду» или любую связанную с ними организацию, можно считать «поддержкой в иной форме» ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каиды» или любой связанной с ними организации.

1.5.2 Заявления

Заявления, сделанные в устной форме или распространенные в виде письменных материалов, могут служить основанием для вынесения рекомендации о сохранении в перечне той или иной позиции, поскольку согласно резолюциям Совета Безопасности такие заявления можно расценивать как оказание «поддержки в иной форме». Омбудсмен внимательно рассмотрит конкретные обстоятельства каждого дела с целью определить, отвечают ли эти заявления или материалы критериям, в силу которых их можно считать поддержкой в иной форме, оказываемой ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каиде» или любой связанной с ними организации. Будет иметь значение информация о том, выходят ли эти заявления за рамки выражения мнения или симпатии и представляют ли они собой подстрекательство, поощрение, призыв или побуждение к конкретной деятельности или вербовке в целях оказания поддержки ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каиде» или любой связанной с ними организации или в целях прославления (апологии) их действий. При анализе последнего обстоятельства необходимо учитывать конкретные формулировки устного/письменного заявления, а также установить, носило ли это заявление публичный характер, предназначалось ли оно для распространения и было ли оно направлено на подстрекательство к совершению каких-либо действий в поддержку операций «Аль-Каиды». В целях определения того, выходит ли конкретное заявление за вышеуказанные рамки, необходимо также учитывать выводы, которые можно извлечь из вышеупомянутых формулировок, и оказываемое заявлением общее воздействие.

Кроме того, учитываются такие факторы, как географический и политический контекст, в котором сделаны заявления; статус/роль лица, выступающего с заявлениями; а также степень влияния, которое он или она оказывает с учетом соответствующего контекста. При этом не менее важными факторами являются численность и тип аудитории, которую он или она может охватить, и вытекающие из этого потенциальные последствия. С достаточной долей точности необходимо установить наличие связи между заявлениями/материалами и ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каидой» или какой-либо иной связанной с ними организацией. Такая связь может быть установлена либо непосредственно из содержания, либо опосредованно из контекста.

1.5.3 Материальная поддержка

Факт оказания материальной поддержки включенному в перечень лицу или организации, независимо от ее последующего использования, может являться достаточным для того, чтобы считать ее «поддержкой в иной форме». Если материальная поддержка не оказывается заявителем непосредственно включенной в перечень организации, то она, тем не менее, может составлять «поддержку в иной форме», если существует информация, показывающая, что заявитель знал или должен был знать о том, что ее получателем является ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каида» или любое связанное с ними лицо или организация.

2. Анализ информации

При анализе собранной информации Омбудсмен применяет методологию, которая соответствует международному контексту и не предусматривается процедурными правилами ни одной отдельно взятой правовой системы. Кроме того, эта методология определяется превентивным характером санкционных мер и применимыми критериями и стандартом.

В частности, Омбудсмен проведет анализ всей полученной информации и изложит его результаты во всеобъемлющем докладе с учетом любых соответствующих ограничений, налагаемых требованиями конфиденциальности. Омбудсмен не занимается определением «допустимости» или «недопустимости» информации и в целом не применяет «правила доказывания», признанные некоторыми правовыми традициями, особенно общим правом. Вместо этого Омбудсмен оценивает информационные сообщения на предмет их актуальности, конкретности и достоверности. В некоторых случаях по результатам такой оценки Омбудсмен может принять решение отказаться от использования той или иной информации для целей анализа или основы вынесения рекомендации. Такое решение и соответствующие основания будут подробно доведены до сведения Комитета.

Актуальность, конкретность и достоверность информации, а также ее значимость будут определяться Омбудсменом в каждом конкретном случае. В каждом случае учитываемые индивидуальные факторы могут приобретать больший или меньший вес в зависимости от контекста и обстоятельств.

Значительная часть информации, получаемой Омбудсменом, состоит из представляемых государствами заявлений или резюме соответствующей информации, которой они обладают в отношении заявителя и его или ее деятельности. В отличие от уголовного процесса, в котором судья или судьи и/или стороны, как правило, тщательно исследуют доказательства[6], Омбудсмен не имеет такой возможности. Омбудсмен тщательно изучает информацию, полученную по отдельности и совместно (см. ниже), однако редко располагает сведениями о происхождении полученной информации и еще реже — об ее источнике. В тех случаях, когда соответствующая информация состоит из заявлений, сформулированных в весьма общей форме, не содержит подробностей, деталей или вспомогательных материалов или информации, она считается недостаточной для вынесения рекомендации о сохранении заявителя в перечне. Это условие особенно выполняется в том случае, когда заявитель оспаривает информацию и его или ее возражения подкрепляются достоверной информацией и разъяснениями.

В отличие от этого дополнительный вес может придаваться информации, содержащейся в ряде конкретных заявлений, в совокупности подкрепляющих друг друга. Вместе с тем при анализе дополняющих или подкрепляющих друг друга материалов, полученных из различных источников, Омбудсмен будет учитывать возможность того, что информация, полученная из этих якобы отдельных источников, на деле может проистекать из одного источника. В результате этого в тех случаях, когда соответствующая информация может казаться достоверной, Омбудсмен будет с осторожностью рассматривать вопрос о придании дополнительного веса подтверждающей информации, когда первоначальные источники не установлены, исходя из того, что такая информация может происходить из единого источника.

2.1 Оценка печатных материалов

Кроме того, особая осторожность необходима при оценке печатных статей и докладов, поскольку существует вероятность того, что эта информация может быть передана неточно. В большинстве случаев невозможно установить первоначальный источник информации и проверить его, что не позволяет установить его достоверность и, таким образом, проверить надежность таких сообщений. Те же принципы в разной степени касаются и других открытых источников информации, таких как книги и публикации. Таким образом, Омбудсмен будет учитывать все эти факторы и с осторожностью подходить к оценке конкретных публикаций и сообщений, имеющих отношение к соответствующему заявлению. Во многих случаях Омбудсмен может счесть необходимым обратиться к соответствующему журналисту или автору, чтобы навести дополнительные справки относительно достоверности конкретного сообщения. Омбудсмен уделяет особое внимание вопросу надежности и достоверности такой информации.

2.2. Утверждение о том, что информация была получена в результате применения пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения

Собранная Омбудсменом информация, имеющая отношение к конкретной позиции перечня Комитета по санкциям против ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды», может быть оспорена заявителем на том основании, что она была получена в результате применения пыток. Согласно соответствующим международным документам и обязанностям[7], Омбудсмен внимательно и тщательно рассмотрит любое такое утверждение. При этом Омбудсмен исходит из того, что информация, полученная в результате применения пыток, по сути, недостоверна. Аналогичный подход применяется Омбудсменом к информации, полученной в результате жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения. Полученная в результате совершения таких действий информация подвергается достаточно серьезному сомнению и считается ненадежной. Таким образом, подобное утверждение напрямую связано с принципом достоверности информации, который является одной из ключевых характеристик применяемого Омбудсменом стандарта.

Если такая поставленная под сомнение информация в конечном итоге используется в поддержку сохранения в перечне той или иной позиции, то Омбудсмен обратится с запросом к любому соответствующему государству, организации или лицу и попытается собрать как можно больше сведений относительно утверждения о том, что в ходе сбора этой информации применялись пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения.

Если Омбудсмен, опираясь на соответствующий стандарт, приходит к выводу о том[8], что информация была получена в результате применения пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, то такая информация не будет использоваться при проведении анализа и в силу этого не будет служить основанием для вынесения рекомендации. Подробная информация о такой оценке будет изложена во Всеобъемлющем докладе, представляемом на рассмотрение Комитету в связи с поступившим заявлением.

Кроме того, даже если с учетом соответствующего стандарта факт применения пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения не установлен, собранная информация все же может повлиять на степень значимости, которая будет придаваться подвергаемой сомнению информации. Опять же подробная информация о любой такой оценке будет изложена во Всеобъемлющем докладе.

2.3 Заявление о фальсификации информации

Заявление о том, что информация была фальсифицирована, например «подброшена» государством, должно подкрепляться соответствующими, достоверными и конкретными дополнительными материалами. В некоторых случаях, когда возникают опасения по поводу надежности той или иной информации, особое значение приобретает источник или другое указание на достоверность соответствующей информации.

3. Обобщение информации и выводы, в том числе неблагоприятные выводы

3.1 Совокупность обстоятельств и выводы

В каждом случае Омбудсмен изучает всю совокупность обстоятельств и логические выводы, которые можно сделать из полученной информации по завершении процесса ее сбора.

При отсутствии информации, непосредственно доказывающей в пределах, установленных соответствующим стандартом, совершение одного или более актов или деятельности, рассматриваемой в соответствии с критерием для включения в перечень, аргументы в пользу сохранения в перечне можно считать достаточными в том случае, когда собрана вся необходимая информация и сделаны соответствующие выводы. С учетом соответствующих стандартов, применяемых при рассмотрении просьб об исключении из перечня и содержащих менее жесткие требования по сравнению с теми, которые применяются при установлении вины в совершении преступного деяния, вывод, сделанный в этом контексте, должен быть разумно обоснованным, однако он не должен являться единственным разумным выводом[9].

Как указывалось выше, информация, полученная государствами, в некоторых случаях содержит общие сведения, которые по отдельности могут быть недостаточными для обоснования рекомендации о сохранении той или иной позиции в перечне. В таких случаях Омбудсмен также будет оценивать такую общую информацию в совокупности. Действительно, если объединить некоторые отдельные фрагменты информации, то это дает более широкую возможность для того, чтобы сделать выводы. Вместе с тем обобщение материалов, которые по отдельности являются недостаточно подробными и конкретными, редко позволяет считать такую информацию настолько качественной, чтобы она отвечала необходимому стандарту.

3.2 Отсутствие достоверности

Неблагоприятный вывод можно сделать из отсутствия достоверности ответов заявителя по поводу деятельности, в которой он участвовал. Если Омбудсмен приходит к выводу о том, что ответы заявителя на ключевые вопросы являются недостоверными или призваны скрыть его или ее участие, то нежелание признать совершенные в прошлом действия позволяет сделать вывод о продолжении участия в деятельности в поддержку ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каиды». Кроме того, конкретные случаи представления уклончивых или  обманчивых ответов в отношении информации, свидетельствующей о продолжении деятельности в поддержку ИГИЛ (ДАИШ) или «Аль-Каиды», повлияют на то, какой вес будет придан возражениям заявителя в этой связи.

4. Оценка прекращения связи

Оценка собранной информации, лежащей в основе выносимой Омбудсменом рекомендации Комитету, не заканчивается на выводе о том, что заявитель поддерживает связи с ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каидой» или связанными с ними организациями и лицами. Изменение обстоятельств и возможное прекращение связи имеет особое значение для рассмотрения вопроса о том, позволяет ли полученная информация с учетом соответствующего стандарта сделать вывод о необходимости сохранения заявителя в перечне на момент рассмотрения.

Ниже излагаются некоторые общие соображения и соответствующие факторы, лежащие в основе подхода к оценке прекращения связи с ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каидой» или любой связанной с ними организацией или лицами.

4.1 Общие соображения
 

4.1.1    Момент рассмотрения вопроса о возможном прекращении связи

В процессе рассмотрения заявления об исключении из перечня Омбудсмен учитывает наличие связи заявителя с ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каидой» или любой связанной с ними организацией. В этом контексте Омбудсмен рассматривает вопрос о возможном прекращении связи заявителя с соответствующей организацией за исключением тех случаев, когда этот вопрос не возникает, поскольку Омбудсмен располагает информацией о наличии недавней связи или продолжающейся связи. Омбудсмен выносит такие определения на индивидуальной основе на базе информации, рассмотренной в совокупности, и независимо от того, затрагивается ли этот вопрос заявителем специально.

На прекращение связи, как правило, ссылаются заявители, которые признают, что ранее они поддерживали связь с ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каидой» или любой связанной с ними организацией, но утверждают, что прекратили такую связь. Заявитель может выступить с таким утверждением в поддержку первоначальной просьбы об исключении из перечня или последующей просьбы об исключении из перечня[10]. Заявитель должен представить дополнительную информацию, чтобы Омбудсмен рассмотрел последующее заявление об исключении из перечня. Такая новая информация, безусловно, должна включать материалы, представляемые заявителем в поддержку его или ее утверждения о прекращении связи.

4.1.2    Степень участия в прошлом и настоящем и вероятность участия в     будущем

Тяжесть деяний, совершенных заявителем в прошлом, сама по себе не меняет порогового предела, установленного для целей определения прекращения или сохранения связи. Вместе с тем характер и масштабы первоначального деяния будут иметь значение для оценки прекращения связи, нынешнего и будущего поведения, в том числе в той мере, в какой они свидетельствуют о глубине участия в деятельности ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каиды» или любой связанной с ними организации или о приверженности им.

4.1.3    Отсутствие текущей информации

Омбудсмен может делать выводы о прекращении связи на основании того, что после вменяемой деятельности прошло определенное время, особенно в том случае, когда этот период времени не является минимальным. Вместе с тем отсутствие текущей информации относительно недавней деятельности заявителя само по себе не определяет целесообразности вынесения рекомендаций об исключении из перечня или сохранения в перечне. Может существовать множество факторов, подтверждающих видимое бездействие, в том числе обстоятельства, ограничивающие деятельность лица, или препятствия для сбора информации. В конечном итоге Омбудсмен будет учитывать отсутствие текущей информации во всех обстоятельствах на индивидуальной основе в целях определения, в частности, вероятности участия в текущей или будущей деятельности ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каиды» или связанных с ними организаций в случае снятия санкций.

Например, если заявитель находится или находился в тюрьме, то это может повлиять на его или ее возможность продолжения деятельности в поддержку действий в рассматриваемый период. Таким образом, внешние факторы, а также санкционные меры и прекращение связи могут объяснять отсутствие текущей информации о наличии связи. С учетом всех этих обстоятельств отсутствие текущей информации в случае нахождения заявителя под стражей само по себе может не являться одним из факторов, свидетельствующих в пользу исключения из перечня.

4.2 Какие факторы учитываются при оценке заявлений об отмежевании
 

4.2.1    Изменение мировоззрения, признание ответственности, проявление раскаяния, пересмотр взглядов и отказ от воинствующего экстремизма

Чтобы рекомендовать сохранение в перечне той или иной позиции, Омбудсмен не обязан доказывать, что заявитель намерен предоставлять поддержку ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каиде» или связанным с ними лицам и организациям. Вместе с тем вопрос о возможности изменения мировоззрения заявителя приобретает особую актуальность при определении того, действительно ли произошло отмежевание.

Анализируя вопрос о том, действительно ли произошло отмежевание, Омбудсмен принимает во внимание признание ответственности и проявление раскаяния, о которых может свидетельствовать целый ряд признаков и действий.

Один из существенных доводов в пользу исключения из перечня той или иной позиции может заключаться в том, что взгляд заявителя на ИГИЛ или «Аль-Каиду» претерпел изменения, которые носят подлинный и продолжительный характер. Когда просьба заявителя об исключении из перечня не удовлетворяется в силу рекомендации Омбудсмена, то подробная информация о причинах отказа, предоставляемая заявителю с согласия Комитета, в целом помогает заявителю осмыслить свое поведение. Неверное понимание или отрицание заявителем своей причастности обычно свидетельствует о том, что он или она еще не полностью признает свою ответственность за прежние связи. С другой стороны, когда заявитель берет на себя ответственность за совершенные в прошлом поступки, раскрывает мотивы своей поддержки ИГИЛ или «Аль-Каиды» и объясняет причины изменения своих взглядов, такое признание в принципе может быть неоспоримым признаком отказа от прежних связей. Прежде всего это касается ситуаций, когда в течение достаточно длительного периода времени отсутствует информация о поддержании прежних связей.

Кроме того, в отдельных случаях заявителю, возможно, имеет смысл доказать, что он или она придерживается пересмотренных позиций и отвергает воинствующий экстремизм. Если заявитель разделял и поддерживал цели ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каиды» и любой связанной с ними организации, то в случае отсутствия информации об изменении взглядов можно сделать вывод о том, что заявитель по‑прежнему поддерживает определенную организацию или группу. Например, при рассмотрении вопроса о том, действительно ли то или иное лицо больше не имеет связей с ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каидой» или любой связанной с ними организацией, Омбудсмен может обращать внимание на категоричные и последовательные заявления, высказываемые этим лицом против ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каиды» и аналогичных организаций или групп. Омбудсмен может также учитывать тот факт, что во исполнение пункта 7(b) приложения II к резолюции 2368 (2017) заявитель выражает готовность подписать декларацию, которая придает любому заявлению об отмежевании дополнительный вес.

4.2.2    Изменение поведения

Изменение мировоззрения, как правило, должно сопровождаться изменением поведения. Изменение поведения подразумевает, что заявитель своими поступками демонстрирует отказ от дальнейшего участия в совершении действий, вследствие которых его или ее имя было включено в перечень, и что он или она предпринимает шаги для изменения любого поведения, способного указывать на связь с ИГИЛ (ДАИШ), «Аль-Каидой» или любыми связанными с ними организациями или лицами.

Могут происходить ситуации, когда заявитель содержится под стражей и когда собранная информация свидетельствует об изменении поведения в период заключения (например, заявитель проявляет признаки отказа от радикальных взглядов, сотрудничает с государственными органами или предпринимает любые другие усилия, указывающие на изменение мировоззрения). Такие усилия, как правило, будут способствовать исключению из перечня имени заявителя. Однако в зависимости от конкретных обстоятельств той или иной ситуации могут возникать трудности при определении того, что послужило причиной изменения поведения — пересмотр мировоззрения заявителя или только ограниченность его возможностей оказывать поддержку соответствующим организациям, группам или лицам и сохранять с ними связь.

Чем меньше времени прошло между моментом включения того или иного лица в перечень и моментом рассмотрения Омбудсменом заявления об исключении из перечня, тем меньше значения обычно придается изменению поведения как одному из факторов в рамках процесса рассмотрения заявления. Прежде всего это касается ситуаций, когда с момента упомянутого заявителем изменения взглядов или поведения прошел относительно короткий срок, особенно если учесть продолжительность периода, в течение которого заявитель придерживался прежних моделей поведения, оказывал соответствующим субъектам поддержку или сохранял с ними связь.

4.2.3    Факторы, которые могут содействовать процессу отмежевания

Отмежевание не является одномоментным действием, а решение того или иного лица участвовать в таком процессе и разорвать связи с включенной в перечень той или иной организацией может мотивироваться различными факторами. В ряде случаев заявители нуждаются в консультативной поддержке. При этом значительным подспорьем для заявителей могут служить программы дерадикализации. Омбудсмен может также в значительной мере содействовать участию заявителей в процессе отмежевания. Не вызывает сомнения то, что заявители воспринимают Омбудсмена в качестве лица, наделенного определенными полномочиями. Используя эти полномочия и уникальную и привилегированную возможность доступа к заявителям на этапе проведения диалога, Омбудсмен может включать в свой анализ информацию, подтверждающую усилия заявителя по отмежеванию. В случае необходимости он/она может также консультировать заявителя о том, какие дальнейшие шаги необходимо предпринять для полного завершения этого процесса. Национальные органы власти и Омбудсмен могут вместе оказывать поддержку заявителям, участвующим в процессе отмежевания.

Такое консультирование особенно важно для заявителей, внесенных Комитетом в перечень в период после или во время судебного разбирательства и осуждения за совершение идентичных или аналогичных действий. В ряде таких случаев процесс отмежевания начинается в период, когда заявитель отбывает срок наказания. Выводы о том, что отмежевание действительно произошло, Омбудсмен может сделать на основании продолжительности периода, который прошел с момента осуществления вредоносной деятельности, особенно если этот период является длительным. Однако если заявитель находится в заключении, его или ее способность в течение этого периода продолжать свое участие в деятельности по поддержке соответствующих субъектов ограничена. В подобной ситуации Омбудсмен изучает конкретные признаки отмежевания заявителя во время заключения под стражей и — в случае его или ее освобождения — в последующий период. Различные признаки такого отмежевания могут наблюдаться у заявителя даже в период заключения под стражей. К числу этих признаков относятся следующие: искреннее участие в процессе дерадикализации, стремление избегать общения с радикально настроенными лицами и/или игнорировать их попытки установить контакт, а также признание ответственности за совершенные в прошлом поступки со стороны даже тех лиц, которые ее отрицали в ходе судебного разбирательства.

Всеобъемлющий доклад Омбудсмена может служить для подтверждения усилий заявителя по отмежеванию, а также содержать сведения о конкретных мерах, стимулирующих продолжение таких усилий, и/или рекомендации о том, как этого добиться. Важно, чтобы Комитет упоминал такие сведения при информировании заявителя о мотивах принятия решения об исключении его или ее имени из санкционного перечня или решения о его сохранении в этом перечне. Такие сведения могут быть также полезны для руководителей пенитенциарных учреждений и должностных лиц, осуществляющих надзор за условно осужденными и определяющих юридический статус некоторых заявителей.

4.2.4    Сохраняющиеся связи

Тот факт, что заявитель продолжает поддерживать связь с лицами или организациями, причастными к совершению действий, из-за которых заявитель был включен в перечень, как правило, будет вызывать обеспокоенность по поводу его дальнейшего участия в их будущей деятельности и будет использоваться в качестве довода против исключения из перечня. Однако в ряде случаев сделать любое негативное заключение на основании сохранения таких связей может быть не так просто. Это может происходить в тех ситуациях, когда связь существует безотносительно к поведению, которое служило основанием для включения в перечень (например, семейные связи), или когда данные лица или организации сами доказали факт отмежевания и были исключены из перечня.

 


   [1] Информация о методе и стандарте приводится в документе, с которым можно ознакомиться здесь. Как указывается в этом документе, критерий «достаточности» обеспечивает необходимую гибкость при оценке различных видов информации, полученной из разных источников, в плане ее количества, качества и существа. Критерий «разумности и убедительности» обеспечивает, чтобы обстоятельства давали в своей совокупности разумные основания для включения в перечень и являлись достаточно убедительными для принятия мер, предусмотренных санкциями. Эти факторы достаточности, разумности и убедительности могут также служить в качестве соответствующих контрольных показателей для как можно более полного анализа основополагающей информации и приводимых на ее основе аргументов в пользу включения в перечень.

   [2] См. критерии для включения в перечень в пункте 3 резолюции 2368 (2017). В резолюции 2253 (2015) Совет Безопасности подтвердил, что любые лица, группы, предприятия или организации, находящиеся в собственности или под контролем, прямо или косвенно, любых лиц, групп, предприятий или организаций, связанных с «Аль-Каидой» или ИГИЛ, включая те, которые фигурируют в санкционном перечне в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды» или иным образом поддерживающие их, подлежат включению в перечень (пункт 5).

   [3] Совет Безопасности подтвердил, что требования в отношении замораживания активов применяются к: а) финансовым и экономическим ресурсам любого рода, включая — но не ограничиваясь этим — и те, которые используются для предоставления услуг по размещению материалов в Интернете и связанных с этим услуг, используемым для оказания поддержки ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиде» и другим лицам, группам, предприятиям или организациям, включенным в санкционный перечень в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды»; b) средствам, финансовым активам или экономическим ресурсам, которые могут быть предоставлены, прямо или косвенно, указанным в перечне лицам или в интересах этих лиц в связи с их поездками, включая расходы по оплате транспорта и жилья (с соблюдением процедур применения изъятий); с) выплате выкупа лицам, группам, предприятиям или организациям, фигурирующим в санкционном перечне в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды», независимо от того, как и кем выплачивается выкуп (резолюция 2253 (2015), пункты 6–8). См. также документ, озаглавленный «Замораживание активов: разъяснение терминов» Document PDF, утвержден Комитетом по санкциям против «Аль-Каиды» 24 февраля 2015 года.

   [4] В резолюции 2161 (2014) Совет Безопасности отметил, что такие способы финансирования или поддержки включают — не ограничиваясь этим — использование доходов от преступной деятельности, в том числе от незаконного выращивания, производства и оборота наркотических средств и их прекурсоров.

   [5] Вопрос о членстве будет рассматриваться на индивидуальной основе. Например, принесение клятвы верности группе или лицу будет являться четким указанием на членство, однако не является обязательным условием.

   [6] В системе гражданского или общего права это делается путем опроса вызываемых в суд свидетелей и/или допроса/перекрестного допроса свидетелей в целях установления подлинности оспариваемых документов.

   [7] Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (10 декабря 1984 года, 1465 U.N.T.S.85); Международный пакт о гражданских и политических правах (16 декабря 1966 года, 999 U.N.T.S.171); Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (предвестник Конвенции против пыток) (резолюция 3452 (XXX) Генеральной Ассамблеи, 9 декабря 1975 года).

  [8] Омбудсмен считает, что этот стандарт должен соответствовать стандарту, который используется для рассмотрения всех заявлений об исключении из перечня. Таким образом, вопрос заключается в том, получена ли достаточная информация, в разумной и достоверной степени, подтверждающая применение пыток для получения соответствующей информации.

  [9] См., например, практику международных уголовных трибуналов, которые должны установить вину вне всяких обоснованных сомнений и в соответствии с которой выводы, сделанные из косвенных доказательств относительно наличия элемента преступления или соответствующей формы ответственности, должны быть единственными разумными выводами, которые можно сделать на основе доказательств. См. например, дело Международного уголовного трибунала по Руанде  (МУТР) № ICTR-99-46-A Обвинитель против Андре Трагерура, Эммануэля Багамбики и Самуэля Иманишинве, апелляционное решение от 7 июля 2015 года, пункты 304–306, и дело Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) № ICTY-IT-96-21-A Обвинитель против Зейнила Деллалича, Здравко Мутича, Хазима Делича и Эсадландзо, апелляционное решение от 20 февраля 2001 года, пункт 304.

[10] Последующая просьба представляет собой просьбу, с которой обращается заявитель, если в отношении него Комитет принял решение о сохранении в перечне после первого обзора и рекомендации Омбудсмена.