Добро пожаловать в ООН. Это ваш мир!

Программа просветительской деятельности
«Холокост и ООН»

Рабби Лео Бек и Институт имени Лео Бека —
реакция на преследования со стороны нацистов и память об изгнании и итогах Холокоста

Уильям Вейтцер, исполнительный директор Института имени Лео Бека (информация об авторе ниже)

В декабре 1945 года рабби Лео Бек, переживший два года заключения в концентрационном лагере Терезиенштадт (Терезин), заявил, что «история немецких евреев окончательно завершилась» после того, как более полумиллиона евреев, проживавших в Центральной Европе, были вынуждены спасаться бегством или закончили свои дни в нацистских концентрационных лагерях1. Однако несмотря на это резкое заключение, сделанное по итогам Холокоста, рабби не отрекся от истории немецких евреев. Лео Бек сыграл очень важную роль в основании Института имени Лео Бека, который на протяжении 60 лет хранит живую память об истории этого народа.

История немецких евреев не закончилась после завершения Второй мировой войны. Значительное число германоязычных евреев бежали из Европы до начала Второй мировой, и очень немногим представителям этого народа удалось остаться в живых после ужасов нацистских лагерей. Сегодня еврейские выходцы из германоязычных стран проживают по всему миру, причем наиболее многочисленные общины находятся в Соединенных Штатах Америки, Израиле, Соединенном Королевстве и Австралии. После 1945 года евреи и многие другие перемещенные лица столкнулись с преследованиями в странах Восточной Европы, которые в прошлом были для них родными, и были вынуждены уехать в Германию. После распада Советского Союза и еще одной масштабной волны эмиграции на Запад в Германию прибыли более 200 тыс. евреев, которые проживают там и по сей день. Большинство приехали из России в период после 1989 года.

Институт имени Лео Бека стремится не допустить, чтобы история многовековых достижений немецких евреев была предана забвению. Институт предоставляет площади и ресурсы для изучения и увековечения важнейшей истории ассимиляции, достижений, уничтожения и выживания этого народа и сохранения ее в памяти мировой общественности.

Знакомство с Институтом имени Лео Бека

Первые свидетельства того, что евреи проживали в Центральной Европе, были обнаружены на территории Кёльна и датируются периодом Римской империи (300 лет до н. э.). К концу эпохи Просвещения началась всё более масштабная интеграция евреев Центральной и Восточной Европы в общество, и в конечном итоге они получили возможность принимать участие в политической, экономической и интеллектуальной жизни стран. Этот рост численности евреев и их ассимиляция достигли своего пика в 1920-х и 1930-х гг. в Германии, Австрии, Чехословакии, Польше и странах Центральной и Восточной Европы, однако всё закончилось после того, как к власти в 1933 году пришла Национал-социалистическая партия. Более 200 тыс. германоязычных евреев погибли во время Холокоста. Более 250 тыс. беженцев и тех, кому удалось уцелеть, обрели новую родину в 97 странах по всему миру. Нацисты также стерли с лица Земли достижения шести поколений немецких евреев, — начиная с поколения Моисея Мендельсона, жившего в 1760-е годы, — уничтожив не только культуру евреев Центральной Европы, но и значительную часть культурных достижений Германии в целом.

В 1955 году, всего 10 лет спустя после окончания Второй мировой войны, группа эмигрантов-интеллектуалов, среди которых были Эрнст Симон, Роберт Уэлш, Мартин Бубер и Гершом Шолем, собралась в Иерусалиме в целях создания института, который занимался бы сохранением истории немецких евреев. Институт имени Лео Бека был создан в целях сохранения истории немецких евреев после того, как они были изгнаны из собственных стран, а те, кто остался на родине, стали жертвами убийств и чудовищных гонений; другой целью института является протоколирование немыслимых событий, которые произошли в истории евреев и Германии в целом. Рабби Лео Бек согласился занять пост первого президента института, а в Лондоне, Иерусалиме и Нью-Йорке были созданы независимые центры.

Сегодня архив Института имени Лео Бека насчитывает более 3 млн. документов, 80 тыс. книг, 25 тыс. фотографий и 8 тыс. произведений искусства и других предметов культуры. Эти коллекции содержат подробные документальные сведения о жизни и достижениях немецких евреев в эпоху современности. Огромное количество документов, принадлежавших отдельным лицам и целым семьям, позволяет почерпнуть массу сведений о повседневной жизни евреев в немецком обществе. На основании оригиналов этих материалов и публикаций, документирующих все аспекты жизни этого общества — от сельской глубинки до центра столицы, от розничной торговли до промышленности, от повседневного быта до высшего уровня политической власти и научных кругов — можно составить полное представление об опыте немецких евреев.

Рабби Лео Бек — лидер либерального сообщества евреев Германии

Жизнь и работа Лео Бека свидетельствуют о том, что он был типичным представителем культуры немецких евреев в плодотворный исторический период — с момента объединения Германии в 1871 году и до прихода к власти нацистов в 1933 году. Рабби Бек был выдающимся пропагандистом теологических идей, согласно которым иудейские традиции выражали собой универсальные ценности, что делало участие еврейского меньшинства в жизни гражданского общества Германии не только возможным, но даже необходимым. Он стал символом ассимиляции, которая одновременно предусматривала сохранение самобытности еврейского народа, а после 1933 года — лидером организованного противостояния евреев против гонений со стороны нацистов.

Бека яростно критиковали — и как лидера еврейского движения, и как теолога. Сторонники традиционализма были крайне недовольны его либеральными теологическими идеями и отношением к соблюдению религиозных ритуалов и культурной самобытности. После окончания войны ему были предъявлены значительно более серьезные обвинения, касающиеся его реакции на крах гражданского общества в Германии; наиболее известным его критиком стала Ханна Арендт, которая высказалась на эту тему во время освещения суда над Эйхманом в начале 1960-х гг. Впрочем, изображая Бека как слишком пассивного человека, который в лучшем случае наивно недооценивал опасность Аушвица, а в худшем был просто лицемером, Ханна Арендт забывает о том, что на протяжении десяти лет Бек отважно занимался информационно-пропагандистской работой, отказываясь от любых возможностей уехать из страны, и оставался в Германии для того, чтобы помогать своему народу.

Значительная часть исторических материалов, повествующих о жизни Лео Бека и ответной борьбе немецких евреев, сохранилась в архивах и библиотеке Института имени Лео Бека. Они свидетельствуют о том, что немецкие евреи действовали перед лицом угрозы на удивление решительно и рационально. Тем не менее их ответные усилия, равно как и усилия международного сообщества, оказались недостаточными и не смогли предотвратить беспрецедентных по своему масштабу разрушений. Однако вместо того, чтобы упрекать их в неспособности предсказывать будущее, имеет смысл анализировать решения и деятельность Лео Бека и членов его сообщества с учетом возможностей того времени.

Ранние годы и основные работы рабби Лео Бека

Лео Бек родился в городе Лисса (в настоящее время Лешно, Польша), который в то время был частью немецкой Познанской провинции, 23 мая 1873 года. Сын раввина, он посещал консервативную Еврейскую теологическую семинарию в Бреслау (в настоящее время Вроцлав, Польша), а затем переехал в Берлин, чтобы учиться в более либеральной Академии еврейских наук (LehranstaltfürdieWissenschaftdesJudentums). К 1897 году он уже получил свое первое назначение на должность раввина в Оппельне (в настоящее время Ополе, Польша).

Во время своей работы в Оппельне Бек в 1905 году опубликовал работу под названием «Сущность иудаизма» (DasWesendesJudentums), завоевав репутацию интеллектуала и современного теолога. В этой книге, ставшей ответом на работу Адольфа фон Гарнака «Сущность христианства» (DasWesendesChristentums), автор горячо отстаивает неизменную актуальность иудаизма. По мнению Гарнака, иудаизм представлял собой культ, в основе которого лежали устаревшие ритуалы и нормы. Бек утверждал, что сущность иудаизма есть точка пересечения рациональной этики и личного опыта прикосновения к божественному началу. Завет обращаться к писанию в поисках этических принципов, по его мнению, делал иудаизм развивающейся и неизменно современной традицией критической мысли.

В 1912 году Лео Бека пригласили в Берлин, где он одновременно выполнял обязанности раввина в большой синагоге на Фазаненштрассе и читал лекции в Университете исследований иудаизма (HochschulefürdieWissenschaftdesJudentums; переименован в 1922 году).

Служба в армии в период Первой мировой войны и антисемитизм

Во время Первой мировой войны Рабби Лео Бек стал служил в немецкой армии, занимая ведущую должность в Ассоциации военно-полевых раввинов. В отличие от военных капелланов христианских конфессий, служившие в армии раввины не получали жалованья. Множество немецких евреев отправились на войну, тем самым убедительно доказав свой патриотизм. Каждый пятый еврей в Германии (в общей сложности 100 тыс. человек) служил в немецкой армии, и 12 тыс. еврейских солдат погибли во время сражений. Несмотря на вклад немецких евреев, их патриотизм остался незамеченным. В 1916 году, когда немецкие военные искали козлов отпущения, на которых можно было бы свалить вину за поражение в войне, они провели перепись населения в надежде таким образом доказать, что евреи уклонялись от исполнения своего гражданского долга. Однако когда выяснилось, что евреи действительно сражались и отдавали жизнь за Германию, результаты этой переписи так и не были преданы гласности.

Многие евреи надеялись на то, что преданность родине и военные заслуги дадут им возможность укрепить свой статус в качестве полноценных членов немецкого общества, однако печальный опыт переписи среди евреев и антисемитские теории заговора, которые начали появляться после капитуляции Германии в 1918 году, привели к расколу и противоречивым настроениям в общине немецких евреев. Небольшие сионистские и социалистические лагеря склонялись к тому, что будущее за эмиграцией или революцией, тогда как группы ветеранов, например Ассоциация еврейских ветеранов войны (ReichsbundJüdischerFrontsoldaten), поддерживали немецкий национализм в надежде стать частью общества.

Лео Бек, как и большинство представителей еврейского общества, поддерживал прагматизм и просветительскую работу Ассоциации граждан Германии иудейского вероисповедания (CentralvereindeutscherBürgerjüdischenGlaubens), которая боролась с дискриминацией в судах и проводила информационную кампанию, призванную сформировать в сознании общества образ еврея как образцового гражданина, который вносит свой вклад в культурное богатство Германии. В 1918 году Бек вернулся в Берлин и поступил на работу в министерство культуры Пруссии в качестве эксперта по ивриту. В 1922 году Бек, который в тот момент занимал должность раввина и читал лекции ввысшей школе, также стал председателем Союза немецких раввинов (AllgemeinerDeutscherRabbinerverband). В 1924 году он был избран председателем немецкого подразделения «Бнай-брит».

Несмотря на серьезную и возрастающую угрозу безопасности евреев и на разногласия по поводу возможных путей ее урегулирования, еврейская община в период Веймарской республики процветала. За эти пятнадцать лет девять представителей Германии стали лауреатами Нобелевской премии, и пятеро из них были евреями. Преподаватели Еврейского университета разработали научный подход под названием «Критическая теория», который повлиял на научную мысль и дискурс целых поколений ученых. Альфред Дёблин изменил литературу, написав роман «Берлин, Александерплац», в котором изобразил столичный город в качестве одного из персонажей. Макс Рейнхардт вывел берлинский Немецкий театр на авансцену международной театральной жизни. Билли Уайлдер, Макс Офюльс и Эрнст Любич добились того, что кино стало главным художественным инструментом XX века. Магнус Хиршфельд представил научные методы изучения человеческой сексуальности и создал движение в пользу защиты прав гомосексуалистов. Евреи становились ведущими врачами, юристами и гражданскими служащими. Такие еврейские религиозные мыслители, как Лео Бек, Мартин Бубер и Франц Розенцвейг, придали новый импульс развитию религиозной жизни еврейского народа.

Приход к власти нацистов

После прихода к власти нацистов в 1933 году все эти врачи, юристы и госслужащие утратили свое положение в обществе. Еврейские и другие современные творческие работники были объявлены «вырожденцами», а еврейские предприниматели подверглись бойкоту и стали жертвами целых волн оскорбительной пропаганды. Многие верили в то, что эти ограничения носят временный характер и что плохое правительство рано или поздно сменится хорошим. В своем эссе, написанном в октябре 1933 года, Лео Бек скептически отозвался об основных принципах, определявших существование евреев в Германии. Он задался вопросом о том, действительно ли «евреи когда бы то ни было выступали в истории в качестве субъектов», а не «объектов действий других стран и групп людей»2. В течение последующих пяти лет гонения на евреев в Германии продолжали расти, и многие молодые люди предпочли эмигрировать. Тем не менее еврейское сообщество продолжило заниматься самоорганизацией при помощи таких групп, как Еврейская культурная лига (JüdischerKulturbund), которые давали молодым еврейским артистам выступать, поскольку выступления перед нееврейской публикой им не разрешались. Даже самые пессимистически настроенные представители еврейской общины не могли предположить, что дальнейшее «закручивание гаек» закончится геноцидом.

В 1933 году Лео Бек был избран президентом Национального представительства немецких евреев (ReichsvertretungderdeutschenJuden), которое являлось головной организацией, объединявшей группы немецких евреев и основанной в целях защиты немецкого еврейства от преследования нацистов. В 1935 году организация была вынуждена изменить свое название в соответствии с требованиями нацистов, которые утверждали, что «немецких евреев» не существует, а есть только «евреи в Германии». Она стала называться «Национальная организация евреев в Германии» (ReichsverbandderJudeninDeutschland). В качестве лидера организации Бек прилагал все усилия для смягчения дискриминации и поддержания морального духа немецких евреев. Несмотря на то, что он никогда не принадлежал к числу сионистов, Бек также помогал евреям эмигрировать в другие страны, включая Палестину. Он был не слишком рад необходимости выступать в качестве посредника для взаимодействия с нацистскими властями, но твердо верил в то, что его место — в Германии, и его долг заключается в том, чтобы отстаивать любые возможные меры, которые позволили бы защитить евреев. Несмотря на то, что у него были возможности эмигрировать, он предпочел остаться в Берлине. В марте 1938 года, после аннексии Германией Австрии 185 тыс. австрийских евреев, которым до этого момента удавалось избежать наиболее серьезных преследований, оказались в том же положении, что и их немецкие собратья. Проблема нацизма превратилась в общеевропейский кризис. Немецкие и австрийские евреи надеялись на то, что какое-то решение будет выработано на международном уровне.

В июле 1938 года президент Рузвельт выступил с инициативой о проведении Эвианской конференции, — заседании, в котором приняли участие 32 ведущих страны, — призванной урегулировать кризис и найти страны, которые могли бы предоставить убежище для немецких и австрийских евреев. Несмотря на вспыхнувшую было надежду, это мероприятие не увенчалось выработкой конкретных решений. Европейские страны очень сдержанно выразили свою готовность принимать у себя беженцев. Страны Латинской Америки предложили принять число людей, превышавшее установленные квоты. 1 августа 1938 года вышел очередной номер «Ауфбау» (журнал, который издавался еврейскими беженцами в Нью-Йорке на немецком языке), на первой странице которого журналисты выражали оптимизм и высоко отмечали тот факт, что это была первая конференция по проблеме беженцев, организованная правительствами стран, а не на уровне комитетов Лиги Наций. «Если сегодня мы смотрим в будущее с меньшим пессимизмом и даже с некоторой надеждой на положительные результаты, то это заслуга в первую очередь президента Рузвельта и госсекретаря Халла»3.

В начале октября, вскоре после аннексии Австрии, Германия вторглась в Чехословакию, чтобы сперва захватить приграничные районы (Судетскую область), а в следующем году оккупировать всю страну. В конце октября 1938 года Польша не позволила польским евреям-«апатридам», изгнанным из Германии, пересечь границу страны. 1 ноября 1938 года «Ауфбау» резко осудил международное сообщество за то, что ему не удалось пройти «величайшее испытание» и разрешить кризис, связанный с беженцами. «Демон Мюнхенского соглашения шагает по планете, — писали редакторы издания на первой полосе, — после того, как главы правительств так называемых демократических стран бросили отважных и цивилизованных людей в пасть ненасытных варваров со свастиками,… От Эвианской конференции остались лишь смутные воспоминания, и гордая улыбка исчезает с лиц американских евреев…»4. До Хрустальной ночи тогда оставалась всего неделя. Во время этой «ночи разбитых витрин» в Германии и на территориях, контролируемых нацистами, были сожжены синагоги, уничтожено имущество евреев, и многие погибли. Множество мужчин-евреев были отправлены в концентрационные лагеря или убиты. Итогом этих событий стала очередная масштабная волна эмиграции из Германии и стран, оккупированных нацистами. Однако еврейское сообщество не сдавалось. В августе 1939 года, незадолго до начала войны, Лео Бек обратился к беженцам из числа немецких евреев по всему миру в открытом письме, которое было опубликовано в «Ауфбау» под заголовком «Утешительные слова от д-ра Лео Бека». В письме он рассказал о тех трудностях, с которыми ему пришлось столкнуться во время работы в качестве представителя тех немецких евреев, которые всё еще оставались в Германии. «Кто-то должен делать эту работу. Мне радостно осознавать, что у еврейского народа имеются ресурсы, что у них есть энергия и ум… По одиночке наш народ часто склонен к гневу и депрессии, но все вместе они заслуживают глубокого уважения»5. После шести с половиной лет репрессий и стремительно ухудшающегося положения евреев Германии, Лео Бек продолжал надеяться, насколько было сил.

Вторая мировая война

1 сентября 1939 года нацистская армия вторглась в Польшу и развязала Вторую мировую войну. 1 октября 1939 года «Ауфбау» опубликовал передовицу под заголовком «Шма Исраэль! Под градом бомб. Как истребляют евреев Польши», сообщавшую о массовых убийствах и бомбардировках синагог и еврейских школ6, о которых мир узнал из «множества новостных сообщений, сопровождавшихся немыслимыми подробностями и рассказами о невероятных зверствах». Несмотря на очевидное нарастание жестокости нацистов начиная с 1933 года и в последующие годы, сообщения о захвате Польши и начале массовых убийств превзошли все самые худшие опасения и с трудом поддавались осознанию. Лео Бек и его помощник Отто Хирш, являвшиеся руководителями Reichsverband, начали принимать меры. Они возглавили группу высококвалифицированных специалистов (некоторые из них впоследствии вошли в число основателей Института Лео Бека), которая занималась помощью в вопросах эмиграции и пыталась ослабить гонения на фоне ухудшающейся обстановки.

Лео Бек отказался покидать Германию и свою общину даже после того, как в ноябре 1938 года еврейские предприятия и синагоги (включая его собственный приход на Фазаненштрассе) были сожжены и разграблены. Ему приписывают слова о том, что он покинет Германию только в том случае, если будет последним оставшимся евреем в этой стране. Он сохранил формальное звание президента Reichsverbandпосле того, как это объединение было передано под контроль нацистов. После того как в 1943 году организация была официально расформирована, Лео Бека, которому на тот момент было 70 лет, отправили в концентрационный лагерь Терезиенштадт (Терезин) вместе с членами его семьи.

Во время своего пребывания в Терезиенштадте Лео Бек продолжал преподавать, читая лекции по философии и религии. Он отказался принимать участие в управлении лагерем в качестве члена совета старейшин и вместе этого был вынужден заниматься тяжелым трудом. Он также приступил к работе над рукописью, которая впоследствии получила название «Этот народ Израиля: смысл существования евреев»7 (DiesesVolkJüdischeExistenz) и представляла собой толкование истории еврейского народа. Лагерь был освобожден в мае 1945 года Красной Армией. Рабби Лео Бек выжил, но четыре его сестры погибли в Терезиенштадте.

Сохранение памяти о прошлом после Холокоста

После освобождения из лагеря Лео Бек отправился в Англию, где жила его дочь Руфь. Он получил множество наград и почестей за работу в условиях нацистского режима и провел большую часть оставшихся лет жизни, путешествуя, читая лекции, составляя материалы и помогая в основании ряда организаций помощи европейским евреям.

Учреждение Института имени Лео Бека в 1950-х годах едва ли было связано со стремлением еврейского народа с ностальгией вспомнить о днях сосуществования немцев и евреев. Мало кому хотелось вновь возродить в памяти мучительные воспоминания о Холокосте, и еще меньше было тех, кто был готов вспоминать о событиях, которые некоторые считают неудачным экспериментом по ассимиляции немецких евреев. Экономическое чудо Федеративной Республики Германия было в полном разгаре, вновь созданное государство Израиль стало местом объединения для еврейской диаспоры, а Соединенные Штаты Америки находились в состоянии нового и пугающего конфликта с Советским Союзом. Однако основатели Института имени Лео Бека продемонстрировали смелость и прозорливость, отважившись оглянуться назад в тот период, когда большинству хотелось смотреть лишь вперед. Для этих ветеранов борьбы за спасение общины немецких евреев речь шла о дорогих их сердцу культуре, ценностях и традициях, из которых преследуемый народ черпал ресурсы для самоорганизации и борьбы против страшнейшего из зол.

 Сноски

  1. Aufbau, vol. 11, nr. 51, Dec. 21, 1945, p.1.
  2. Der Morgen, October 1933, p.237.
  3. Aufbau, vol. 4, nr. 9, August 1, 1938, p.1.
  4. Aufbau, vol. 4, nr. 12, November 1, 1938, p.1.
  5. Aufbau, vol. 5, nr. 15, August 15, 1939, p. 11.
  6. Aufbau, vol. 5, nr. 18, October 1, 1939, p. 1.
  7. Leo Baeck, Dieses Volk: jüdische Existenz. Frankfurt a.M.: Europäische Verlagsanstalt, 1955.

Биография
Доктор философских наук Уильям Вейтцер — исполнительный директор Института имени Лео Бека (ИЛБ). Основанный в 1955 году ИЛБ создал исследовательский архив мирового уровня и библиотеку, ставшую важнейшим хранилищем первичных источников по истории евреев в Центральной Европе на протяжении более пяти столетий. После защиты докторской диссертации в области психологии влияния факторов окружающей среды на человека занимался административной и консультативной деятельностью в различных сферах, включая стратегическое планирование, развитие, институциональные исследования и экспертизу. Обладает более чем тридцатилетним опытом управленческой работы в вузах, включая научную деятельность, работу со студентами, планирование бюджета и финансирование, сбор средств, связь с гражданскими организациями и населением, а также институциональные исследования и экспертизу. Занимал посты в трех высших учебных заведениях: заместителя ректора по работе со студентами в Массачусетском университете в Амхерсте, старшего ассоциированного проректора и декана отделения непрерывного образования в Уэслианском университете и исполнительного вице-президента в Фэрфилдском университете.

Вопросы для обсуждения
1.         В чем заключается цель Института имени Лео Бека? Какие материалы хранятся в его архивах?
2.         Почему важно иметь представление о том, как выглядела повседневная жизнь немецких евреев в эпоху современности? В чем заключались достижения евреев в период Веймарской республики?
3.         Согласно г-ну Вейтцеру, Лео Бек был сторонником полноценного участия евреев в жизни немецкого гражданского общества. Почему подобный выбор мог быть для него непростым?
4.         Как, по вашему мнению, опыт, полученный Лео Беком за время Первой мировой войны, повлиял на тот выбор, который он делал позже в своей жизни? Чем занимался Лео Бек в период прихода к власти нацистов?
5.         Чему нас может научить опыт Лео Бека?