Судан (Дарфур)

Приводимая ниже информация основывается на докладе Генерального секретаря Совету Безопасности (S/2014/181), опубликованном 13 март 2014 года.

 

В 2013 году в контексте постоянного и повсеместного отсутствия безо-
пасности, увеличилось число сообщений о случаях сексуального насилия в ус-
ловиях конфликта в Дарфуре. Доступ ЮНАМИД к районам, где продолжались
военные операции, оставался весьма ограниченным, частично из-за проблем с
безопасностью, а также из-за ограничений, введенных государственными чи-
новниками. Поэтому есть основание полагать, что 149 подтвержденных в от-
четный период случаев далеко не полностью отражают ситуацию с сексуаль-
ным насилием в условиях конфликта. Особенно уязвимы в этом плане женщи-
ны и девочки из числа внутренне перемещенных лиц, и большинство постра-
давших лиц были жителями лагерей для внутренне перемещенных лиц, кото-
рые подвергались нападениям либо за пределами лагерей, когда они занима-
лись обычной жизненно необходимой деятельностью, либо на территории са-
мих лагерей. Наличие большого количества огнестрельного оружия в таких ла-
герях и поселениях, а также в городах и деревнях, и явный рост бандитизма
лишь усугубляют ситуацию. Женщины и девочки особенно уязвимы в сельско-
хозяйственный сезон и в период уборки урожая (с июня по ноябрь), а также в
условиях столкновений, которые происходят между кочевниками и сельскохо-
зяйственными общинами из-за земель.  
 

 
Сексуальное насилие отмечалось также в контексте вооруженных столк-
новений, особенно после вооруженных операций, когда пострадавшие были
изолированы от своих общин и находились в процессе переселения. Примера-
ми этого могут служить преступления, совершенные в контексте межплемен-
ных столкновений, связанных с добычей золота в Джебель-Амире, Северный
Дарфур; преступления, совершенные членами Суданских вооруженных сил и
связанных с ними вооруженных формирований в Южном и Восточном Дарфу-
ре; и преступления, совершенные после столкновений между Суданскими воо-
руженными силами и Освободительной армией Судана/группировкой Минни
Минави в Восточном Дарфуре. К числу лиц, предположительно виновных в
сексуальном насилии, относятся неизвестные вооруженные лица из числа
арабских кочевников, вооруженные лица в военной форме и сотрудники госу-
дарственных органов безопасности, а также внутренне перемещенные лица. В
20 процентах случаев жертвы насилия указывали на членов сил, находящихся в
ведении правительства Судана, особенно на членов Суданских вооруженных
сил, национальных служб безопасности и разведки, государственных полицей-
ских сил и связанных с ними структур (Центральная резервная полиция, раз-
ведка Пограничной охраны и Народные силы обороны). В числе виновных на-
зывали также одного члена Движения за освобождение и справедливость. Чле-
ны связанных с правительством вооруженных формирований также обвиня-
лись в совершении таких преступлений; однако следует отметить, что такие
силы часто действуют без какого-либо непосредственного контроля со стороны
правительства.

 
Лицам, которые подверглись насилию, трудно определить принадлеж-
ность виновных ввиду большого числа различных вооруженных и неграждан-
ских сил в Дарфуре. Даже когда принадлежность виновных можно установить,
судебное преследование в рамках официальной системы правосудия осуществ-
ляется очень медленно. В то же время следует отметить, что правительство
сейчас в рамках судебного процесса расследует обвинения, предъявленные ря-
ду военнослужащих его вооруженных сил. Ограничения на доступ, введенные
в отношении всех субъектов Организации Объединенных Наций, также серьез-
но ограничивают оказание помощи потерпевшим. Боясь стигматизации и пре-
следований, лица, подвергшиеся изнасилованию, не всегда обращаясь за меди-
цинской помощью, указывают сексуальное насилие в качестве одного из аспек-
тов преступления, что является одним из требований доказательности для воз-
буждения судебного преследования. Поэтому есть опасения, что существую-
щий порядок уведомления о сексуальном насилии, особенно использование
документа, известного как «форма-8», скорее препятствует оказанию медицин-
ской помощи жертвам сексуального насилия, нежели способствует их рассле-
дованию. Кроме того, жертвы изнасилования часто рискуют быть обвиненны-
ми в прелюбодеянии (зинна); прелюбодеяние упоминается также в определе-
нии изнасилования, содержащемся в статье 149 Закона об уголовном кодексе
1991 года. В указанном законе нет положений, касающихся ответственности
командного состава. В течение 2013 года ЮНАМИД получила ряд сообщений
о беременности, наступившей в результате изнасилований. Женщины, ставшие
жертвой изнасилования, сообщали, что их подвергали дополнительным пре-
следованиям: некоторых из них обвинили в незаконной беременности, одну
женщину обвинили в убийстве ребенка. Защита женщин с детьми, родившими-
ся в результате изнасилования, а также обеспечение благополучия таких детей
являются одной из важнейших проблем. 
 

Организация Объединенных Наций продолжала свою информационно-
разъяснительную деятельность, а также деятельность, связанную с учебной
подготовкой и укреплением потенциала. Эти мероприятия предназначались для
членов вооруженных сил, работников правоприменительных органов, сотруд-
ников судебной системы и государственных чиновников. Помимо усилий по
оказанию поддержки официальным мерам по обеспечению защиты, продолжа-
лось создание общинных механизмов защиты; например, при поддержке поли-
ции Организации Объединенных Наций организовывалось перемещение жен-
щин в составе больших групп для проведения сельскохозяйственных работ,
сбора топлива, доставки воды или заготовления травы, а также ежедневное
патрулирование с целью обеспечения безопасности и проведение совещаний
по вопросам безопасности в лагерях для внутренне перемещенных лиц. В те-
чение 2013 года полицейские ЮНАМИД продолжали также проводить учеб-
ную подготовку общинных добровольных стражей порядка по вопросам обра-
щения с лицами, пережившими сексуальное насилие, особенно с жертвами из-
насилования, по методам проведения собеседования с потерпевшими и по на-
правлению их в различные инстанции для оказания им помощи. Полицейские
сети, которые были созданы для оказания помощи суданским женщинам, также
продолжали служить для женщин из числа внутренне перемещенных лиц
платформой для выражения своих опасений относительно безопасности и об-
ращаться к властям с просьбами о принятии необходимых мер. Аналогичным
образом сети по защите женщин, которые были созданы в лагерях для внут-
ренне перемещенных лиц в Северном Дарфуре, продолжали выявлять актуаль-
ные для женщин вопросы защиты, которые затем учитывались в стратегиях
предупреждения случаев сексуального насилия или реагирования на них, раз-
рабатываемых различными субъектами, в том числе правительством штата Се-
верный Дарфур, Организацией Объединенных Наций и неправительственными
организациями, занимающимися вопросами защиты.
 
 Рекомендация
Я настоятельно призываю правительство Судана способствовать доступу
Организации Объединенных Наций и ее партнеров в районы, затронутые кон-
фликтом, с тем чтобы они могли предоставлять необходимые услуги и осуще-
ствлять наблюдение. Я также призываю правительство реформировать нацио-
нальное законодательство в том, что касается преступлений, связанных с сек-
суальным насилием, и пересмотреть порядок уведомления о таких преступле-
ниях. Я призываю правительство сотрудничать с моим Специальным предста-
вителем по вопросу о сексуальном насилии в условиях конфликта с целью раз-
работки рамочной программы со